Пандемия ударила по рынку труда: кто пострадал больше всех

В наиболее затруднительном положении в США оказались женщины и пожилые люди

Меньше двух месяцев осталось до президентских выборов в США. Главным и неоспоримым козырем американского лидера Дональда Трампа считалась стабильная экономика. За время его пребывания на посту главы Соединенных Штатов она бурно росла – до тех пор, пока не грянула пандемия COVID-19. И теперь, спустя полгода после ее начала, появляются свидетельства долгосрочного ущерба для американского рынка труда.

В наиболее затруднительном положении в США оказались женщины и пожилые люди

Число людей, ушедших на пенсию, стремительно растет, женщины не могут быстро вернуться на рынок труда, а так называемые «временные увольнения» граждан становятся постоянными. Все эти тенденции могут повлиять на восстановление экономики Соединенных Штатов как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

«В первые месяцы рецессии мы были более сосредоточены на том, сколько рабочих мест можно было бы вернуть и сохранить, – рассказала агентству Reuters Кэтрин Энн Эдвардс, экономист по вопросам труда в RAND Corp. – Теперь главный вопрос в том, какой ущерб она нанесла».

До пандемии женщины и пожилые работники способствовали росту занятости в США. А сегодня именно они оказались в наиболее затруднительном положении.

По данным министерства труда Соединенных Штатов, женщины и сотрудники в возрасте 65 лет и старше составляют непропорционально большую долю из 3,7 миллиона человек, ушедших с работы во время пандемии или же находяшихся в ее активном поиске.

Люди в возрасте 65 лет и старше составляли менее 7% рабочей силы в феврале и одновременно 17% тех, кто покинул рынок труда до августа. Женщины ранее составляли 47% рабочей силы, и при этом 54% ушедших с работы.

Согласно анализу данных, проведенному Ником Банкером, директором по экономическим исследованиям в Indeed Hiring Lab, после резкого увеличения числа женщин, покидающих рабочие места в первые месяцы пандемии - в особенности для ухода за ребенком - наблюдается их более медленное возвращение на работу по сравнению с тем же периодом до масштабного распространения COVID-19. Однако количество женщин, сославшихся на семейные обязательства в качестве причины для ухода, возросло на 178%. При этом число мужчин, указавших на это, увеличилось менее чем вдвое.

Между тем, начиная с апреля, резко подскочил процент женщин и мужчин, которые поменяли работу во время коронавируса.

Специалисты из Центра пенсионных исследований Бостонского колледжа обнаружили, что растущая доля работников в возрасте 65 лет и старше заявляют о своем уходе с работы. Этого ожидали многие экономисты, учитывая риск, который COVID-19 представляет для пожилых людей.

Более того, по результатам исследования центра, почти 20% этой возрастной группы вышли на пенсию в июле этого года, по сравнению с 17% за этот период в прошлом году. Доля работников, которые считают себя «пенсионерами», а не просто безработными, также неуклонно росла в последние месяцы - с 14,2% в апреле до 19,5% в июне.

«Мы ожидали, что это может произойти - что люди, которые были близки к выходу на пенсию, могут уйти на нее раньше», - сказал Анки Чен, заместитель директора Центра по исследованиям сбережений.

Ситуация вновь разжигает споры десятилетней давности о том, что безработица может привести к долгосрочным «травмам» для американской экономики. Однако сейчас их специфика совсем иная.

Экономический спад 2007-2009 годов непропорционально сильно ударил по строительным и обрабатывающим отраслям в США, в которых доминировали мужчины. Вместе с тем пандемия привела к еще большему сокращению рабочих мест в сфере услуг, сосредоточенных среди женщин, а также к дополнительным осложнениям, связанным с закрытием школ и опасениями по поводу безопасности детских садов и домов престарелых.

Как показывает анализ данных Current Population Survey (CPS), людям будет сложнее вернуться на работу. Из 7,6 млн сотрудников, находящихся на «временном увольнении» по состоянию на июнь 2020 года, число тех, кто нашел новое место работы к июлю (2,4 млн), затмили 2,8 млн человек, которые либо окончательно ушли с работы, либо заявили, что больше не надеются вернуть свои рабочие места. Такая ситуация была впервые за все время пандемии.