Лицензия на сексуальный прокат

“Бледовое побоище” и еще две тысячи фильмов для взрослых одобрило Минкультуры

03.06.2010 в 17:07, просмотров: 5739
Лицензия на сексуальный прокат
“Счастливые трусов не надевают”, “Почтальон кончает дважды” и прочие скабрезности — это название эротических фильмов, одобренных к прокату Минкультом. На днях в Интернете поднялась буза — почему на сайте главного культурного ведомства страны такие неприличия? “Просто в нашей стране нет цензуры”, — объясняют в Минкульте. Точнее, нет федерального закона, по которому чиновники должны отличать натуральное порно от эротики. Как это делают в Минкульте, узнавал “МК”.

В госреестре, опубликованном на сайте Минкультуры РФ, порядка двух тысяч наименований с пометкой “эротический фильм”. Среди них попадаются не только “Сексуальные шалуньи”, “Оргии беременных” или “Опасный секс”, но и нецензурные названия. Все эти фильмы, после того как получают прокатное удостоверение, могут показываться в кино, выпускаться на DVD и CV. Для этого фирме-производителю или частному лицу (режиссеру) всего-то и надо — написать заявление о выдаче прокатного удостоверения, указать всех участников съемок, жанр картины, предоставить сценарий и раскадровку фильма в трех экземплярах и заплатить 2000 рублей. Но как Минкультуры определяет, где заканчивается эротика и начинается порнография? Об этом “МК” узнал у замдиректора Департамента кинематографии Минкультуры Игоря Каллистова.  

— Как вы отличаете порнографию от эротики, ведь у нас в стране нет федерального закона о порнографии?  

— Этим занимается отдел государственного регистра. Есть приказ Госкино РФ, и он принят давно, о рекомендациях по возрастной зрительской аудитории. В нем указаны разные виды ограничений — до 14, до 16, до 18. В зависимости от содержания фильмов. Есть случаи, когда прокатное удостоверение не выдается. Порнография — это когда для сюжета фильма демонстрация полового акта является самоценностью. То есть сюжет и другие события — только антураж. И в том числе не должны быть обнажены гениталии. В отсутствие закона, хотя разные попытки его принять были, сложнее всего именно отделить эротику от порнографии. Там, где идет речь о расовой нетерпимости или разжигании национальной розни, все понятно. Хотя и по этому вопросу критики хватает, особенно насчет сцен жестокости. Когда мы разделяем порнографию и эротику, то руководствуемся приказом Минкультуры, то есть ведомственным нормативным актом. Он, конечно, должен опираться на федеральный закон, но у нас-то его нет. Мы могли бы пропускать все. Но мы этого не делаем. Пользуемся тем, что мы сами сотворили.  

— А решает, где порнография, а где нет, специальная комиссия?  

— Мы называем ее между собой просто комиссией по порнографии. В нее входят киноведы, искусствоведы, в общем, люди творческих профессий. Они могут привлекать психологов и сексологов, если это нужно. Но сначала заявитель приносит пакет документов, мастер-диск, который создал сам или приобрел за рубежом. Все это рассматривают в отделе государственного регистра. И только если заявителя не устраивает решение чиновника, фильм смотрит комиссия. Но она только дает рекомендацию: отказать или присвоить то или иное ограничение. Но мы не обязаны прислушиваться к комиссии.  

— И много ли фильмов не пропускает Минкультуры?  

— Немного. Производители поняли уже наши позиции и критерии. Но есть другая проблема. Нам приносят фильм с одним содержанием, после того как выдаем прокатное удостоверение, распространяется фильм с тем же названием, но эротические сцены меняют на порно. Этим уже занимаются правоохранительные органы.  

— Некоторые фильмы, одобренные Минкультом, в названиях содержат непечатную лексику.

— Мы оцениваем только содержание фильма. Если в нем одно нецензурное слово, то можно показать фильм и детям до 14 лет. Если их много, то ставим возрастные ограничения, ведь в Конституции написано, что цензура запрещена.