Земля — зона риска для жизни

Вторую неделю у стен Госдумы голодают жители Подмосковья

11.12.2013 в 12:07, просмотров: 2446

Пока все суды ими проиграны. Таким отчаянным способом они требуют предотвратить окончательную попытку захвата их земельных участков. Жителей разных районов объединяет общая судьба. Их угораздило родиться, жить и работать в ближнем Подмосковье, где земля дороже золота. Если бы они жили где-нибудь за 101-м км, на их участки вряд ли кто бы покусился. Но не судьба.

Земля — зона риска для жизни
фото: Денис Трудников

В незапамятные времена право на свою землю крестьяне отстаивали подручными средствами — топорами и вилами. За столетия цивилизация далеко шагнула вперед, и теперь все спорные вопросы решаются в судебном порядке. Любимая фраза героев американских фильмов: «Встретимся в суде». Но это у них встреча в суде означает относительно справедливое решение. Для «встречи в суде» по-русски лучше всего подходит бессмертная крыловская фраза: «У сильного всегда бессильный виноват».

Одни «бессильные» смиряются с ситуацией, другие всеми возможными средствами пытаются отстоять свои права. Последним возможным средством часто становится голодовка. Они происходят настолько часто, что воспринимаются как проза нашей жизни.

У каждого из голодающих у Госдумы — своя земельная история. Объединяет их одно обстоятельство, которое хорошо знакомо многим «дорогим россиянам». Наплевательское отношение власти к проблемам «дорогих россиян». Жителями пока все суды проиграны.

У Госдумы в общей сложности посменно стоят 14 женщин (голодают только женщины). Большинство голодающих из Одинцовского района, но из разных деревень. Есть жители Мытищинского района. Районы разные, а земля одна, с которой их пытаются выгнать.

фото: Андрей Маленков
Председатель Общественной палаты Одинцовского района Константин Гавриков приехал пообщаться с земляками, чтобы выяснить, чем можно помочь.

Тамара Моторина из Мытищинского района пытается отстоять право на землю, принадлежащую фирме, в которой женщина была одним из учредителей. Сейчас на пенсии. В 1991–1994 годах фирма получила участок в 0,8 га сначала в аренду, потом — в собственность.

— На этой земле создали производственную базу, вкладывали свои деньги в развитие. Так получилось, что не успели перерегистрировать свидетельство о собственности на землю. Выяснилось, что наша земля оформлена на две другие фирмы. На бумаге выглядит так, как будто на земле нет никаких строений, — печально рассказывает Тамара Николаевна.

Еще она дама представляет интересы дачников. Облсовет почти четверть века назад изъял у совхоза имени Тимирязева некоторое количество земли и присоединил к населенным пунктам. Выделили дачные участки для жителей района. Люди строились, обживались, оформляли документы. И вдруг совсем недавно выясняется, что у земли объявился старый-новый собственник (бывший совхоз стал ГУПом) с новым кадастровым паспортом, а местных дачников просто в природе не существует. По крайней мере, на бумаге. Все та же ловкость рук чиновников, и никакого мошенничества.

Елена Золотова, Одинцовский район. По факту она координатор действий голодающих земляков. Познакомились в судах. Решили объединить свои усилия. Голодают от отчаяния и несправедливости.

— Мы все из Ершовского поселения. Земельные ситуации у нас разные. Общее то, что местная администрация пытается отнять у нас землю с помощью фальсификаций, — объясняет Елена Владимировна причину объединения жителей.

По мнению жителей, проходила фальсификация по одному и тому же сценарию — подмена документов. Отнимали не всю землю. Одни потеряли пять соток, другие 10 или 20. Фальсифицировать документы было несложно. В основной массе обманутые — люди преклонного возраста, среди которых и участники Великой Отечественной войны, малолетние узники концлагерей, ветераны труда.

Только один пример — супруги Прокофьевы. Муж несколько лет назад умер. На двоих они в местном колхозе отработали 110 лет. В 1992 году по президентскому указу им выделили землю под ИЖС — 30 соток. Соответствующие записи имеются в похозяйственной книге, в которой фиксируются площадь участка, строения и т.д. Кстати, эти книги таинственным образом пропали. Когда Прокофьевы начали переоформлять документы на землю, в архиве им выдали справку, что за ними числится только 10 соток. 20 сотками владеет другой человек, сотрудник местной администрации. И суды не нашли ничего противозаконного в действиях местных властей.

фото: Андрей Маленков

Голодающие настроены решительно. Они хотят не только восстановить справедливость, но и добиться наказания для тех, кто, по их мнению, творил беззаконие: местная власть, полиция, суды. Об этом они пишут в своем обращении на имя заместителя председателя Государственной думы Владимира Васильева.

Председатель Совета депутатов Ершовского поселения Алексей Бредов так прокомментировал сложившуюся ситуацию:

— Жители голодают у стен Федерального собрания. К местной власти они претензий не предъявляют. Что же касается непосредственно земельного вопроса, то уже восемь лет в полномочия поселений не входит распоряжение землей.

Все так, конечно. Только глава поселения Виктор Бабурин уже несколько месяцев находится под арестом по подозрению в получении взятки именно за решение земельного вопроса.

А претензий действительно нет. Какие могут быть претензии к такой власти, к которой никакого доверия?

Голодающие намерены добиваться встречи с губернатором области и ради этой встречи намерены стоять до конца. В четверг, 5 декабря, когда я приезжал к голодающим к Госдуме, к одной из женщин приехала «скорая». Здоровье убывает — голодовка, возраст. У меня нет ответа на вопрос: а стоит ли рисковать жизнью ради призрачной надежды?