Владимир Панков устроил горячий марафон на выживание

Премьера в ЦДР на Соколе не даст никому расслабиться

Центр драматургии и режиссуры на Соколе открыл сезон танцевальным марафоном на выживание и выносливость. Не только героев премьерного спектакля, но и труппы Владимира Панкова. Марафон «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» в постановке лидера Саундрамы продолжался два с лишним часа без антракта.

Премьера в ЦДР на Соколе не даст никому расслабиться
Сцена из спектакля. Фото: Ксения Матушкина

Этот роман Хораса Маккойя хорошо известен по знаменитой экранизации режиссера Сидни Поллака (1969 г.). Речь в нем идет о танцевальном марафоне времен Великой депрессии в США. Роман написан в 1935-м, когда тысяча долларов была большими деньгами. За эту тысячу и бьются участники марафона, в основном бедняки и неудачники. Согласно правилам конкурсанты должны танцевать парами круглые сутки. Победителем считается пара, оставшаяся на паркете дольше всех. Условия жесткие: отдых — десять минут через каждые два часа. Участников кормят семь раз в сутки. Иногда пары выступают с сольным номером, тогда зрители бросают им монеты в знак поощрения. Так что для одних этот забег — единственный способ выжить в тяжелые времена, для других — бизнес.

Итак, танцевальный марафон-2020 в ЦДР на Соколе начинается. 17 пар бегут по небольшому в сущности кругу, постепенно увеличивая скорость. Чем дальше развиваются события, тем очевиднее нешуточность намерений постановщиков. Марафон с танцами, дерби носят совсем не условный характер, нет исключений даже для одного возрастного артиста в молодежном составе. «А не станет ли ему плохо? Все-таки не профессиональный спортсмен или танцор на танцполе», — закрадывается мысль. На удивление — артист выдержит, как и его молодые коллеги.

Постановка Владимира Панкова решена несколько иначе, чем его предыдущие работы. Система координат, которой обозначены его спектакли — драма-музыка и наоборот, — на этот раз расширена за счет танца, балета, иностранного языка и кино. Причем все они существуют в равных пропорциях, без преимущества одних над другими. Русский текст существует практически наравне с английским, собственно с него и начинается действие, которому к тому же придан и кинематографический характер. Одни герои говорят на английском, другие их переводят: носитель родного английского Адам Джеймс Маскин (Рокки Граво) открывает марафон, заняв место у видеокамеры. Изображение с нее транслируется на два экрана, расположенных на балконах, друг напротив друга.

Вообще танцевальная машина на выживание, запущенная Владимиром Панковым в год пандемии, большая и сложная конструкция, все части ее действуют одновременно, не позволяя расслабиться ни тем, кто на сцене, ни зрителям в зале. Пары танцуют, музыканты также участвуют в марафоне, эта жизнь транслируется на видео (тонкая работа Кирилла Плешкевича заслуживает самых высоких оценок). При этом постоянно звучат два языка: так главный герой Роберт (Виктор Сапелкин) один в один синхронит голосом знаменитого переводчика Володарского, гнусавый голос которого хорошо знаком счастливым обладателям импортного видео 90-х годов. И конечно, в равной степени драма существует с танцем в постановке Екатерины Кисловой. В ее современный танец дивертисментами вставлены балетные номера: три грации в суде на пуантах, великолепный парный номер сошедших с дистанции. Каждый компонент спектакля носит самостоятельный, объемный характер, который мастерски соединен с другими и образует единое целое под названием человеческая жизнь. И независимо от того, какие времена на дворе — Великая депрессия первой трети прошлого века или пандемические первой четверти ХХI века. Мы все так или иначе участвуем в ее забеге.

Такая значительная работа показала высокий уровень подготовки труппы Владимира Панкова и открыла новые имена. Это касается прежде всего исполнителей главных ролей — Виктора Сапелкина в роли Роберта и Елизаветы Костюковой в роли его партнерши Глории. Сапелкин имеет далеко не героическую внешность: худой, совсем не красавец — ему бы подошло амплуа неврастеника, но при этом его отрицательное обаяние заразительно. Очень органичен и в драматических моментах, где его герой сохраняет удивительное хладнокровие, и в ироничных. Елизавета Костюкова, героиня которой полна ненависти и мечтает об одном — свести счеты с жизнью, прекрасно плавает в джазовой стихии. Эта стихия поддержана как квартетом музыкантов на сцене, так и составом, который до поры до времени невидим зрителю. Но в кульминационный момент и артисты, и музыканты сливаются в едином дерби.

Массовые сцены на до смешного скромном пространстве ЦДР — это хорошо организованная стихия, подвижная, как ртуть, и ее трудно назвать массовкой, так как практически у каждого есть отдельные сцены, драматические или танцевальные. Есть и комический персонаж — миссис Лейден в исполнении Дмитрия Костяева. Его корпулентная болельщица пары Роберт — Глория гротескова и на глазах тут же оборачивается в карикатурного судью, выносящего приговор Роберту, который выстрелом помог уйти из жизни партнерше.

В действие режиссер включил и интерактив: формат марафона позволяет вытянуть из зала зрителей, которые отрываются в танце вместе с артистами, невзирая на всю драматичность и даже трагичность момента. «Эти ребята еще ведут борьбу, еще надеются на победу, в то время как часы судьбы отсчитывают их срок. Марафон продолжается и будет продолжаться дальше» — заканчивает безумное действие Сокс в ярком исполнении Григория Данцигера.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28376 от 29 сентября 2020

Заголовок в газете: Владимир Панков устроил горячий марафон на выживание