Рок-н-ролл живет и здравствует

Во вторник в видавшей виды Москве с помпой и восторгами прошел большой и необычный “единый рок-день”

Во вторник в видавшей виды Москве с помпой и восторгами прошел большой и необычный “единый рок-день”
Столичные подмостки одновременно топтали несколько редких видов динозавров рока. Иных считали уже вымершими, однако страхи, к счастью, оказались преувеличенными.

РОД СТЮАРТ: рок-старичок в стиле sexy

Во вторник в Государственный Кремлевский дворец чудесным образом заглянули джазовые 40-е, соул 60-х и его величество рок-н-ролл в лице легендарного британца Рода Стюарта. Насыщенная программа открытого фестиваля “Черешневый лес” обрела выразительные музыкальные акценты.

Кумир нескольких поколений, обладатель премии “Грэмми” и один из столпов рока представил песни с последнего альбома “Soulbook”, а также лучшие хиты концертной программы “Best Of” в новых аранжировках. Гламурный рок-н-ролльщик привез с собой нешуточный ансамбль из гитар, ударных, клавишных, саксофонов, скрипки, бубна, укулеле и трубы, а венчало звуковое великолепие заливистое пение троицы темпераментных бэк-вокалисток. Сцена напоминала антураж джазовых клубов с занавесями на стенах, меняющих цвет от подсветки, и белыми возвышениями в центре для барабанов и рояля. По центру висел огромный экран, позволявший любоваться искрящейся харизмой любимого музыканта даже из самых дальних уголков зала.  

Сам король вечера, которому уже без малого 65 лет, предстал перед публикой в малиновом щегольском пиджаке, подтянутый, приветливый и позитивно заряженный. Его бешеная энергия хлестала из него направо и налево, переходя ко всем собравшимся. Фирменный голос, сводящий с ума неподражаемой хрипотцой, все еще не утратил силу, а юношеский задор не покинул тело. Род Стюарт увлеченно и искренне вытягивал самые проникновенные нотки, соблазнительно пританцовывал, хохмил, кружился с микрофонной стойкой и просто носился как угорелый по сцене. От возраста, впрочем, никуда не денешься, и Род время от времени все-таки смещал центр внимания с себя на задушевные соло скрипки или саксофона, а то и вовсе уходил за кулисы, чтобы перевести дух, пока бэк-вокалистки развлекали зрителей динамичными соул-хитами “Soul Finger” и “You Keep Me Hangin’On”, прозвучавшими так, будто сами The Supremes вернулись из прошлого.  

Последний раз Москва внимала самобытному бархатному голосу рок-звезды 14 лет назад, и, учитывая, что новый репертуар певца составляют кавер-версии знаменитейших в Америке соул-композиций 60-х, чуждых в общем-то русскому сердцу, наших поклонников “нестареющий мачо” решил порадовать ударной дозой из своих главных шедевров. Прозвучали “Sweet Little Rock’N’Roller”, “This Old Heart of Mine”, “Downtown Train” и щемящая “The First Cut is the Deepest”. Также были “Tonight’s the Night” и “Hot Legs”. Под “You’re in My Heart” на экране была показана видеонарезка из матчей любимой футбольной команды Стюарта “Glasgow Celtic”, при этом бело-зеленым флагом “кельтиков” активно размахивали с балкона поклонницы, дружным хором подпевая Роду. На вопрос певца “Da Ya Think I’m Sexy?” в отгремевшей диско-зажигалочке, думается, большинство присутствующих ответило бы безоговорочное “да”, так как Стюарт и сейчас может задать фору немалому количеству молодых музыкантов.  

Под конец вечера британец спел хитовую “Maggie May”, а закончил концерт умиротворяющей и мегахитовой “Sailing”. Зал стоял на ушах, что называется, рукоплескал легенде и выкрикивал “браво” и “бис”, но выхода на бис, увы, предусмотрено не было. Если Род Стюарт не пожелает пожаловать в столицу в ближайшие лет 14 — ничего страшного, столица долго еще будет помнить этот его ярчайший летний перформанс.

Ксения МЕЛЕНТЬЕВА.

GNR: от разрухи — к демократии

“Это больше, чем секс!” — возбужденно восторгалась певица Лада Дэнс в фойе спорткомплекса “Олимпийский”, переживая только что полученные эмоции от концерта Guns N’Roses. На мое сомнение, что Axl Rose безобразно раздулся, превратился в карикатуру на самого себя, а некогда звонкий и чистый голос, бурливший аки горный родник, теперь отвратительно скрипит, словно несмазанное колесо у телеги, Лада испепелила меня взглядом: “Ничего ты, Гаспарян, не понимаешь в музыке, я это всем расскажу. У Акселя — фантастический роковый тенор четвертой октавы, это я как профессионал тебе говорю!”. Дав понять, что разговор на этом окончен, г-жа Дэнс ретировалась восвояси.

Каждый остался при своем, а публика, забившая зал, праздновала величайшее событие в своей фанатской жизни — первый в Москве концерт “великих и ужасных” Guns N’Roses, которых уже и не чаяли когда-либо увидеть. Их в общем-то и не увидели. Под вывеской эпохальной группы по миру нынче колесит его одинокий осколок — мистер Axl Rose (настоящее имя Уильям Бейли) — тоже, впрочем, вполне себе легендарный.  

Остатки — сладки, особенно для тех, кто сходил с ума от GNR во времена их рок-имперского могущества. Ради этой встречи именитому фронтмену и его нынешнему сопровождению готовы были простить что угодно, даже два часа унылого ожидания начала концерта. Можно представить, как были бы изничтожены, позволив себе такое, “зарвавшиеся звезды” местного разлива — Киркоров, например, или даже Пресняков. В кулуарах шептались, что музыкантов из Питера привезли в такую хламину, что они еле пришли в себя, оттого, мол, и задержались с выходом.  

Когда Аксель Роуз в шляпе, мешковатом пиджачке, маечке с аппликацией Ленина и больших черных очках все-таки выскочил, точнее — грузно вывалился, на сцену, комично суча пухлыми ножками и тряся животиком, его издали можно было и впрямь принять за Преснякова, а уж когда заскрипел высокой нотой, сходство вышло практически фотографическим. Потом он очки снял и стал похож на Микки Рурка. Та же эволюция — от изящных форм прошлого к унылому настоящему. Впрочем, Микки, даже переродившись в силу возраста и тяжелой жизни, остается убедительным как профессионал. Акселю пришлось изрядно напрячься, чтобы добиться былой убедительности. Он кряхтел, визжал, ворочал микрофонную стойку, пытаясь воспроизвести сексапильную легкость движений ушедшей молодости, но в его 48 лет получалось это с трудом. Контраст был тем разительнее, что парой километров далее, в Кремле, живенько зажигал 65-летний Род Стюарт, а днями ранее Лужники укатал 55-летний Билли Айдол, формы, голос и кураж которого заставляли подозревать рок-идола во владении волшебным портретом Дориана Грея.  

Впрочем, к середине двухчасового шоу мистер Роуз собрался с силами и при мощной гитарно-барабанно-синтезаторной поддержке отменного коллектива, который он собирал тщательно и придирчиво, раскачал концерт до уровня вполне добротного и убедительного рок-действа. Ближе к финалу, когда зазвучала November Rain, эмоциональное единение артистов и зала достигло апогея и даже чем-то напоминало восторг былых времен. Станиславский, если бы видел в этот момент эмо-вида гитариста Дарена Джея Ашби (DJ Ashba), игравшего роль Слэша, мог уверенно сказать: “Верю”. Впрочем, до массового срывания фанатками с себя лифчиков, чем всегда славились в прошлом концерты “Ганзов”, так и не дошло.  

Формальный повод тура — продолжающееся промо альбома Chinese Democracy (“Китайская демократия”) — заслуживает отдельной главы. Рождавшийся почти 15 лет в мучениях, творческих метаниях и бесконечных капризах Акселя, новый альбом GNR все-таки стоил потраченных на него 13 миллионов долларов. Он стал не только актом личностного героизма музыканта, преодолевавшего всяческие ломки, но и образцом музыкального совершенства, восторженно встреченным в мире. Эволюция от “Страсти разрушения” (Appetite For Destruction, 1987) к патетике справедливости и свободы “Китайской демократии” Акселю Роузу явно удалась и, видимо, стоила мучений и долгих лет вызревания. Исполнение шести шедевров с этого альбома в Москве (в т.ч. Street Of Dreams, Chinese Democracy, This I Love, Sorry) можно считать событием, независимо от того, насколько удачно это было сделано.  

В отличие от концерта в Питере, правда, музыканты так и не исполнили главный, пожалуй, “ганзейский” хит Don’t Cry, чем расстроили даже самых верных фанатов, готовых простить Акселю Роузу даже нынешнее сходство с Владимиром Пресняковым.

Артур ГАСПАРЯН.