Эрмитаж обвинили из-за "подлога подлинников Фаберже"

Арт-дилер заподозрил, что часть работ на выставке – подделки

Серьёзное обвинение – словно дуэльную перчатку – бросил в адрес крупнейшего музея страны Эрмитажа и лично Михаила Пиотровского некий Андрей Ружников, коллекционер с мутной биографией. Он опубликовал письмо, где говорится, что большая часть работ на выставке «Фаберже – ювелир Императорского двора» – откровенные подделки.

Арт-дилер заподозрил, что часть работ на выставке – подделки
Фото: hermitagemuseum.org

Экспозиция открылась 24 ноября прошлого года к столетию памяти именитого мастера. И вдруг, спустя полтора месяца, получила не просто резко отрицательный отклик – такое обвинение может стать поводом для судебного разбирательства.

10 января на своем сайте Ружников опубликовал открытое письмо Михаилу Пиотровскому, обвинив его в умышленном подлоге подлинных предметов искусства на выставке «Фаберже – ювелир Императорского двора». «Под видом произведений прославленного мастера зрителям были представлены не просто спорные или сомнительные предметы, а откровенные подделки», – говорится в письме.

Помимо громкого обвинения он приводит ряд аргументов, проиллюстрированных страницами из каталога выставки, который выпустил Эрмитаж. Так, Ружников обращает внимание на фигурку прикуривающего солдата, называя ее «грубой репликой скульптуры Савицкого из музея им. Ферсмана», и пасхальное яйцо «Александр Невский» в красной эмали, которое, по мнению адресанта, годится только для сувенирного магазина.

Автор письма приводит в пример и так называемое «Юбилейное свадебное» яйцо 1904 года, выставленное Эрмитажем. И ниже сам объясняет, что во время войны с Японией в 1904 – 1905 годах фирмой Фаберже пасхальных подарков сделано не было. 

Претензии у Ружникова и к партнерам Эрмитажа. Например, к Русскому национальному музею. «А где, кстати, расскажите, этот пресловутый Русский национальный музей, призрак-невидимка? А имя-то какое грандиозное, но вот где он? Какой адрес-то, не подскажите?» – спрашивает он. А позже делает смелое предположение, что выставленные «подделки» сделают их «легитимными и готовыми для запуска на рынок». Но большинство стрел летит именно в адрес Михаила Пиотровского, который, по мнению автора, не только собрал некомпетентных кураторов экспозиции, но и лично мог участвовать в подлоге.  

Сам факт того, что дилер бросается громкими заявлениями из-за границы, тоже имеет немаловажное значение. Представим, что Эрмитаж или лично Михаил Пиотровский решают защитить свою репутацию через и предьявить все экспертизы и доказательства. Вряд ли Ружникова удастся привлечь к ответственности, ведь он в другой стране...

В экспозицию вошли вещи из музеев-заповедников «Петергоф», «Павловск», музея Фаберже в Баден-Бадене и Музея христианской культуры. Не такая уж слабая компания, если учесть, что в юбилейный год памяти Фаберже многие экспонаты задействованы на других выставках, посвящённых той же дате. Например, в Историческом музее и в музеях Кремля.

О самом Ружникове известно немного. На своем сайте он пишет о 40-летнем опыте работы на международном арт-рынке. Некоторое время сотрудничал с инвестиционным фондом Aurora Fine Art Investments. Сейчас проживает в Лондоне и предлагает персонализированные услуги для руководства государственными и частными клиентами по приобретению, продаже, оценке, реставрации и страхованию предметов искусства.

Впрочем, Эрмитаж до суда, похоже, опускаться не собирается. На выпад дилера пресс-служба Государственного музея от имени руководства отреагировала так: «Стиль и жанр так называемого «письма» делает «ответ» на него этически невозможным».

А вот что сказал «МК» на условиях анонимности один из известных историков искусства.

- Те люди, которые волею судеб оказались за рубежом в разные годы и которые имеют бизнес с антиквариатом или художественными ценностями, как правило, не имеют никакого искусствоведческого образования. Они не являются специалистами в тех или иных областях. Тем не менее у них довольно большой дилерский опыт, поскольку они постоянно участвуют в западных аукционах. Это им придаёт некую уверенность, что они обладают неким запасом знаний, позволяющих подвергать сомнению выводы тех или иных искусствоведов и историков. Как правило, эти люди действуют абсолютно из корыстных побуждений. У них нет заинтересованности в научной истине. Их единственный род деятельности - прибыль.

А герой этой истории не имеет никакого отношения к западноевропейскому искусству. Он не имеет права судить о нем. Поэтому все его суждения надо не просто подвергать сомнению, а отвергать вовсе. Его поступок связан только с желанием заявить о себе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28457 от 14 января 2021

Заголовок в газете: Эрмитажу врезали по Фаберже