Одиночка

Проза жизни

Проза жизни

(хроника одной самоизоляции)

День первый. Да здравствует самоизоляция! Наконец-то отдохну. Планов — тьма! Нет, тьма — потому, что перегорела лампочка…

День второй. Меняю лампочку…

День третий. Меняю лампочку…

День четвертый. Меняю лампочку…

День пятый. Заменил лампочку свечкой — так романтичнее и не надо искать табуретку.

День шестой. Собираюсь выучить английский и прочитать «Войну и мир».

День седьмой. Выучил «Войну и мир». Правда, пока только обложку.

День десятый. С английским завязал. Ну, не совсем завязал, а перемотал самоучитель скотчем.

День одиннадцатый. Посмотрел сериал «Рабыня Изаура», который пропустил в 1988 году. Решил идти на борьбу с рабством, но вспомнил, что выходить на улицу нельзя.

День двенадцатый. Сижу, стою и лежу в Интернете. Нашел сайт, где некий Хоттабыч делится опытом проведения в самоизоляции более трех тысячелетий… Я попросил инструкцию с повековой разбивкой. Хоттабыч лаконично ответил:

— Трах-тибидох!

Ну, с первым все ясно. Но что такое «тибидох»?

Двенадцатая ночь. Кончился лимит безлимитного Интернета.

День тринадцатый. Узнал, что в квартире есть окно.

День четырнадцатый. Смотрю в окно на воробьев.

День шестнадцатый. Смотрю в окно на воробьев. Начинаю завидовать.

День двадцатый. Воробьи здороваются со мной, кажется, на английском. Кукую в ответ.

День двадцать первый. Звонила рабыня Изаура. Попросила перечислить триста рублей на борьбу с рабством.

— Неужели за триста рублей возможна свобода? — поинтересовался я.

— Меня будут выкупать по частям! — оптимистично ответила Изаура.

Узнать, на какую часть тела хватит триста рублей, не удалось: рабыня стыдливо хихикнула и отключилась.

День двадцать второй. Надумал переклеить обои.

День двадцать третий. Обои из спальни переклеил в прихожую.

Ночь двадцать четвертая. Спал в прихожей на коврике — чувство, будто побывал в круизе. С утра совершил экскурсию в холодильник. Ощутил себя исследователем Севера: холодно и пустынно.

День двадцать пятый. Хотел выйти в аптеку, купить что-нибудь общеукрепляющее. Оказалось, что для похода в аптеку нужен рецепт.

День двадцать шестой. Выдрал рецепт из кулинарной книги.

День двадцать седьмой. В аптеке порекомендовали в качестве укрепляющего цемент на голову.

День двадцать восьмой. Не узнал себя в зеркале — три часа болтал с отражением. Отражение ехидно кривлялось…

День двадцать девятый. Скоро на волю. На прощание чирикаю с воробьями…

День тридцатый. Выпорхну на свободу!.. Эх, не успел дочитать «Войну и мир»!.. И зачем? Известно, что Наташа Ростова бросилась под поезд!

День тридцать первый. Да здравствует работа! Та самая: постылая, нудная, изнуряющая! Расцеловал стены офиса. Хотел поцеловать босса, но выяснилось, что он на самоизоляции… На Канарах… Сочувствую.


Анатолий Коломейский

 

Осенило

В нем что-то было. Но ничего было больше.

Если муж не отвечает на звонки, значит, ищет связь получше.

Перегнешь палку, получишь бумеранг.

В гневе первыми приходят самые последние слова.

Совесть — это способность личности избегать двуличности.


Владимир Кафанов

 

Ведущий рубрики Джангули Гвилава, e-mail: satira@mk.ru