«Никто цветочка не принес»: Дорониной вручили орден после отставки из МХАТа

Подруга актрисы: «Наш театр разрушается»

21.11.2019 в 17:09, просмотров: 109519

Пожалуй, ни одно вручение государственных наград в Кремле не было столь ожидаемым театральными (и не только) кругами, как то, что назначено на 21 ноября 2019 го. Потому что среди награжденных — народная артистка РФ Татьяна Доронина, которую одни называют худруком в изгнании, другие — великой затворницей. Но какие бы определения ни употребляли по отношению к экс-худруку МХАТа им. Горького, именно к ее фигуре будет приковано особое внимание. Получая орден «За заслуги перед Отечеством» I степени и становясь его полным кавалером, воспользуется ли Татьяна Васильевна словом, которое положено каждому награжденному? А ведь ее слов ждут многие. Что происходит сегодня в ее бывшем художественном «королевстве», разбирался обозреватель «МК».

«Никто цветочка не принес»: Дорониной вручили орден после отставки из МХАТа

Последний раз народная артистка, легенда отечественной сцены и экрана переступала порог МХАТа на Тверском бульваре в этом году в день своих именин — 25 января. В Татьянин день она отыграла последнюю «Вассу Железнову».

— Она сидела в своей гримерной одна, к ней даже никто не зашел из нового руководства, цветочка не принес, — рассказывает молодой актер Дмитрий Корепин. Ему 30 лет, и он первым в театре выступил в защиту отставленной Дорониной. — А я видел, что она ждала: может, придут... но нет. «После моего юбилея подарок хороший», — только и сказала она тогда. (Напомним, что с декабря 2018 года знаменитая актриса больше не худрук МХАТа, а почетный президент. — М.Р.) Обижена была страшно. С тех пор Татьяна Васильевна в театр больше не приходила.

Тем не менее новое руководство в лице Эдуарда Боякова утверждает, что постоянно находится в контакте со своей предшественницей, что она была больна, и это единственное, что является препятствием для связи с ней. В частности, в письме, направленном на имя Президента РФ от имени коллектива, так и говорится: «...На самом деле Татьяна Васильевна — почетный президент МХАТ им. М.Горького, она приняла эту должность в присутствии сотрудников театра. Мы надеемся, она выйдет на работу после длительной болезни и вновь включится в деятельность театра».

Но пока этого не произошло, МХАТ им. Горького лихорадит, там идет война уже не на жизнь, а на смерть между новым руководством и группой артистов театра. Но только из-за того, что, кроме имени Дорониной, здесь нет других громких или модных имен, медийных лиц, к этому театру не столь пристальное внимание со стороны театральной общественности. Вроде он есть, а вроде как их внутренний конфликт.

— У нас ужасная атмосфера, — рассказывает Дмитрий Корепин. — Артисты, которые поддерживают Эдуарда Боякова, на самом деле его ненавидят, но не могут ничего сказать. Они боятся, что будут уволены, так как уже все переведены с бессрочных договоров на срочные. Другие, такие как я, не молчат и позволяют себе говорить. Один мой коллега — не буду называть его фамилию, чтобы не подставлять, — который подписал письмо от имени коллектива якобы в защиту Боякова, позвонил мне: «Димка, они нас сломали. Мне гадко, что я подписал это письмо». Он да и другие прекрасно понимают, что уже вошли в историю как предатели Дорониной, которой клялись в любви, когда она руководила театром.

— Дмитрий, вы первым стали выступать против нового руководителя. Почему? Что он, с вашей точки зрения, плохого сделал? Ведь Эдуард Бояков пришел вроде с конструктивной программой, а встретил сопротивление.

— Первое, что меня возмутило, — это был его комментарий в FB, где он назвал нас, актеров, существами, не способными ни на что, кроме подражания. Я не представляю, чтобы кто-то из худруков других театров позволил себе такое говорить про своих артистов. Я не смог смолчать. Но меня тут же предупредили, что будут проблемы. Позже Бояков предложил мне уволиться, а когда я отказался, он ответил: вас в театре не будет, я создам все условия для этого. И вот тогда Татьяна Васильевна впервые нарушила молчание и позвонила ему и попросила меня не увольнять. Тогда он попытался уволить меня чужими руками: устроил общее собрание труппы с публичной поркой и где задал вопрос артистам: что мне с ним делать? То есть со мной: мол, помогите решить. Но труппа промолчала.

— У артистов в силу специфики профессии обнажена нервная система, на всё реагируют порой чересчур и слишком эмоционально. Может быть, нужно было подождать, посмотреть, какая политика у нового руководства? Не начинать войну?

— Мы не начинали. Мы выступили за то, что обещали Татьяне Васильевне и нам. А обещали Татьяне Васильевне, что эти люди придут ей в помощники. Ведь ей представили Боякова в первую очередь как менеджера, было даже произнесено такое слово, как антрепренер. И она поверила. Я уверен, зная Татьяну Васильевну, что она бы нашла компромисс, она благородная и милосердная. А Бояков не способен на милосердие. Он мог бы прийти к ней тогда, когда она играла последний раз Вассу, но нет… Он убрал все ее портреты из фойе, и теперь один маленький ее портрет висит в стороне от портретов других артистов. Только на словах выражается уважение к Татьяне Васильевне.

Дмитрий передал нам письмо, которое Татьяна Доронина написала Эдуарду Боякову в защиту своего артиста. Вот фрагмент из него: «…После того как объявили о моей отставке с поста художественного руководителя, Дима активно и, невзирая на имена и лица собеседников, стал всем доказывать несправедливость подобной ситуации. Он, как и остальные актеры, вставшие на защиту Русского Реалистического Театра и моего имени, был обозначен как «неликвидный, неподходящий для творческого пространства» нового руководства. Жить в Москве Дмитрию негде, если его уволят из театра, его выгонят из общежития. Увольнение его из театра считаю несправедливым, буду защищать его, насколько хватит сил» (выделено мной. — М.Р.).

С Корепиным и такими смельчаками, как он, разобрались в театре так: сейчас они без ролей, почти не играют, в результате потеряли все надбавки к зарплате. В частности, у Корепина только 25 тысяч рублей. Он и артисты Наумов, Кондратьев, Катышева уже обратились в Пресненский суд с иском о восстановлении стимулирующих надбавок. Похоже, что количество исков будет только расти.

Кто прав, кто виноват в том, что происходит сейчас во МХАТе, который по привычке москвичи продолжают называть женским, то есть доронинским? Ведь Эдуард Бояков не первый в истории русского театра, кто назначается Минкультом (в случае московского подчинения — Департаментом культуры) на место прежнего руководителя. И от того, как он начинает строить отношения с доставшейся ему труппой (а они разные, с разной историей и традициями), зависит атмосфера в коллективе — мир или война. Кто знает профессию актера, подтвердит: актеры не бабочки, но именно лидер или тот, кто претендует на эту роль, задает правила игры. Машков, Богомолов, а до них Юхананов вошли в театры с не самым благополучным бэкграундом, однако их театры не похожи на театры военных действий. А МХАТ Дорониной...пока — кто кого сборет и какие методы в борьбе использует.

А как сама Татьяна Васильевна комментирует происходящее? И комментирует ли? Спрашиваю Лидию Матасову, которая общается с актрисой.

— Говорит, что ее обманули, что ей жаль нас, артистов. «Они вас уничтожат». Она хочет заступиться за нас, не за себя — за себя не скажет ни слова, потому что считает это неприличным. Ее огорчает гибель русского театра.

— Знаете, гибель русского психологического театра — это такой миф, который очень многим удобен. Режиссеры разных поколений занимаются им, развивают. В том же МХТ у Женовача, у Машкова…

— Татьяна Васильевна очень много меня расспрашивала как раз о Сергее Женоваче, о Владимире Машкове. Но наш театр разрушается.

Что ж, посмотрим, что скажет сегодня Татьяна Васильевна Доронина, которой в Кремле наш президент вручит орден «За заслуги перед Отечеством». Такое ли она заслужила?