Части тела – не игрушки

Художница Аннет Мессаже: « Для меня глагол «работать» означает лежать»

Разорванные игрушки? Гора полосатых подушек, а между ними черные кожаные маски? Зал затянут черным полотном, а под ним - части тела?.. Это не свалка, а выставка. Пожалуй, самая знаменитая художница Франции Аннет Мессаже привезла в Москву, в фонд культуры «Екатерина» почти ретроспективу своего творчества. «Почти» только потому, что большинство ранних работ Аннет давно разобрали музеи. Накануне открытия 67-летняя Аннет Мессаже рассказала «МК», почему в искусстве главное – части тела.
Художница Аннет Мессаже: « Для меня глагол «работать» означает лежать»
Аннет Мессаже. Фото: be-art-website.com

- Части тела меня всегда интересовали. На меня в свое время большое впечатление произвела книга Роланда Барта «Фрагменты любовной беседы». Он пишет, что «мы никогда не говорим «я люблю твое тело», мы говорим, что любим глаза, руки, ягодицы»… И надо сказать, что вся моя работа состоит из кусочков, фрагментов, как маленькая книга. Жизнь тоже состоит из кусочков, она фрагментирована. В какой-то момент можно быть очень счастливым, а потом выйти на улицу, увидеть слепого человека и сразу почувствовать в себе грусть.

- Когда вы начинали, в 70-е года, в искусстве правили мужчины. Как вам удалось переступить через эту преграду?

- Я была очень настойчивой. Надо сказать, что Франция – страна мачо. Хотя больше я выставлялась в Германи.

- Вы используете для создания своих работ игрушки, мягкие материалы. Почему?

- Надо сказать, что вначале я работа с серией «The Boarders» – это такие птички, одетые в разные костюмчики. Я работала с фотографией, вышивкой, с техникой де купаж.

- Кстати, о птичках. В первой работе из серии «The Boarders» главным героем был мертвый воробей. Вы его нашли мертвым или, извините, убили?

- Воробья я нашла на улице. Гуляла и увидела мертвую птичку, это взволновало меня. Я тогда сказала себе, что у меня отношение к этому воробью такое же, как к моим соседям: ни о них, ни о нем я ничего не знаю.

- У вас есть работа, на которой нарисован план вашей квартиры с зонами: Аннет – художник, Аннет – коллекционер. Сейчас ваша квартира тоже разделена по зонам?

- Сегодняшняя моя квартира другая, потому что я работаю в разных местах. Для меня глагол «работать» означает лежать в своей комнате и рассуждать о чем-то. Потому что остальные глаголы это уже «приводить в жизнь», то есть претворять. Больше всего работаешь, когда другим кажется, что ты ничего не делаешь. Но на самом деле – это самая активная работа для художника.

- Ваш муж тоже известный художник. Вы советуетесь с ним, когда работаете? Или он с вами?

- Мы никогда не даем друг другу советов, никогда не ходим в мастерскую друг друга. Мы очень много говорим об искусстве, но работы друг друга не обсуждаем.

- Современное искусство с 70-х сильно изменилось. Какие вы видите плюсы и минусы?

- Есть позитивные моменты и негативные. Позитивный в том, что художник свободен. Он может создать и видео произведение, и картину, у него нет никаких границ. А негатив от того, что создается впечатление будто искусство зависит от спонсоров и стало бизнесом. Но настоящий художник всегда может оставаться свободным.

- Как вы отбирали для московской выставки работы?

- К сожалению, здесь работы не с с 70-х, а с 80-х годов. Мы не смогли получить из многих музеев предметы. Так что здесь вещи, которые были свободны. Есть совсем новая работа, сделанная специально для Москвы - два объекта. Первый называется «Парад». Эту инсталляцию я начинала создавать в 80-х годах, и продолжаю до сих пор, добавляя новые объекты. И второй объект– инсталляция «Под ветром». Черная ткань раздувается ветром, а под ней – различные элементы.

Это части тела, органов, маленькие сломанные игрушки.