Спецоперация «Кипр»

Авторитетное мнение Николая ВАРДУЛЯ, главного редактора «Финансовой газеты»

19.03.2013 в 20:06, просмотров: 9554

События на Кипре напоминают скорее американский боевик, чем обычно мучительно долгий евробюрократический марафон. На Кипре действительно проходит спецоперация. И ее цель вовсе не спасение экономики или островной банковской системы.

Спецоперация «Кипр»

Для спасения нужно не более 17 млрд евро, сумма для тройки кредиторов Кипра — ЕС, ЕЦБ, МВФ — ну никак не критическая. В конце концов именно ради подобных пожарных акций создан Европейский фонд финансовой стабильности, который располагает 780 млрд евро, для него помощь Кипру — что слону дробина.

Почему с Грецией, положение которой было не лучше кипрского, европолитики долго договаривались, а в случае Кипра сразу пошли на штурм? В прошлом году Еврокомиссия позволила нескольким странам не выполнить цели по сокращению расходов бюджета и госдолгу. Брюссель обещал и дальше быть более снисходительным — рост экономики всей Европы оказался куда хуже ожиданий. Почему Кипр — исключение? Может быть, Еврогруппа выбрала его полигоном для борьбы с офшорами? Опять не сходится. В том же пакете мер, в который входит пресловутый налог на вклады, есть и налоговые ужесточения. Но они никак не потрясают воображение: налог на прибыль должен вырасти с 10 до 12%. Это значит, что по европейским (и американским, и российским) меркам Кипр сохраняет свой офшорный статус.

Так что цель замечательного налога если и связана с оздоровлением экономики, то не Кипра, а его доноров — ведь их помощь сокращается на сумму взысканного с вкладов. По цивилизованным меркам это вообще никакой не налог. Налогом он был бы, если бы обкладывал не вклады, а доходы от процентов по ним. Это неприкрытая экспроприация, то есть что-то из арсенала отнюдь не современной экономической политики, а, скорее, большевистской классовой борьбы.

Кого же надо «искоренить как класс»? В конце прошлого года немецкие СМИ со ссылкой на спецслужбы Германии писали, что граждане России держат на счетах банков Кипра $26 млрд. И что значительная часть этих средств является нелегальным доходом.

В прицеле прежде всего именно эти деньги. Но не надо путать европолитиков с полицейскими. Политики многослойнее, они нашли соломоново решение. Спасти кипрские банки в их нынешнем виде — значит, сохранить «прачечную» для российских капиталов. Тратить на это деньги налогоплательщиков недопустимо. Но Кипр не остров пиратов, а страна ЕС, значит, помогать надо. Вот пусть владельцы сомнительных вкладов и раскошелятся. То самое любимое в родном Отечестве государственно-частное партнерство.

Что характерно, Москва в явном тупике. Конечно, громы и молнии в адрес налога на депозиты полетели. Но Россия с самого начала увязала свою возможную помощь Кипру с действиями ЕС. Альтернативы, строго говоря, не было: если бы Москва продолжила практику 2011 года, когда предоставила на спасение кипрским банкам 2,5 млрд евро под 4,5% годовых, то стало бы совершенно очевидно, какого именно бегемота вытягивают из болота. Теперь остается только ужесточить свою позицию по возможному рефинансированию кредита 2011 года. Однако эта мера только усугубит положение кипрских банков и их вкладчиков.

«Налоговый» прецедент останется в европейской экономической истории. Но, думаю, вопреки муссируемым опасениям не получит распространения ни в Греции, ни в Португалии. Это адресная мера. И ее конечный получатель заработал свои кипрские деньги вовсе не там.

В конце концов Еврогруппа применительно к России выполняет задачу деофшоризации ее экономики. Остается только пожалеть, что 18 марта, выступая на налоговой конференции РСПП, замминистра финансов Сергей Шаталов заявил, что возврат средств из офшорных зон — это не тема налоговой политики. Раз так, пусть хотя бы Еврогруппа расстарается.

Банковский кризис на Кипре. Хроника событий