Дом литераторов купается в юбилеях

Директор Клуба писателей ЦДЛ Галина Максимова в свой день рождения рассказала «МК», как дом отмечает 80-й сезон

20.12.2013 в 17:24, просмотров: 2780

Этот романтический дом в стиле модерн на Большой Никитской, больше похожий на замок, знает каждый писатель. Центральный Дом литераторов — место намоленное и легендарное. Шолохов, Твардовский, Катаев, Окуджава, Михалков-старший — список писателей, которые чувствовали здесь себя запросто, бесконечно длинный и пополняется каждый день. Тем более сейчас, когда ЦДЛ празднует 80-й сезон, а клуб писателей — свое 20-летие, дом собирает самых востребованных персон. Чем ЦДЛ живет сегодня, «МК» побеседовал с его директором Галиной Максимовой — ее юбилей совпал со знаменательными датами писательской Мекки.

Дом литераторов купается в юбилеях
Виталий Вульф, Галина Максимова и Владимир Спиваков. Фото предоставлено ЦДЛ

— Галина Ильинична, поздравляем с днем рождения! В родном ЦДЛ отмечаете? Давно ваша жизнь связана с этим местом?

— 32 года — почти целая жизнь в этом доме. Да, у нас скромное, семейное торжество.

— А у Дома литераторов тоже юбилей — идет 80-й сезон. Смотрю, в программе сплошь известные имена: Дмитрий Быков, Александр Архангельский, Иосиф Райхельгауз. А кто ходит на их творческие вечера и лекции, кто ваш сегодняшний посетитель?

— Многие ходят к нам десятки лет — сложился круг друзей. Но у нас много новых имен и юных талантов. Мы активно работаем с авторами, востребованными молодым поколением, с тем же Дмитрием Быковым и Александром Архангельским. Постоянно идет обновление аудитории. Залы переполнены. Недавно состоялся вечер «Вознесенский в кадре». Показывали уникальные фотоматериалы. В зале негде яблоку было упасть. Люди стояли три часа, молчаливо слушали и не уходили. Зал внимательный, доброжелательный, интересный. Мы этим гордимся. Мы наработали это за многие годы.

— Наверное, самыми сложными для дома были 90-е годы, когда, мягко говоря, было не до литературы?

— Если говорить о том, что представляет собой наш писательский клуб, которому в этом году исполнилось 20 лет, то, конечно, надо вернуться в далекий 1993 год — время дестабилизации и раскола. Союз писателей СССР прекратил свое существование — и автоматически прекратилась государственная финансовая помощь Дому литераторов. В это время стали создаваться новые писательские союзы и организации. Писатели разошлись по идеологическим принципам. Именно тогда — из товарищеского желания общаться и обсуждать творческие вопросы — выросла необходимость создания клуба. У его истоков стояли Владимир Солоухин, Борис Можаев, Сергей Михалков, Андрей Вознесенский, Григорий Поженян, Андрей Яхонтов и наш тогдашний директор Владимир Носков. Его роль в консолидации писательских сил трудно переоценить. Нас побуждали включиться в политическую борьбу, подписывать политические воззвания, но мы сумели отказаться от этого. Поставили на первое место объединение писателей всех политических взглядов. И сейчас мы придерживаемся тех же принципов.

— Какими событиями отмечен 80-й сезон ЦДЛ?

— Программа обширная. Идет уже упомянутый цикл, посвященный Андрею Вознесенскому, проходят вечера памяти писателей, которые стояли у истоков дома. Кстати, на днях прошел такой вечер — приуроченный к столетию Александра Борщаговского. Не многие знают, что он автор сценария фильма «Три тополя на Плющихе». Был замечательный вечер Якова Костюковского. Опять-таки не все в курсе, что именно он автор сценариев «Кавказской пленницы» и «Приключений Шурика». Организована большая фотовыставка, где представлены уникальные снимки, сделанные в наших стенах.

— Писательское сообщество — более закрытое, чем другие творческие клубы. Какие темы обсуждаются?

— Члены совета клуба писателей, куда входят очень разные мастера слова, обсуждают проблемы ЦДЛ. Встречи проходят раз в два-три месяца. Прежде всего говорим о доме, о текущих творческих планах, о хозяйственных делах. Проблем хватает: в аварийном состоянии библиотека, которая с конца ХIХ века не ремонтировалась. А ведь мы собрали редчайший, уникальный, можно сказать, антикварный фонд.

— Ремонт будете делать за свой счет?

— ЦДЛ на самофинансировании. Нам помогают, конечно, но по большому счету мы едва сводим концы с концами. В основном зарабатываем на том, что сдаем в аренду Большой зал — под антрепризы, конференции, встречи. Несмотря ни на что, основными мероприятиями в доме остаются писательские, ЦДЛ продолжает жить и оставаться актуальной литературной площадкой.

— ЦДЛ — место не только актуальное, но и мифическое. Правда ли, например, что у вас висит люстра, подаренная Сталиным Горькому?

— В Дубовом зале (в ресторане ЦДЛ в стиле ар-нуво. — М.М.) действительно висит большая красивая люстра. Существует легенда, что она когда-то была подарена Максиму Горькому Сталиным. Но мы не нашли документов, подтверждающих миф.

— А видели вы когда-нибудь тень Александра III, которая ночами бродит по особняку? Согласно легенде, он бывал у владелицы диковинного дома графини Александры Олсуфьевой и сломал здесь ногу, оступившись на витой деревянной лестнице.

— Не случалось. Но Вольф Мессинг, который жил неподалеку от ЦДЛ и частенько к нам заглядывал, говорил: «Эти залы буквально переполнены душами тех, кому было в этих стенах хорошо». Он даже отказывался обедать в Дубовом зале, потому что за столиками ему чудились слетавшиеся на пиршество тени. А что касается живых... К нам приезжала наследница Олсуфьевых. Ее в 80-х годах привез из Италии Андрей Вознесенский. Она думала, что ее дома не существует. А когда она вошла в Дубовый зал, увидела, что целы стены, вещи, принадлежавшие предкам. А уж когда обнаружила, что в ее бывшей детской спаленке расположен партком — дело было в советские времена, — то и вовсе расплакалась.

— Что бы вы хотели пожелать дому?

— Чтоб он жил долго, потому что писатели бесконечно любят этот дом, а я не могу существовать без преданных своему делу людей, которые в нем работают.

Реальная история в тему

Очередное открытие сезона ЦДЛ. На сцене появляется абсолютно голый человек. На одной ягодице у него СП, на другой — СССР. Он объясняет, что в Союз писателей можно вступить только через ж... С большим трудом его уводят. Роберт Рождественский подходит к микрофону: «Извините, что я одет!». Смех. После стало не до смеха: воспитательная работа с сотрудниками и запрет на вход в дом всех посторонних. Пускали только членов СП и членов клуба. В дом входит драматург Иосиф Прут, к нему бросаются администраторы: «Член дома?!». Он спокойно отвечает: «Нет, со мной!».