Убить "Манекена"

Популярный челябинский театр увольняют чуть не в полном составе

08.09.2009 в 12:46, просмотров: 2216

Еще не отгремели страсти в нижегородском ТЮЗе, так грянул бой в челябинском театре «Манекен», актеры которого, подобно новгородцам, уж доведены властями города до крайних мер. Голодовка не за горами. Театр ликвидируется. Но здесь проблема не в смене худруков – еще почище: финансирование урезано до нельзя, «приказано вас похоронить», – говорят и причин не объясняют. «МК» немедленно связался с руководителем «Манекена» Юрием Бобковым.

…Пошла по России-матушке волна нехорошая: театры, и без того на ладан дышащие, все больше попадают под раздачу. Вот что случилось в Челябинске; история, собственно, давняя. В апреле с.г. Челябинская гордума приняла решение «об оптимизации отрасли культуры» и «реорганизации» муниципального театра «Манекен», которому, пардон, уж 47-й годочек пошел. На минутку, самый любимый горожанами театр, а не так что – пустое название под сдачу в аренду. Так что в мае бюджетик на 25% урезали, но этого показалось мало. 3 августа гордума сокращает бюджет до конца 2009-го с плановых 6 млн. рублей до 870 тысяч - в 7 раз. Что такое 870 тысяч? Это хватит едва на коммунальные платежи…

И вот в августе управление культуры города (как учредитель театра) издает приказ о сокращении штата на 95%, «на работе» остаются лишь 7 человек из 124-х (эти семеро – либо беременные, либо декретницы, кого не уволишь по закону). Согласно этому же приказу, театр обязан продолжать свою деятельность в полном объеме, и никого не смущает, как объема такого достигнуть без худрука, актеров, вахтеров, осветителей, декораторов etc. В общем, трезвый, логичный взгляд на русское театральное дело.

– Сейчас я постепенно дохожу до крайней точки кипения, – с горечью говорит Юрий Бобков, худрук, – готов на все, пред мэрией уж были пикеты, так что теперь пойдем всей толпой к губернатору, если он по официальному письму меня не примет. Общественность поднимается: все местные каналы, газеты трубят в поддержу театра, со всех концов России (из Перми, Москвы, Владивостока) идут письма в нашу защиту от известных деятелей культуры, но… воз и ныне там! Администрация не реагирует ни на что. Сидит глухо.

– Так, вроде, сам Калягин письмо в защиту написал…

– Власти наши городские ничего не боятся. Письмо Калягина для них ничего не значит, просто в корзину его выбрасывают. И продолжают совершать убийство театра на глазах у всех. Чем мы плохи? Такой живой театр, с солидной почти полувековой историей, с богатым репертуаром (25 спектаклей идет!), пусть у нас зал небольшой (215 мест), но каждый вечер он забит молодежью, студенчеством, мы актуальны! Самый востребованный колектив! И – на тебе. Вот дума выносит постановление урезать финансирование культуры на 6 миллионов, понятно, кризис. Ну так «размажьте» на всех, всем станет немного хуже, будет у всех этакий «бюджет выживания», но почему эти деньги надо было просто взять и разом снять с одного коллектива? Разумом это объяснить невозможно, одна уголовщина на ум приходит. Кафка, просто Кафка!

– Может, вы лично чем-то мэру не угодили?

– Да какой там «лично», ни один руководитель администрации города ни разу не был в нашем театре. Какая там «личная неприязнь», это из серии «Пастернака не читал, но…». Я с 21 апреля вел переговоры, не выпуская информацию в СМИ, ибо ясно, что как только подключаются СМИ – это война. Тем временем, мэру города приходили письма от губернатора с резолюцией «разобраться и коллектив сохранить», от Калягина, но он плевал на них. И ни разу меня не принял. И только после того, как нам вручили повестки о массовых увольнениях, я понял, что дальше молчать нельзя. Я не могу знать, в чем причина, могу лишь догадыватья, что кому-то захотелось нашего здания, но доказать этого не могу. Это лишь предположение. У нас старинное красивое здание, под нас реставрировалось лет пятнадцать назад; сами его проектировали, вылизывали…

– А управление по культуре за вас не заступается?

– Управление по культуре откровенно называет себя «похоронным бюро», так и говорят: нам приказано вас похоронить, и мы вас похороним. Кто приказал? Непонятно, лишь показывают наверх. Пока их обязали по суду выплачивать театру деньги, чтобы правильно, по закону уволить людей. А до 13 ноября мы должны освободить здание. Пока мы активно работаем над премьерой по Гибсону – ее надо доделать, мы не можем обмануть своего зрителя. И премьеру не отменяем. Но не исключаю, что очень скоро вынуждены будем прибегнуть к голодовке. Все уж подключены, Калягин пообещал сделать личный звонок губернатору!

…Делегация СТД в Нижнем Новгороде добилась прекращения актерской голодовки, это главное, однако, по существу, актеры как были в двусмысленной ситуации, так и остались. Актер – всегда заложник. И что будет в Челябинске? За театр – все, да только что это даст в реальности…