Конкурс Юрия Григоровича в Сочи побил рекорд по количеству золотых медалей

«Молодой балет мира» подвел итоги балетного соревнования

13.10.2019 в 14:19, просмотров: 4245

Кипящие пеной и бурлящие волны, на фоне которых в прыжке летит пара танцовщиков, — такова эмблема Международного конкурса Юрия Григоровиса «Молодой балет мира», уже в седьмой раз прошедшего в Сочи. На этот престижнейший конкурс прислали свои заявки около 100 конкурсантов из 18 стран, а в результате отбора в нем приняло участие 52 исполнителя из 14 стран — таких, как США, Япония, Великобритания, Италия, Финляндия, Германия, Сербия, Киргизия, Армения, Украина и др. Итог: 8 золотых, 3 серебряных, 6 бронзовых медалей по младшей и старшей группе.

Конкурс Юрия Григоровича в Сочи побил рекорд по количеству золотых медалей
Елено Свинко (золото) и Марчелло Пелиццони (бронза) выступают на конкурсе в па-де-де из балета "Дон Кихот". Фото Ю. Барыкин.

Борьба была на конкурсе ожесточенная и захватывающая. Из 52 исполнителей до третьего тура дошло 10 исполнителей по младшей и 12 — по старшей группе, при этом многие сильнейшие участники и претенденты на победу в финал не попали: у кого-то просто сдали нервы, что выразилось в падениях и сорванных поддержках, кто-то недобрал нужного количества баллов.

Если среди женщин результаты были более или менее очевидны с первого тура («золото» в этой группе завоевала техничная Елена Свинко из Красноярска, «серебро» — утонченная и изысканная Александра Криса из Московского Кремлевского балета, а бронзу Алиса Алексеева из Башкортостана), то упорнейшая борьба развернулась у мужчин в старшей группе еще на втором туре. Конкуренция здесь была жесточайшая, танцовщики высококлассные и примерно равные по своему мастерству, а количество мест ограничено: по условиям конкурса в третий тур могло пройти только 5 человек. Жюри пошло на беспрецедентное решение: количество мест было увеличено за счет Гран-при (которое в результате не присвоили) и еще одного дополнительного места — и все равно в финал прошли не все, кто этого был достоин: так за бортом остался прекрасный белокурый финн Расмус Ахлгрен и обаятельный танцовщик из Владивостока, артист Приморской сцены Мариинского театра Аслан Алиев, представлявший Кыргызстан. Жалко было не увидеть в числе финалистов и уфимских артистов Айрата Масегутова и Салавата Булатова.

Проблемы в мужской группе были известные и присущие любому конкурсу: излишнее трюкачество. В танце юношам подчас не хватало чистоты, связок и подходов к движениям. С этой точки зрения значительно лучше дела обстояли в младшей группе, где ученики старались продемонстрировать то, чему обучили их педагоги: соблюдали позиции, тянули стопу, в танце были аккуратны и прилежны.

Серебряный призер Сочи Размик Марукян. Фото Ю. Барыкин.

Места в младшей группе распределись следующим образом: золото досталось сразу трем девочкам — Арине Денисовой и Еве Сергиенковой из московской академии (ученицы ректора МГАХ и председателя жюри конкурса Марины Леоновой), а также Джулианне Драйсиг из Германии, ученице балетной школы из города Майнца. Двое золотых лауреатов в младшей группе и у мальчиков: итальянец Габриэле Форначиари из Русского балетного колледжа в Генуе и перспективный ученик II курса Пермского хореографического училища Вячеслав Спильчевский (педагог Владимир Толстухин). Партнерша Спильчевского Вероника Некрасова удостоилась бронзовой медали и третьего места. И вообще пара смотрелась на редкость гармонично. Третье место ученица из Перми поделила с артисткой Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Елизаветой Егоровой. «Серебро» и у мальчиков, и у девочек в младшей группе не присуждали.

Что касается мужской старшей группы, то до конца все здесь было так же непредсказуемо, как и во втором туре. Хотя всех тех, кто впоследствии станет призерами, можно было отметить сразу.

Энергия и отличная техника — отличительная особенность Размика Марукяна из Армении. Он стал серебряным призером. Размик покорил Москву еще год назад, когда участвовал в гастролях Национального Академического театра оперы и балета им. А.Спендиаряна. За артистом, поставленным тогда на партию «злодея» Гико, было интересно наблюдать каждую минуту: легкий и стремительный прыжок, потрясающе раскрывающиеся в нем ноги, изящные стопы, вьющаяся шевелюра волос. Теперь шевелюры у Размика нет, потому что он проходит в Армении солдатскую службу, так что к конкурсу он готовился прямо в казарме.

— Меня отпускали в театр, дали такую возможность. От девяти и до пяти, — поправляет меня Размик. — А потом я возвращался в казармы. Репетировал с педагогом Арманом Балманукяном. Было сложно, конечно.

Так что «серебро» Размиком выстрадано тяжким трудом, хотя в танце он был легок и свободен, так же, как и разделивший с ним второе место англичанин Алессандро Каггеджы. На конкурсе Алессандро получил еще и диплом за «Лучшую современную хореографию» и многим запомнился своим поставленным на музыку Ференца Листа номером «Франц», героем которого знаменитый композитор, собственно, и стал. Окончив московскую академию, Алессандро Каггеджы стал солистом Татарского театра оперы и балета в Казани.

Золотые лауреаты конкурса "Молодой балет мира" Юрий Выборнов и Никита Ксенофонтов. Фото Ю. Барыкин.

Это характерная тенденция: многие иностранцы, закончившие наши хореографические учебные заведения, стремятся остаться в России. Так поступил и обаятельный и харизматичный итальянец Марчелло Пелиццони, своим обаянием чем-то отдаленно напоминающий кумира всех итальянцев, балетную мегазвезду Роберто Болле. Марчелло тоже закончил московскую академию, но буквально накануне выпуска он получил травму, так что на выпускном концерте не выступал и в Москве не остался. Руководитель Красноярского театра Сергей Бобров увидел его в Варне и переманил парня к себе, предложив ему сразу стать фактически премьером труппы, и теперь Марчелло танцует в Красноярске принцев в балетах «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Золушка», «Раймонда». На конкурсе со своей партнершей — золотой лауреаткой по старшей группе Еленой Свинко — они демонстрировали «химию» в дуэте и блестяще выступили во всех трех турах, но к самому финалу у итальянеца сдали нервы, и, исполняя па-де-де из балета «Дон Кихот», он поскользнулся и упал.

— С кем не бывает, — заметил Марчелло про свое падение по оканчании выступления. — Ну да, на самом деле немного переживаний было из-за этого. Но я на другом больше сосредотачивался: манера, как передать эмоции зрителям. Мне казалось это главным, а об оценках и баллах я не очень думал в тот момент — это отошло на второй план. И сейчас, когда узнал, что получил бронзовую медаль, я безумно рад.

Председатель жюри конкурса в Сочи, ректор МГАХ Марина Леонова со своими ученицами золотыми лауреатками по младшей группе Ариной Денисовой и Евой Сергиенковой. Фото Ю. Барыкин.

— За падения снижались баллы? — спрашиваю я ответственного секретаря жюри, генерального директора Международной федерации балетных конкурсов Сергея Усанова.

— Понимаете, ведь каждый индивидуально к этому относится. Кто-то считает, что это большое упущение, а кто-то — случайность. У каждого свой критерий и полная свобода — учесть это или не учитывать. Соответственно, кто-то снимает за это баллы, а кто-то нет. Поэтому каждый член жюри ставит свою оценку и все сдает в оценочный лист, и компьютер дальше высчитывает общий средний бал выступления. Обсуждений по сути никаких. Обсуждения начинаются, только когда премии присуждают. Сначала обсуждается, есть ли вообще первая премия или Гран-при. Если есть — тогда тот, кто набрал большее количество баллов, получает первую премию, к примеру. А проход из тура в тур выстраивается по убыванию средних баллов.

— Сергей Александрович, уже несколько конкурсов подряд в Сочи не присуждается Гран-при. О чем это говорит?

— А это говорит о том, что не появляется такого исполнителя, который для всех является однозначным. Ведь условия такие: чтобы Гран-при получить, должен быть большой отрыв от первого места — даже не в один балл, а в три-четыре. И когда появляется такой отрыв, все равно ставится вопрос, будит ли жюри присуждать Гран-при, и только при единогласном голосовании оно присуждается. Когда для всех абсолютно ясно: да, вот это безусловный фаворит! А такое редко бывает, поэтому, собственно говоря, Гран-при часто и не присуждают.

Двумя другими бронзовыми призерами конкурса, поделившими места с Марчелло Пелиццони, стали работающий в Уфе японец Шота Онодера и еще один танцовщик из Кыргыстана Фарух Садыркулов. Золотых лауреатов в старшей группе тоже два: Юрий Выборнов из Московского музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко и Никита Ксенофонтов из Новосибирского театра оперы и балета. Собственно, то, что победа достанется именно этим танцовщикам, ни у кого на конкурсе сомнений не вызывало: здесь они объективно были самыми сильными.

Ксенофонтов — танцовщик яркий, с зашкаливающей эмоциональностью, любящий показать на сцене свое техническое мастерство и потрюкачить. Не уступает ему в этом отношении и Юрий Выборнов, вообще, кажется представивший на конкурсе новый трюковой элемент: танцовщик закончил свою вариацию в па-де-де из балета «Пламя Парижа» чем-то трудно поддающимся описанию, прокрутившись перед финальной позой несколько раз на коленях.

Вопрос состоял лишь в том, как распределятся места. В Перми, например, на конкурсе «Арабеск» Ксенофонтову присудили «золото», а Выборнову — «серебро». На этот раз оба получили золото и поделили первое место.

— Это какой у тебя по счету конкурс? — спрашиваю я Юрия Выборнова после гала-концерта лауреатов, что подвел итог сочинскому конкурсному соревнованию.

— (Смеется.) Не знаю, надо посчитать: не помню. Их просто несколько уже было.

— А победа?

— Победа? В основном у меня были первые или вторые места. Мне кажется, каждый конкурс ты пытаешься сам себя победить и преодолеть какие-то свои переживания, трудности, то, что не получалось на репетициях. Ведь всегда что-то получается, что-то не получается, и таким образом приобретается опыт.

— Ты уже бывалый конкурсный боец… Волнуешься, когда выступаешь на конкурсе?

— На этом очень волновался. За дуэт переживал. Не за какие-то свои вещи, которые можно как-то обыграть. Хотелось точнее выполнить требования педагога.

— Вообще о конкурсах часто говорят, что это соревнования нервов…

— Мне кажется, да, потому что одно дело, когда ты на Гала танцуешь в удовольствие, а другое дело — конкурс. Ощущения совершенно разные.

— У тебя в последнем туре была досадная неточность в поддержке, которая, впрочем, не повлияла на твою победу. Что произошло? Это из-за волнения?

— Не знаю… На репетициях всегда получалось, отрабатывали, проверяли перед выходом. Это просто дело случая. Не совпали в темпе, чуть недотолкнул — с каждым такое может произойти.

— Ты, наверное, единственный на сегодня в Музыкальном театре танцовщик, который завоевывает призовые места, прославляет театр, но особых ролей, судя по репертуару, ты все же не получаешь… В чем тут дело?

— Не знаю. Это вопрос не ко мне. Но вопрос интересный… Мне и самому интересен ответ на него…