В суде прокомментировали возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

Интрига будет сохраняться еще несколько часов – судья удалилась в совещательную комнату

11.09.2019 в 11:19, просмотров: 4355

Скандальное дело «Седьмой студии» о хищении бюджетных средств, выделенных на театральный проект «Платформа», фактически развалилось. 11 сентября заседание в Мещанском суде больше напоминало кошмарный сон гособвинителя: судья сама поставила на обсуждение вопрос о возврате дела в прокуратуру.

В суде прокомментировали возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

Главной интригой этого судебного заседания оказалась экспертиза, результаты которой в прошлый раз озвучил суд. Напомним, эксперты пришли к выводу, что проект «Платформа» реально стоил 260,7 миллиона рублей. С налогами — около 300 миллионов. А Минкульт выделил «Седьмой студии» 216,5 миллиона. То есть вроде как и не воровали фигуранты дела вовсе, а даже сэкономили государству порядка 80 миллионов рублей.

Теперь же главный вопрос: станет ли суд допрашивать эксперта, чтобы получить дополнительные пояснения? Ведь окончательную ясность в дело экспертиза внести не смогла: из-за путаницы в бухгалтерских и финансовых документах точную сумму расходов студии на создание «Платформы» установить так и не удалось. А значит, и непонятно, что дальше будет с делом. Пока ясно одно: оно трещит по швам.

Но никого допрашивать судья Ирина Аккуратова не захотела и сразу после старта заседания поставила вопрос о возврате дела прокурору. Минкульт оказался на удивление равнодушным и оставил решение на усмотрение суда. Защита, что вполне ожидаемо, двумя руками «за».

— Еще на предварительном судебном заседании я ранее заявлял ходатайство о возвращении дела прокурору, так как в деле есть нарушения, которые нельзя устранить в суде, — отметил адвокат гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина Юрий Лысенко. — Одно из этих нарушений: обвинительное заключение не конкретизировано, в нем нет доказательств обналичивания денежных средств. Следствие ошибочно сделало вывод о том, что деньги были похищены. Следствие ограничилось лишь тем, что пыталось установить размер обналичивания денежных средств.

Как пояснил Юрий Лысенко, неустранимыми являются нарушения, которые нельзя исправить в ходе рассмотрения дела в суде. В данном случае речь идет о том, что следствие просто не собрало необходимых доказательств вины подсудимых. Есть большая вероятность, что если дело будет возвращено в прокуратуру, оно оттуда просто не вернется и будет в итоге прекращено.

Защитник Серебренникова Дмитрий Харитонов и вовсе посоветовал гособвинителю отказаться от обвинения и не тратить время ни режиссера и его коллег, ни суда. А если уж и тратить судодни и доводить дело до конца, то только на оправдательный приговор.

— Я не специалист в процессуальных делах, но я чувствую, что здесь сейчас что-то должно произойти. Если вы сейчас сочтете правильным вернуть дело в прокуратуру, я полностью этим согласна, — обратилась к суду директор РАМТ Софья Апфельбаум.

Кирилл Серебренников воспринял такой вариант развития событий с покорностью закоренелого фаталиста:

— Я полностью полагаюсь на ваши знания и квалификацию. Если вы видите такой выход — значит, так. Мы все говорили как есть, мы все показывали. Но стало понятно, что они театрально шьют дело, потирая руки и говоря «да, такого еще не было». К счастью, вы сами увидели, что это дело развалилось.

— Ближе к вопросу о возврате дела прокурору, пожалуйста! — направила в нужное русло режиссера судья.

— Как надо, так и делайте, — заключил Серебренников.

Судья так и сделала. Ближе к вечеру Ирина Аккуратова освободила обвиняемых от подписки о невыезде и вернула в дело в прокуратуру.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

— Основания для возвращения материалов дела в прокуратуру перечислены в 237-й статье УПК, — пояснил «МК» адвокат Дмитрий Джулай. — Суд может вернуть дело прокурору при наличии препятствий к его дальнейшему рассмотрению. Эти препятствия могут быть как устранимыми, так и нет. Например, если следователь неправильно указал в обвинительном заключении имя или фамилию подсудимого, не вручил ему копию заключения либо не разъяснил ему права, эти ошибки могут быть исправлены, и дело вновь будет направлено в суд.

Если же дело возвращается прокурору из-за серьезных нарушений и отсутствия доказательств вины, перспективы совсем иные. Такой возврат по сути является намеком от судьи следователю, что больше это дело суд рассматривать не хочет. У нас в стране 0,2% оправдательных приговоров, поэтому возвращение дела прокурору — это возможность прекратить дело без вынесения оправдательного приговора. Прекратить дело «Седьмой студии» самостоятельно судья Ирина Аккуратова не может. Для этого тоже нужны железобетонные основания, прописанные в УПК. А их, к сожалению, нет. Вот если бы прокурор в судебном заседании отказался от обвинения или статья «Мошенничество», по которой судят Кирилла Серебренникова и его коллег, вдруг была бы декриминализирована — тогда судья могла бы закрыть дело прямо в зале, под объективами телекамер.

Есть и более печальный вариант: дело подлежит прекращению в случае смерти кого-то из фигурантов. Но они, слава богу, живы. Ну и сроки давности привлечения к уголовной ответственности, которые также являются основанием для прекращения дела в суде, тоже пока не вышли.

Читайте также: «Дело развалилось»: Кирилл Серебренников прокомментировал возможный возврат материалов в прокуратуру