Профессия — служить родине

Вячеслав Дадонов: “Должен быть институт, который обеспечивает безопасность людей, спокойствие в государстве”

29.03.2011 в 17:50, просмотров: 28147

В минувшее воскресенье страна отметила 200-летний юбилей Внутренних войск. Но это праздник не только представителей самих Внутренних войск, а всех людей в погонах, которые с честью и достоинством стоят на страже тишины и спокойствия в государстве. О тех, для кого долг перед Родиной и честь офицера превыше всего, и говорил в своем интервью “МК” бывший командующий Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе генерал-полковник Вячеслав Дадонов.

Профессия —  служить родине

— Если есть Внутренние войска, значит, что в стране есть и внутренние враги?

— Наш враг — это преступность, которая грозит как отдельным гражданам, так и в целом государству. Потому должен быть институт, который обеспечивает безопасность наших людей, спокойствие в государстве. Этой цели и служат Внутренние войска.

— Но часто случается так, что действия милиции и военных, выполняющих задачу по восстановлению порядка в стране, попадают под шквал критики. В августе 1991 года некоторые офицеры, неукоснительно выполнившие приказ своего начальства, на какое-то время даже оказались в тюрьме.

— Люди, которые по всякому поводу шельмуют армию, на самом деле не имеют ни малейшего представление о нашей службе. В частности, о той задаче, которую военные выполняли во время августовских событий в Москве.

— Вся страна объективно не может иметь представление о воинской службе. Однако, сталкиваясь с ней в реальности, составляет собственное мнение. Когда события происходят не “где-то там далеко”, а прямо в Москве, люди пытаются разобраться в ситуации.

— Пытаться разобраться и считать, что разобрался и все понял — вещи разные. События 1991 года происходили в центре Москвы. Вот многие и посчитали, что коль они все видели, то они все и поняли, а это не так.

— Далеко не все сегодня знают детали, в принципе. Но помнят: бронетехника шла по Москве. Куда? Зачем? И главное — правы ли были военные в той ситуации?

— Я расскажу вам о конкретном человеке, боевом офицере, который стал непосредственным участником тех событий. Речь о генерале Сергее Владимировиче Суровикине.

Комбат Сергей Суровикин, подчиненных которого огульно обвиняли в гибели трех участников уличных акций 1991 года, нашел в себе силы и мужество достойно выдержать нападки, а впоследствии продолжить службу Родине. Причем, оказываясь на самых тяжелых и опасных направлениях — в Таджикистане, в Чечне. Сегодня Сергей Суровикин, которому чуть больше сорока лет, в звании генерал-лейтенанта занимает пост заместителя командующего Центральным военным округом (“МК”).

— А если военные выполняют неправильный приказ?

— Вы поймите, в армии приказ — это святое. Это основа. Получив приказ, военный должен думать, как лучше его выполнить, а не о том, насколько он соответствует его представлениям. Если каждый начнет дискутировать с вышестоящим офицером по поводу целесообразности приказа — это саботаж! И трибунал, без всяких оговорок. Вот и подумайте, какой выбор был у капитана Суровикина, когда в августе 1991 года ему приказали выдвинуться со своим подразделением в центр Москвы — идти под трибунал или действовать согласно присяге. Я еще раз уточню: у Суровикина был приказ выдвинуться в определенную точку и обеспечить охрану государственных объектов. Потому что политика политикой, но во время масштабных выступлений на улицы выходит огромное количество желающих пограбить. Без вооруженной охраны в таких случаях обойтись невозможно. Военные должны прибыть в указанное место. Попросту говоря — физически доехать. Вставать у них на пути нельзя — они обязаны выполнить приказ при любых обстоятельствах, в т.ч. и преодолеть любое препятствие на пути выполнения боевой задачи. Это не учения. Это реальные военные действия.

А если кто действительно хочет узнать, как и в каких условиях погибли трое молодых людей, участвовавших в уличных акциях, то ведь можно обратиться к документам официального расследования.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА:

БМП, под которой погибли трое демонстрантов, была ослеплена накинутым брезентом, забросана камнями и подожжена (эти кадры, кстати, были представлены всему миру как оборона Белого дома). Один из нападавших получил смертельную травму при маневрах машины вслепую, другой погиб от рикошета во время предупредительных выстрелов вверх через люк, куда он пытался забраться. Третьего сразила пуля (так и не найденная) при нападении толпы на экипаж, выбирающийся из горящей машины. Прокуратура Москвы 10 декабря 1991 года уголовное дело против экипажа БМП прекратила за отсутствием признаков уголовно наказуемого деяния.

— Все это известно, однако популярный блогер Навальный недавно по-своему оценил действия участников тех событий. Узнав, что в мероприятиях по случаю открытия в Екатеринбурге памятника Борису Ельцину вместе с Наиной Ельциной и Дмитрием Медведевым принимал участие генерал Суровикин, блогер написал, что “это тот самый Суровикин, который в 1991 году ехал в Москву убивать Ельцина…”. Как вы думаете, что и кто стоит за этими нападками?

— Не хочу вступать в бессмысленную дискуссию. Мало ли кто и что пишет? Чего все это стоит, если сам автор знает об обстоятельствах только понаслышке? Ничего не стоит — увидел фотографию, понастроил домыслов и давай вслух обсуждать с такими же неосведомленными. Может быть, конечно, и какая-то цель была — Интернет привлекает многих ангажированных людей. Вариантов этой ангажированности так много, что каждый раз лучше отдельно разбираться. Но лично мне всегда важнее, что было на самом деле.

Вспоминаю в этой связи другую историю, когда о здравствующем президенте Татарстана Шаймиеве написали, что он якобы умер. За эту, мягко говоря, ложь писаку привлекли к уголовной ответственности. Того же, на мой взгляд, заслуживает и господин Навальный, который пытается бросить тень на имя боевого генерала, которого в армии уважают. Пусть пойдет в войска и спросит напрямую, вместо того чтобы сочинять небылицы. Или послужит в горячих точках, чтобы лучше узнать тему, о которой берется писать.

Что касается реакции первого президента страны на действия капитана Суровикина в августе 1991 года, то достаточно напомнить одну деталь. Ельцин лично отдал приказ об освобождении майора Суровикина. Да, я не оговорился, Борис Николаевич именно так и сказал: “…а майора Суровикина немедленно освободить”. Тем самым давая понять, что повышает его в звании за образцовое выполнение воинского долга.

А потом, подумайте сами, стала бы Наина Иосифовна встречаться и так тепло общаться с генералом, если бы не знала отношение своего мужа к нему. Вся последующая карьера Суровикина подтверждает, что это — человек высочайшей ответственности. Он никогда не будет прятаться за спины солдат, не предаст интересы Родины и своего народа.

Мы знакомы с Сергеем Владимировичем по совместной службе на Северном Кавказе. Я возглавлял Объединенную группировку войск, кстати, в очень тяжелый период, а молодой генерал Суровикин — 42-ю мотострелковую дивизию Минобороны. Хочу господам навальным и прочим напомнить, что Суровикин награжден тремя орденами Мужества, а таких боевых генералов — единицы. Эту награду дают не за сидение в кабинетах, а за боевые подвиги, которые совершаются в окопах. У Суровикина их три! Понимаете! И за каждой — героизм и подвиг.

— Но бывают же случаи, когда политики принимают неправильные решения и таким образом подставляют военных?

— Возможно, что политики ошибаются, но оценивать их решение, напомню еще раз, не наша задача. Военные должны максимально четко и профессионально выполнять приказ. Именно этим и занимались войска в 1991-м, 1993-м годах, когда происходили известные события, а также во время двух чеченских кампаний. Каждый должен делать свое дело: политики — заниматься политикой, а военные — служить Родине, следуя Уставу и воинской присяге. Так, как это делают все честные военные, в том числе генерал Суровикин, пример и судьба которого стали сегодня предметом нашего разговора об армии, политике и роли Внутренних войск.