Пореченков признался, что пробовался на роль Данилы Багрова

Открытие мемориальной доски Алексею Балабанову из-за пандемии перенесли, зато представили его личное дело с секретной страницей

22 июля на одном из корпусов Нижегородского лингвистического университета, где учился будущий кинорежиссер Алексей Балабанов (он ушел из жизни в 2013-м, в 54 года), должны были установить мемориальную доску. Но из-за пандемии не удалось пригласить его близких и коллег. Акцию решили отложить до лучших времен. Пока же представили личное дело самого радикального российского режиссера. В Нижнем Новгороде он не только учился, но и снял фильм «Жмурки».

Открытие мемориальной доски Алексею Балабанову из-за пандемии перенесли, зато представили его личное дело с секретной страницей

Алексей Балабанов родился в Свердловске в 1959 году, а учиться поехал в Горький (нынешний Нижний Новгород) на престижный переводческий факультет пединститута иностранных языков, куда девушек не брали: они обучались на других факультетах, чтобы пополнить ряды учителей. Надежда Васильева, вдова Алексея Балабанова, рассказала: «Алексей очень сильно любил Горький и осознанно туда поехал».

Мы посетили университет небольшой кинематографической компанией, вместе с актрисой Анной Чуриной, тоже окончившей этот вуз, что стало сюрпризом для многих.

Поскольку инициатива установки доски исходила от студентов, было решено провести среди них конкурс на разработку макета. Предполагается установить ее на корпусе переводческого факультета на улице Большая Печерская. Пока есть аналог доски, установленной в Екатеринбурге на здании средней школы, где учился Балабанов, но нижегородцы хотят сделать что-то оригинальное. Когда в университете изучали материалы и воспоминания его однокурсников, узнали много нового о студенческой жизни Алексея Балабанова: это был веселый и жизнерадостный юноша.

Ректор Нижегородского лингвистического университета Жанна Никонова представила макет мемориального знака и личное дело Алексея Балабанова — стандартную серую папку с набором документов, какая заводится на студентов в каждом учебном заведении. Вот оно в ее руках — дело под №76019: начато 26 июля 1976 года, окончено в 1981-м, на 34 листах; хранить его полагается до 25 февраля 2035 года. Все это указано на самой папке. Внутри — школьный аттестат и характеристика выпускника средней школы №2 Верх-Исетского района г. Свердловска, где сообщается, что Алексей был членом научного исторического общества «Клио». Лучшим стал его реферат «История преступной деятельности ЦРУ США».

В характеристике также сказано: «Алексей Балабанов — активный комсомолец, общественник; в течение 3 лет возглавлял в классе и школе трудовую деятельность, неплохо организовывал трудовые десанты, коммунистические субботники». Был он и комвзвода, и участником районных соревнований по легкой атлетике, а также конкурсов художественной самодеятельности, играл в ансамбле «РИФЫ», награжден грамотой оборонно-спортивного лагеря. Он — «выдержанный, серьезный, неплохой, отзывчивый товарищ», «умеет держать себя в обществе», получил Ленинский зачет. Не со всеми документами будет возможность ознакомиться: грифа «секретно» никто не отменял.

Алексей Балабанов.

— Хранится личное дело в течение 75 лет, а по новым правилам подлежит еще и оцифровке, если его срок не превышает 40 лет. Личное дело Алексея Балабанова как раз попадает под эту категорию и будет оцифровано, — рассказывает Жанна Викторовна. — За все годы никто его не запрашивал. Алексей Октябринович окончил переводческий факультет 30 июня 1981 года. Учился без «троек». Учиться тогда было трудно: строжайшая дисциплина, большая требовательность со стороны преподавателей. Алексей с успехом освоил все предметы, получил квалификацию переводчика-референта со знанием английского и французского языков и ушел в «свободное плавание». Потом он неоднократно приезжал к нам в университет, в том числе и с Сергеем Бодровым, иногда — на встречи выпускников. Его всегда тянуло в альма-матер.

Жанна Никонова -ректор Нижегородского лингвистического университета, где учился Алексей Балабанов.

— Можно ли ознакомиться с личным делом?

— В соответствии с Законом о защите персональных данных мы можем показать не все. На второй странице личного дела есть некоторые вещи, которые показывать нельзя.

Вы видите, что на обложке стоит штамп Горьковского государственного педагогического института иностранных языков им. Н.А.Добролюбова — так назывался наш университет. Мы можем проследить весь путь профессионального становления Алексея Балабанова. Он поступил к нам по линии комсомола. Характеристика говорит, что Алексей был человеком творческим, спокойным, порядочным, интересующимся всеми сторонами жизни. Наш вуз рекомендовал его на языковую стажировку в Англию — в то время это было большим достижением, тем более в Горьком, который был закрытым городом. Алексей жил в английской семье, сохранил о ней самые добрые воспоминания, и о нем там вспоминали с удовольствием.

Его сокурсники рассказывали, что он соединил знания в области языка и межкультурной коммуникации с увлечением кино. На старших курсах уже снимал фильмы, показывал их на разных площадках в рамках студенческой самодеятельности. На уроках иностранного языка до сих пор сохранилась методика языковых игр: для того, чтобы отрабатывать полилоги, необходимо создание игровой среды. Алексей всегда брал на себя роль бандита: ему так больше нравилось.

В личном деле мы можем увидеть, что сдавал он все дисциплины на «хорошо» и «отлично». Подавляющая часть оценок — «отлично». Здесь хранится его экзаменационный лист.

Многие молодые люди думают, что учиться не нужно — достаточно одного таланта. Судьба Алексея Балабанова опровергает этот факт. У него были глубокие знания, он хорошо владел английским языком. Неслучайно фразы, которые произносятся в его фильмах, имеют несколько смысловых уровней. Никто так, как он, не понимал механизмы языковой игры, языкового портрета…

Вот его диплом, приложение с оценками «отлично», «хорошо», «зачтено». Сохранились зачетная книжка и студенческий билет. Теперь это уже артефакты. Завершается его биография в нашем вузе тем, что он его успешно заканчивает 30 июня 1981 года. Его родители работали на Свердловской киностудии, и после окончания нашего вуза он тоже поехал туда работать.

— А как же распределение? В советские годы после окончания института надо было отработать положенный срок там, куда направят. К тому же Алексей летал в качестве переводчика на военных самолетах.

— У нас таких данных нет. Мы не отслеживали эту линию. Распределение даже в то время не было жестким. В личном деле отражено только то, что после окончания вуза он уехал к родителям. В то время переводческий факультет, на котором он учился, тесно сотрудничал с Министерством обороны, и многие выпускники были задействованы в качестве военных переводчиков. Алексей, как и другие наши студенты, заканчивал военную кафедру. У него было много смежных специальностей. Он мог работать кем угодно в этой сфере. О том, как сложилась в дальнейшем его профессиональная траектория, могут знать его близкие. У нас таких данных нет.

Актер Михаил Пореченков, поддержавший студенческую инициативу, поделился неожиданным воспоминанием: «Я пробовался у Алексея Балабанова на роль Данилы Багрова в «Брате». Мы серьезно поговорили с Алексеем о творчестве, о том, чем занимаемся, а мы тогда с Юрием Бутусовым ставили пьесу «В ожидании Годо» Беккета. Во многих моментах мы с Алексеем не сошлись — возник прекрасный творческий спор. Потом встречались на «Ленфильме». Я был младше, поэтому не мог войти в его компанию, но все мы были рядом. Когда вышел «Брат», я, как и многие, испытал шок от того, что можно делать такое кино, так высказываться и так сильно творчески выражать себя. Каждая его картина была событием».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28319 от 24 июля 2020

Заголовок в газете: Данилой Багровым мог стать Пореченков