След адвоката

Или как провести сеанс одновременной игры

Эту историю долго будут вспоминать в юридических вузах. А уж адвокаты запомнят ее на всю жизнь. Ведь член именно их профессионального сообщества был лишен статуса адвоката с формулировкой “За нарушение норм законодательства и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в разглашении адвокатской тайны”. Подобного в практике современной российской адвокатуры мы не припомним.

Или как провести сеанс одновременной игры

Возникает вопрос, а стоит ли годами вкалывать, зарабатывая репутацию, если возможно использовать статус адвоката и доверие клиентов, узнавать коммерческие тайны? Адвокату это не позволяют закон и профессиональная этика. Но что получается, закон — что дышло?

Сухари на прощание

В 2003 году гендиректор компании «Ведомство» Илья Дыскин доверяет руководство юридическим отделом не известному, но исполнительному и грамотному адвокату Олегу Губинскому из Адвокатской Палаты Московской области. В 2004 году по поручению Дыскина и его партнера Кольцова тот покупает акции ЗАО «На Ильинке», часть из них при этом оформляя на себя.

Затем у ЗАО пытались отобрать его актив — здание в Лубянском проезде. Юридический отдел отражает арбитражные атаки (он оказывает правовую помощь и ЗАО «На Ильинке», и его гендиректору, сотруднику «Ведомства» Богусевичу). Для защиты от захватов, которую выстраивает и ведет Губинский, приняты различные меры юридического характера. Ничего не подозревающие предприниматели все так же безгранично доверяют своему адвокату и передают ему оригиналы всех документов по ЗАО. И он знает все сильные и слабые стороны их бизнеса.

В 2006 году гендиректор «Ведомства» Дыскин уезжает из России, передав полномочия Губинскому. Что случилось дальше, рассказывает заслуженный юрист России, адвокат Владимир Горелик, изучивший все обстоятельства дела и взявшийся защищать партнера Дыскина — Кольцова:

— Через некоторое время у рейдеров, которые хотели захватить здание в Лубянском проезде, появляется вся информация и документы ЗАО «На Ильинке», которые были у Олега Губинского. У меня это вызвало шок. Откуда они могли получить документы?

Кстати, вскоре на столе Богусевича обнаружился странный намек — мешок сухарей. Кто мог его там оставить, можно только догадываться...

А в офисе уже вовсю идут обыски в рамках уголовных дел.

Вон из профессии!

Обманутые своим адвокатом предприниматели считают: к рейдерами он переметнулся из-за денег, а план вынашивал давно. В это верит и заслуженный юрист России, адвокат Владимир Горелик.

— Я впервые столкнулся с такой дерзостью и цинизмом, — говорит он. — Это — позор для всего адвокатского сообщества! Адвокат провел в интересах своих доверителей большую работу, а добившись их полного доверия, завладел должностными полномочиями и стал собственником неких активов. Чтобы его изобличить, надо лишь объективно и беспристрастно оценить все его шаги. В июле 2010 года в судебном заседании Раменского горсуда Московской области Губинского допрашивают как свидетеля обвинения. В нарушение адвокатской этики и тайны он без колебаний дает показания о своем бывшем подзащитном Богусевиче. Причем сообщает не только все, что узнал как его адвокат, но и не задумываясь обвиняет его в преступных действиях. В декабре благодаря этим показаниям Богусевича и Кольцова привлекают как обвиняемых по уголовному делу (сейчас оно в производстве Следственного департамента МВД РФ).

Профессиональное сообщество оценило «работу» Губинского. Совет Адвокатской Палаты Московской области лишил его статуса адвоката за нарушение норм законодательства и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в разглашении адвокатской тайны, считая это «грубейшим нарушением законодательства».

Что дальше?

Губинский больше не адвокат. Но именно его показания о доверившихся ему людей используются в ряде уголовных дел. Возможно, их не было бы, не воспользуйся он доверенной ему чужой коммерческой и личной информацией.

Сможет ли следствие грамотно отделить нестыковки, противоречия от реальных фактов?

Но это — другая история. Хотя и она может стать резонансной, только уже для другого профессионального сообщества.