Эхо взбудораженной Москвы

Что политики думают об отставке?

“Как вы расцениваете отставку Юрия Лужкова и каким образом она может отразиться на жизни столицы?” — такой вопрос мы задали политикам и политологам.
Что политики думают об отставке?

Владимир ПЛАТОНОВ, председатель Мосгордумы: “Официально все сделано по закону. Были ли другие варианты? Мне кажется, да... Москвичи оценивали работу мэра высоко, как и люди, которые видели, как Москва изменилась за последние двадцать лет. И все эти преобразования связаны с именем мэра.


Возможно ли разделить должности мэра и председателя правительства, которые совмещал Юрий Лужков? Ситуация здесь непростая. Я, например, считаю, что сейчас эти должности может занимать только один человек, потому что в законе говорится через запятую: “высшее должностное лицо, глава исполнительной власти”. Но я не хочу в этом участвовать — сейчас эту задачу будет решать президент…


Сейчас избиратели интересуются, не закончатся ли социальные программы, не уберут ли доплаты к пенсиям и даже будет ли ярмарка меда. Не удивляйтесь — даже мед волнует москвичей”.


Сергей МИТРОХИН, глава “Яблока”: “Новую кандидатуру мэра выдвигает “ЕР”. В связи с этим возникает неприятная для Москвы ситуация. Все негативное, что раньше поддерживалось “медведями”, будет сохранено. Градостроительная политика, генплан, оставляющий все то, за что критиковали Лужкова: коммерческое освоение московской земли, транспортный коллапс, разрушение исторического центра... А вот от сильных сторон лужковской политики могут очень быстро отказаться. Именно федеральная “ЕР” поддерживала монетизацию льгот, Лужков пошел ей наперекор и отказался проводить монетизацию в Москве. Лужков трижды избирался населением Москвы и связан с москвичами серьезной ответственностью. Новый назначенец такой ответственностью связан уже не будет”.


Иван МЕЛЬНИКОВ, вице-спикер Госдумы (КПРФ): “Мы не одобряем того, как все это делалось. Хотя отставка Лужкова, конечно же, была ожидаемой. Двадцать лет у власти, груз накопленных проблем… Но ясно ведь, что пороки, присущие системе управления Москвой, — это пороки, присущие капиталистической системе в целом.


Хотелось бы, чтобы переход власти в столице прошел безболезненно. Предстоит рассматривать бюджет города на следующий год, по некоторым прогнозам, зима будет очень холодной, и очень хотелось бы, чтобы политические дрязги не помешали решению сложных столичных проблем. Может быть, надо подумать, не стоит ли провести и досрочные перевыборы Мосгордумы. Она не отражает интересов москвичей. С ними, москвичами, не советовались, когда ее выбирали. Как и сейчас не советовались по поводу отставки Юрия Михайловича…”


Олег МОРОЗОВ, первый вице-спикер Госдумы (“ЕР”): “Я предвидел такое развитие событий, хотя мы в партии эту тему не обсуждали. Что касается решения Юрия Михайловича уйти из “ЕР”, то ему очень сложно было бы остаться в партии в прежней роли (член высшего совета. — “МК”), и он принял мужественное решение, не заставив никого делать трудный выбор и голосовать по данному вопросу. Конечно, ожидаемо, что москвичи будут опасаться изменения социальной политики после ухода мэра, с чьим именем она в значительной степени ассоциировалась, но уверяю: социальная политика не изменится”.


Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы: “Конечно, хорошо, что сняли человека, который так долго был у власти. Но сказать, что у меня эйфория, я не могу — думаю, что ничего не изменится. Вернее, изменится для ближайшего окружения Лужкова — их променяют на своих людей те, кто придет на место мэра, а для нас, москвичей, ничего не изменится. Чтобы были изменения, нужно, чтобы мэры и губернаторы избирались, а не назначались по согласованию сверху… Я бы хотела, например, чтобы перестали митинги на Триумфальной разгонять. Но никаких оснований надеяться на это нет, хотя бы потому, что Лужков наверняка действовал если не по указанию федеральной власти, то по согласованию с ней”.


Николай ПЕТРОВ, эксперт Московского центра Карнеги: “С одной стороны, это закономерное продолжение или, может, даже почти завершение серии отставок губернаторов-тяжеловесов, начавшихся прошлой осенью с Эдуарда Росселя. С другой стороны, это, конечно, беспрецедентная по накалу страстей, политическим ставкам и по степени публичности кампания.


Но если не будет какого-то резкого кризиса, Кремль поставит на сочетание нового и преемственности, как это видно из назначения Ресина врио, хозяйственный и политический организмы Москвы будут продолжать работать в нормальном режиме. Главная опасность — не в московском раскладе, а в том, что если этот пост получает какой-то из бизнес-политических кланов, это изменяет общий расклад сил”.


Сергей МИРОНОВ, спикер Совета Федерации: “Отставка Лужкова закономерна, но несвоевременна. Нужно было уходить раньше, до скандалов вокруг “Речника” и “Шереметьево”, до московского смога. Я не хочу комментировать слухи о том, что якобы Лужкову предлагали пост председателя верхней палаты парламента, потому что не привык комментировать то, чего в действительности не было.
Безусловно, ситуация вокруг Лужкова повредит рейтингу “ЕР”, ведь он один из ее создателей и лидеров. Теперь эта партия начнет делать вид, будто именно она решает, кому быть новым мэром Москвы. Это смешно, потому что решать этот вопрос будет только глава государства после консультаций с премьер-министром”.


Елена ПАНИНА, председатель московского отделения “ЕР”: “Уже сегодня (28 сентября. — “МК”) наше региональное отделение начнет формировать список претендентов да пост мэра. Потом предложим его генсовету нашей партии, он передаст его на бюро высшего совета. Оттуда список пойдет президенту. На эту процедуру по федеральному закону нам дается 10 дней. Говорить о кандидатурах я пока не могу, потому что для этого нужно не только провести партийное обсуждение, но и в первую очередь посоветоваться с москвичами. Главное наше требование к претендентам: они должны сохранить все работающие социальные программы в Москве”.


Михаил ВИНОГРАДОВ, президент фонда “Петербургская политика”: “Полномочия мэра истекали будущим летом. Но менять градоначальника за несколько месяцев до федеральных выборов было бы рискованно. Значит — либо продлевать полномочия, либо убирать досрочно, чтобы город успел привыкнуть к новому мэру. Продлевать Медведев не хотел никому из политических долгожителей и укрепился в этом, когда понял: замены других тяжеловесов — Шаймиева, Рахимова, Илюмжинова — показали: народ это воспринимает спокойно.


Еще одна функция вчерашней отставки Лужкова — отвлечь внимание от бунтов региональных элит в Архангельске, где едросы призвали к отставке своего губернатора, в Волгограде, где не хотели голосовать за предложенного губернатором спикера, и в Новосибирске, где депутат от партии власти раскритиковал федеральный центр. И, наконец, другая задача отставок тяжеловесов и старожилов — перераспределить деньги, которые оседают ближе к действующим губернаторам”.


Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: “В данном случае за Лужковым никакой вины нет, и главная причина отставки — личная неприязнь, которая возникла у президента в процессе сшибки их характеров. Медведев хочет, чтобы его пожелания выполнялись, а Лужков — человек боевой, он боролся, всегда имел свое мнение, периодически критиковал двух предыдущих президентов. Но в итоге битва характеров Лужкова и Медведева достигла такого градуса, что у президента не оставалось выбора: увольняй — или проиграешь. Однако решение по Лужкову может испортить отношение москвичей к партии власти и ухудшить ее результаты, ведь именно благодаря ему она собирала львиную долю голосов на выборах. При этом мне не очень верится, что Лужков теперь станет заметным оппозиционером. Все-таки он столько лет строил эту власть, и теперь начать с ней бороться очень трудно психологически”.


Иосиф КОБЗОН, депутат Госдумы: “Я, узнав об отставке, очень огорчился и удивился. И я хотел бы знать, что сейчас произошло, что это за “недоверие”. Ну хотя бы объясните (к властям обращаюсь) — в чем дело… Вклад Юрия Михайловича в жизнь столицы неоценим. Создал команду — раз. Грандиозные стройки — два… смотрите, сколько храмов во славу Бога построил буквально для всех религиозных конфессий — и синагоги, и мечети, и дацан буддистский… а образовательные учреждения? Вон у бауманского новые корпуса! Сколько детских садиков. Или та же Москва-Сити, что незаметно выросла на глазах. У нас таких деятелей, как Лужков, не так много в России…”


* * *


Как заявил руководитель ЦИК “Единая Россия” Андрей Воробьев, заявление от Юрия Михайловича Лужкова о выходе из партии было получено во вторник, 28 сентября, и, согласно уставу, его членство в партии прекращается автоматически после регистрации заявления, то есть со вторника. По словам Воробьева, экс-мэр Москвы Юрий Лужков автоматически утрачивает членство в партии после подачи заявления и лишается руководящих постов в “Единой России”.


Кстати, ранее в СМИ сообщалось, что, по данным информированных источников, после заявления Владислава Суркова о том, что в руководстве “Единой России” не может оставаться человек, которому выражено недоверие главы государства, Лужков понял, что его исключат из партии, и потому написал заявление задним числом, которое датировано 26 сентября.


Между тем в руководстве партии власти подчеркивают, что с уходом Лужкова с поста градоначальника все те социальные гарантии, что были введены при его руководстве, останутся, и уход Юрия Михайловича никак не отразится на москвичах и их соцгарантиях.