Гимн перестанет быть маршем?

В четверг в филармонии — эталонная запись главной песни страны

18.12.2013 в 15:25, просмотров: 3156

Понятно, что гимн не меняют как перчатки, — к коррекции текста или музыкальной начинки прибегают лишь в особых случаях раз в десятилетия, и то по согласованию с самым верхом. Но жизнь идет вперед, застывших форм не бывает: в четверг в КЗЧ сбегается вся пресса — оркестр Московской филармонии (АСО) п/р Юрия Симонова и хор им. Свешникова с двух до пяти вечера запишут три версии гимна России. А станут ли они эталонными — решит особая комиссия. Но музыканты постараются...

Гимн перестанет быть маршем?
Фото: пресс-служба Московской филармонии

Пока оркестр репетирует, мы справляемся об особенностях новой записи у худрука Государственного русского народного хора Евгения Волкова. Кстати, хор Свешникова (ранее — Госхор СССР) в 1938-м уже записывал с Госоркестром (дирижер Гаук) «Интернационал».

— Успеем ли мы записать все три вариации — это пока неизвестно... у нас есть резервный день — 20 декабря.

— О каких вариациях идет речь?

— Ну как же — только оркестр, затем вариант с хором и оркестром и хор a cappella...

— То есть на все случаи жизни?

— Если запись признают достойной — да, ею будут пользоваться все. Слова, конечно, останутся неизменными: они отвечают нашей национальной идее, их никто не изменял. Вы же помните, наверное, как Стравинский захотел перегармонизовать гимн США, — так дело дошло до полиции...

— А чем плоха запись, которая уже существует?

— Дело в том, что мы сейчас возвращаемся к музыкальной редакции 1977 года — оркестровку для нее сделал Ян Абрамович Френкель, — это то, что звучало до 1991 года.

— Объясните на пальцах разницу в оркестровке 1977 и 1991 годов?

— Версия Френкеля — более напевная, более плавная. С меньшей отсылкой к маршевой жанровой среде. Все-таки наша российская национальная специфика в том, что надо больше петь, чем маршировать. Тем более все вокруг говорят, что хотелось бы такую редакцию гимна, которой было бы приятно именно подпевать...

— То есть более размеренная?

— Ну конечно. Причем эталонную запись редакции 1977 года тоже осуществлял Юрий Иванович Симонов, — и сейчас, по счастью, мы имеем дело с тем же самым дирижером. Правда, тогда он записывал гимн с хором и оркестром Большого театра (оркестром ГАБТа он в ту пору руководил).

Юрий Симонов. Фото: пресс-служба Московской филармонии

— Любопытно, что оркестр Московской филармонии очень молод, что ни в коем случае не умаляет его профессионализма...

— Так это ж так важно — прививать патриотизм молодым людям, что их правильно ориентирует в жизни... через музыку — в самый раз!

— А этот проигрыш знаменитый (вступление) перед гимном — он останется?

— Безусловно, это же настройка для хора и оркестра — чтоб они работали в тоне. Кроме того, это в каком-то роде фанфары — «слушайте все».

— А как, собственно, хор будет петь? А то иной раз начнешь слушать гимн — страшно делается, навеса ужаса...

— Нет-нет, страшно не будет; должно быть радостно от художественного образа. Поэтому исполним серьезно, с достоинством, очень светло. Но в начале записи свои требования к нам предъявит Юрий Симонов. Что до мужского и женского начала — они равновесны, как в любом русском смешанном хоре.

— Какую из этих трех вариаций для вас записать труднее?

— Ну, конечно, пение a cappella — самое ответственное. Так как надо держать строй. После репетиции начнем запись в абсолютной тишине, по сути, в студийной обстановке — в филармонии очень хорошая звукорежиссерская команда. Со всеми куплетами гимн поется где-то 3,5–4 минуты. Конечно, будут и акценты несколько другие, несколько изменится характер — Юрий Иванович как раз сейчас завершает работу над исполнительской редакцией. Работа очень ответственная: такие бывают раз в жизни, изо всех сил постараемся ее выполнить на высшем уровне.