"Треть населения России ничего не знает о трагедии "Норд-Оста"

Каждый фильм фестиваля "Сталкер" - зияющая проблема

16.12.2019 в 18:59, просмотров: 5370

25-й фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер» впервые прошел без своего бессменного президента Марлена Хуциева. В память о нем учрежден именной приз, впервые врученный классику питерской киношколы Константину Лопушанскому, начинавшему карьеру в качестве ассистента режиссера у Тарковского на «Сталкере».

Константин Лопушанский. Фото: Ирина Кретова

С экрана, благо существуют архивы, Хуциев произнес: «Мы все-таки одолеем зло. Я на это не просто надеюсь, а уверен в этом». Судя по фильмам «Сталкера», зла и бед меньше не становится. Представители Фонда Розы Люксембург напомнили, что в благополучной Германии — около двух тысяч «столов для еды», как называют пункты выдачи пищи и одежды нуждающимся, число которых перевалило за миллион. Представители международных организаций, занимающиеся проблемами беженцев, озвучили свои цифры. Один процент населения земного шара, а это десятки миллионов, вынуждены покидать дома и отправляться в неизвестность. Каждый четвертый из пяти так и не имеет нормальной жизни. По статистике, только 63 процента детей беженцев посещают младшие классы, 24 — среднюю школу, а высшее образование доступно только трем процентам. Домашнее насилие достигло огромных размеров. В Канаде за последнее время зарегистрировано 480 таких случаев со смертельным исходом.

Каждый документальный фильм, показанный на фестивале, — как зияющая проблема. В удостоенном диплома жюри «Теремке» Бориса Дворкина упоминаются два миллиона подростков от 9 до 16 лет, страдающих от алкоголизма и наркозависимости. При этом в стране только один государственный реабилитационный центр для подростков, способный принять… 30 человек.

Главную награду за лучший документальный фильм получила Мария Сорокина за «Каляевскую, 5» — о так называемом вдовьем доме, где почти все жители репрессированы в сталинские времена. Соавтором картины и ее героем стал Дмитрий Белановский, семья которого живет по этому адресу с 1939 года. Сам он потратил 20 лет на поиски прежнего хозяина квартиры, репрессированного НКВД.

Вручая спецприз им. Георгия Жженова Наталье Гугуевой за «Свидетелей любви» — о тех, кто принял мученическую смерть за веру, Вадим Абдрашитов, заменивший Хуциева, напомнил, что история постоянно переписывается, и только частные хроники наших родителей, дедов и прадедов могут стать подлинным свидетельством того, что было. Для Натальи Гугуевой это третий приз «Сталкер». А первый она получала за «Форсаж» из рук члена жюри, актера Георгия Жженова, и теперь загадала, чтобы досталась награда его имени. Почти все победители неигрового конкурса — женщины-режиссеры.

Елена Цыплакова с создателями фильма «Меня зовут Петя» Дарьей Биневской и Соней Беловой. Фото: Ирина Кретова

11-минутную документальную картину «27 секунд» Ивана Качалина член жюри и правозащитник Алексей Симонов сравнил с одиночным пикетом. Мы видим стену Театрального центра на Дубровке, куда в годовщину теракта приходят родственники погибших, бывшие заложники, чтобы возложить цветы, зажечь свечи. Но утром приходит рабочий и все аккуратно упаковывает в коробки, скручивает в рулон растяжку с портретами жертв… Память у нас короткая. В титрах сообщается, что треть населения России ничего не знает о трагедии «Норд-Оста», а телевизионные репортажи занимают не более 27 секунд.

В очередной раз со сцены говорили, что такие картины надо показывать на федеральных каналах, но, как и прежде, их можно увидеть только на таких фестивалях, как «Сталкер», который Константин Лопушанский назвал островком обостренной совести. Получая приз им. Марлена Хуциева за верность идеям «Сталкера», он вспоминал, как начинал в кино со «Сталкера» Тарковского. Вадим Абдрашитов вручил ему награду со словами: «Кинематограф сегодня представляет собой несмешиваемую смесь: с одной стороны — кинопроизводства и денег, с другой — киноискусства и отсутствия денег. Особенностью сегодняшнего момента является тот очевидный факт, что пространство киноискусства скукоживается, его становится все меньше и меньше. Но слава богу, что существуют мастера, которые это пространство удерживают».

Елена Цыплакова, судившая игровой конкурс, тоже выступила с программным заявлением: «У меня шок от некоторых картин. В художественном кино мастурбируют, используется мат и масса всякой пошлости. Меня как воспитанную и уже немолодую женщину это оскорбляет. При этом фильмы талантливо сделаны, что особенно огорчает. Искусство — не просто отображенная действительность, а преображенная». Так что у фильмов с матом, пусть и запиканным, не было шансов на победу. Хотя часть кинематографистов проблему видит в ханжестве, считая, что нельзя приукрашивать действительность, априори закладывая в кино ложь.

Когда награды нашли своих героев и победители собрались за праздничным столом, Вадим Абдрашитов напомнил коллегам заповедь своего учителя Михаила Ромма, по молодости казавшуюся смешной. «Вот что главное для режиссера: первое — здоровье, второе — здоровье, третье — здоровье, четвертое — здоровье, пятое — умение договариваться с начальством, шестое — умение договариваться с актрисой-примой».