Классик английского детектива рассказала, как переживает пандемию: "Счастлива в самоизоляции"

Энн Кливз: «Спекуляция на тему вируса — самое пугающее»

28.04.2020 в 18:46, просмотров: 2860

Коронавирус все чаще сравнивают с мировой войной. При всей гиперболичности подобных сравнений число жертв настигшей человечество заразы поражает. От пандемии не укрылась и Великобритания: здесь уже более двадцати тысяч погибших.

Классик английского детектива рассказала, как переживает пандемию:

Корреспонденту «МК» удалось связаться с писательницей Энн Кливз, чей роман «Вороново крыло» называют классикой современного детектива. Она рассказала, как переживает самоизоляцию, какой видит новую реальность и что поможет нам справиться с вирусом страха.

— В России сейчас наблюдается рост заболевших коронавирусом. Многие люди в панике. А как жители Великобритании воспринимают случившееся?

— Я живу на побережье северо-востока Англии. Здесь я не чувствую никакой паники, ведь мы не так сильно пострадали, как, например, Лондон. Я думаю, что есть некое смирение и решимость пройти через это, поддерживая друг друга. По крайней мере, людей в больницах становится меньше, и мы можем надеяться, что ограничения хотя бы частично снимут в ближайшие недели и месяцы.

— Как вы переживаете карантин?

— Я счастливо живу в самоизоляции. Многие писатели привыкли проводить время наедине с собой. Я очень скучаю по своему мужу, который умер два года назад, но теперь я не одна: со мной одиннадцатилетний внук. У него респираторное заболевание, и лекарство, которое он вынужден принимать, делает его особенно уязвимым. Сейчас ему намного лучше, и он может иногда видеться со своей мамой, братьями и сестрами, но здесь со мной он все же в большей безопасности. Мы на удивление хорошо ладим!

— Я читал, что первые детективы вы начали писать от скуки на острове Хилбри, где, кроме вас и мужа, не было людей. В этом смысле насколько сегодняшняя самоизоляция способствует плодотворной работе?

— Я, конечно, пишу больше, чем обычно. В прошлом моя работа была разделена между писательством и путешествиями, связанными с продвижением книг, особенно в период их публикации. Я скучаю по общению с читателями, но моя жизнь стала легче. Мне посчастливилось побывать в Индии на литературных фестивалях в Калькутте и Джайпуре в начале этого года — до того, как вирус ударил по Великобритании.

— Вы сменили много профессий: успели побывать и детским социальным инспектором, и поваром на орнитологической станции… Как подобный опыт повлиял на вашу жизнь?

— Писатели — это паразиты, и мы используем весь свой опыт. Работа поваром в птичьей обсерватории пробудила во мне любовь к Шетланду — группе островов на самом севере Соединенного Королевства. Это и стало местом действия моего романа «Вороново крыло», который изменил мою карьеру. Возможно, моя работа с детьми и в системе уголовного правосудия вызвали во мне писательский интерес к социальным проблемам и семейным трудностям.

— Вы известны своими детективными историями. Насколько современную ситуацию можно описать языком детектива?

— Я могу вообразить прекрасный криминальный роман золотого века в стиле Агаты Кристи, где люди заперты вместе, и один из них — убийца…

— В вашем романе «Вороново крыло» жители острова так сильно боятся неведомого убийцы, что впервые запирают двери и окна. Как, на ваш взгляд, справиться с вирусом страха?

— Я думаю, мы преодолеем страх вируса благодаря науке. Дезинформация и спекуляция на тему коронавируса — вот что самое пугающее. Представим, что ученые всего мира собрались вместе, чтобы поделиться результатами своих исследований безо всякой политической подоплеки — было бы здорово, не правда ли?

— Сегодня все больше говорят о новой реальности, которую мир переживает из-за пандемии. Как вы это ощущаете?

— Я надеюсь, что после пандемии мы взглянем на вещи в новом свете и что бесценное чувство общности, которое объединило жителей моего округа, сохранится впоследствии. Кажется, теперь мы по-другому выстраиваем свои приоритеты. Впрочем, не исключаю, что с таким же успехом мы можем вскоре вернуться к привычным материалистическим установкам, и нас засосет обыденность.  

— А как насчет переоценки западного мировоззрения, основанного на свободе и открытых границах? Каким, по вашему мнению, будет мир после этой пандемии?

— Сложный вопрос. Я надеюсь, что мы все еще сохраним открытый разум и сердце по отношению к другим народам и новым для нас идеям. В то же время подозреваю, что все может пойти иначе. И хорошо, если мы будем развивать наши собственные таланты, станем более самодостаточны в производстве продуктов питания и энергии. Но я бы очень не хотела лишиться возможности путешествовать и обмениваться идеями с друзьями из-за рубежа.

— Насколько известны современные русские писатели в Великобритании?

— Я писатель детективов, и, хотя читала русских классиков в переводе, единственный современный русский писатель, которого я знаю, — это Борис Акунин. Мне нравятся его остроумие и энергетика.

— Как вы считаете, кто в мировой литературе лучше всего описал (быть может, и не подозревая того) теперешнее время?

— Несомненно, это Альбер Камю и его роман «Чума». В нем он показывает, что эпидемию можно побороть только с помощью человеческой порядочности.


|