Lumen рассказали о формирующем личность страхе: "Очень важное чувство"

Участники знаменитой группы объяснили, как найти баланс между вечным и злободневным

20.02.2020 в 19:51, просмотров: 4389

Хлесткие эмоциональные тексты, ураганная энергетика и пробивающий пространство вокал фронтмена Тэма Булатова, экспрессивное звучание и тонкая философия — эта команда, бодро перешагнув два года назад 20-летний рубеж, не теряет своей остроты, силы, актуальности и интереса поклонников к себе. 2019-й выдался для Lumen активным и насыщенным самыми разными событиями. Музыканты дали еще несколько концертов в дополнение к юбилейному туру на летних фестивалях, выпустили EP «Культ пустоты» — откровенный, жесткий, «неудобный», смелый — и выстрелили с программой «Страх»(именно так, специально перечеркнутое написание), которую показали и на одной из крупнейших московских площадок. Оказалось, что за ней стоит целая история, которую лидер команды (наряду с другими, не менее вдумчивыми и интересными) рассказал MegaБиту.

Lumen рассказали о формирующем личность страхе:
Фото: Анна Ульянова

— Тэм, вы провели эпичный юбилейный тур, который фактически затянулся на два года. Не было ли у вас после него ощущения некоей опустошенности?

— Ни в коем случае. Наоборот, мы почувствовали, что все происходящее — это логичное, органичное и последовательное продолжение нашей двадцатилетней истории. Мы находимся в ресурсном состоянии, постоянно придумываем что-то новое, у нас очень много идей, мыслей, и есть осознание того, что на данный момент мы можем выпустить любую работу, любую пластинку, какую захотим, будь то акустический или электрический альбом. Это очень приятное чувство наполненности, которое мы сейчас испытываем.

— Расскажите о прошедшем московском концерте. Как вы пришли к этой истории?

— Это очень интересная область размышлений, на которую мы наткнулись, создавая саундтрек для серии комиксов. Когда нам предложили его сочинить, мы как раз собирались готовить новую программу. Изначально у нас были другие идеи, но мы решили перекроить замысел. Говоря о самом определении, оно кажется нам чуть более сложным, чем может восприниматься на слух. И не случайно слово перечеркнуто. На протяжении 20 с лишним песен на концертах мы размышляем об этом явлении, ощущении, потому что страх — очень важное чувство, которое формирует каждую личность. В разном возрасте у человека разные страхи, и существуют различные способы их преодоления. Конечно, есть и такие, которые сложно победить, и они либо переламывают человека, либо наоборот — помогают ему совершить серьезную трансформацию. В трек-лист вошли композиции разных периодов, так или иначе связанные с этой темой. В них мы делимся собственными страхами, историями их преодоления или историями поражений, когда лирический герой в финале оказывается сломлен. Интересно, что в Москве мы показали программу совершенно по-новому — с уникальным световым шоу, которое помогло ярче раскрыть концепцию, обыграть ее визуально. Весной стартует вторая часть тура.

— Говоря о концепции, вы являетесь единоличным идеологом группы или каждый участник может предложить и развить свою творческую мысль, предложение, если оно актуально?

— Я никогда не считал себя единоличным лидером. Есть расхожее мнение, что, раз я фронтмен, то только мне и карты в руки, но на самом деле все не так. У нас равноправие, все решения мы принимаем вместе, и никто никогда не перетягивает одеяло на себя. Во время решения сложных творческих вопросов могут возникать столкновения, споры, но мы всегда остаемся прежде всего друзьями. И мы сначала подружились, а потом уже создали коллектив, поэтому нам достаточно легко справляться с подобными проблемами. У каждого из участников группы может быть свое представление о том, что лучше для нее в данный конкретный момент, но желание у всех одно — мы все, как один, желаем нашей команде добра. Периодически возникающие противоречия — это не борьба за власть, а просто разные точки зрения.

— Всегда интересно наблюдать со стороны за внутренним творческим процессом, происходящим с группой. Некоторые музыканты говорят о том, что, выпустив очередной альбом, сразу мысленно его отпускают и внутренне живут уже в совершенно новых историях, новых песнях. Как происходит в вашем случае?

— Для нас очень важный этап в жизни песен — их сценическое воплощение, живое исполнение, поэтому многие из них, даже с первого альбома, мы до сих пор не отпускаем и регулярно играем на своих концертах. Мы всегда стараемся выстроить программу таким образом, чтобы в нее попало максимальное количество композиций, актуальных в первую очередь для нас самих. Все мысли и эмоции, заложенные в них, мы продолжаем переживать раз за разом на сцене и заново доносить до слушателей. Зафиксировать их в записи на студии и поделиться ими вживую во время выступления — вещи для нас несопоставимые.

— В мини-альбоме «Культ пустоты», вышедшем в прошлом году, вы делитесь не самыми позитивными эмоциями о том, что происходит в стране, в мире. Пластинка задевает за живое, в ней очень много боли, разочарования. Что помогает все-таки аккумулировать внутреннюю энергию и идти дальше по своему пути, несмотря ни на что?

— Наверное, движение вперед и те мысли, эмоции, которые мы вкладываем в песни, не связаны между собой, потому что внутренне мы всегда сохраняем определенный баланс, чувство равновесия и гармонии, которой нам удалось достичь. Конкретно в этой работе мы показали песни о том, что нас по-настоящему волнует прямо сейчас, и, конечно, старались, чтобы они подходили друг к другу по настроению, содержанию, чтобы EP был концептуальным. Однако параллельно с этими композициями мы сочинили еще много других — о любви, о хорошем настроении, на темы гораздо более позитивные и легкие. Они-то и помогают сохранять душевное спокойствие. Мы ни в коем случае не сконцентрированы исключительно на негативе, но в жизни страны и мира происходит очень много событий, на которые невозможно не реагировать, поэтому некоторые песни похожи на газету-молнию или боевой листок.

Есть то, о чем нам самим очень важно и нужно рассказать прямо сейчас, а есть темы вечные. Если мы рассказываем о любви и у нас это хорошо получается, то такие композиции будут актуальны и завтра, и послезавтра. Наступит момент, и мы обязательно ими поделимся. Но на острые проблемы нужно реагировать молниеносно, чтобы потом не было ощущения, что мы остались в стороне, промолчали. Это очень важная для нас история, потому что жизнь происходит прямо здесь. Можно по-разному ощущать себя в ней, но мы живые, думающие, способны выразить свою точку зрения, и у нас есть ощущение, что мы находимся в эпицентре всех событий, которые происходят на планете, что они касаются каждого. И раз у нас есть возможность творческого высказывания, раз происходящее в мире заставляет что-то внутри нас самих откликаться, значит, нужно это делать своевременно. При этом мне совершенно не близка точка зрения о том, что рок-музыкант — это некий Мессия. Дело просто в чувстве твоей личной, внутренней ответственности перед самим собой.

— Вы когда-нибудь задумывались о том, с чем связана реализация музыканта? Почему некоторым артистам удается быть услышанными, совершить прорыв, достучаться до массовой аудитории и донести свое высказывание, а некоторым нет? Это зависит исключительно от личности артиста или роль играет совокупность факторов?

— Это очень сложный вопрос для меня, потому что во всем этом, мне кажется, есть некое предопределение, стечение обстоятельств, роль судьбы, если хотите, и некое провидение искусства. Есть некоторые творческие явления, феноменальный и оглушительный успех, мировую популярность которых я никак иначе объяснить не могу. Мне не хватает, может быть, ума или художественного вкуса осмыслить гениальность «Черного квадрата» Малевича, но тем не менее эта картина признана шедевром и регулярно перемещается по крупнейшим галереям мира. Почему вместо него нет, условно говоря, красного круга Иванова или зеленого треугольника Петрова, я объяснить не могу. Так сложилось. Так что, конечно, успех не всегда зависит только от самого творца.

— Есть мнение о том, что сейчас в России людям не до искусства, и тот уровень жизни, те проблемы, с которыми им приходится сталкиваться, не способствуют повышению интереса к музыке, живописи, литературе. Согласны ли вы с этим?

— Нет, я с детства верю замечательной композиции из кинофильма «Веселые ребята», в которой есть слова «нам песня строить и жить помогает». Финал в ней тоже очень позитивный: «И тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет». Вот это совершенно верно для меня. Я смотрю на своих друзей, знакомых и вижу, что музыка так или иначе присутствует в их жизни. В транспорте люди слушают музыку, занимаясь работой, отдыхая — то же самое. Интерес ни в коем случае не пропал. Я могу согласиться с тем, о чем вы говорите, на сто процентов, рассуждая по поводу событийной сферы. Концерты, спектакли, фестивали — да. Очевидно, что экономическая ситуация в стране аховая, и в этом смысле людям не совсем до пищи духовной, потому что насущные проблемы им гораздо важнее. Когда нужно закрыть все счета и еще оставить денег на еду, концерты можно посмотреть и в Интернете.