Новая жизнь «Ночных волков» в Мневниках

Хирург (Александр Залдостанов): Я надеюсь, что скоро начнется освоение этой бесплодной земли

06.02.2013 в 19:59, просмотров: 10751

Сезон новогодних елок у московских байкеров из клуба «Ночные волки» затянулся с декабря до середины февраля. Каждый день во дворе Байк Центра в Мневниках в 18 часов собираются зрители в ожидании шоу, а вернее, сказки. В ней заокеанское зло подкупает на зеленые банкноты Упыря и прочую нечисть, принуждая его сражаться с главным героем Волком, а также Кащеем и нашими же богатырями. Лидер «Ночных волков» Хирург (Александр Залдостанов) лично ежедневно дирижирует представлением за многочисленными пультами. Продлится это представление лишь до воскресения.

Оказывается, скоро у клуба может вообще начаться новая жизнь. В марте начнутся общественные слушания по поводу развития района Мневники, в котором за 20 лет удалось построить лишь штаб столичных байкеров – большее эта бесплодная земля пока выносить не смогла. Хирург доволен, что скоро у него могут появиться соседи, главное, чтобы они помнили наши, отечественные традиции, за которые герои байкерской елки сражаются не щадя живота своего.

Новая жизнь «Ночных волков» в Мневниках

Хирург в волчьей шкуре

Александра Залдостанова едва удалось выхватить из толпы детей, желающих сфотографироваться с ним на память, — Хирурга, который весь вечер командовал представлением, маленькие фанаты, кажется, просто готовы разорвать на части.

— Александр, для вас этот елочный марафон с декабря по февраль важен как удачный бизнес-проект?

— Нет. Его нельзя назвать коммерческим. Скорее это дело жизни... В представлении занято огромное количество людей — актеров, водителей, много техники, которую надо обслуживать. А у нас не так много места для того, чтобы можно было разместить гостей. Если бы был зал тысячи на три — было бы хорошо с точки зрения бизнеса. А у меня в зал — 140 детишек войдут и больше не помещаются. Так что продажа билетов даже не окупает наших затрат. К тому же у нас существует социальная нагрузка — мы бесплатно приглашаем воспитанников детских домов, кадетов, суворовцев. А есть еще дети военных, которых мы курируем, особенно севастопольские дети из русской школы, которых мы взяли под опеку. Мы проводим в Крыму конкурсы русского языка и истории — реальной, а не описываемой в украинских учебниках, и премируем победителей путешествиями в Москву с оплатой проживания и проезда.

— В вашем представлении злодеи хотят остановить колокольный звон на Руси и уничтожить двуглавого орла на русских стягах. Они швыряют направо и налево зеленые банкноты. Дети видят сказку, а взрослые могут обнаружить и политический подтекст — заокеанское зло, подкупленные внутренние враги…

— Это сказка о глобальных вещах, но в ней нет политического подтекста, не путайте меня в эти вещи. Новогодняя сказка — это выражение моей гражданской позиции, моего мнения и взгляда «Ночных волков» на историю, на современный мир, и никакой политики там нет. Политика — не моя тусовка, если бы я хотел, я бы там был давно, но я хочу остаться «ночным волком», быть в стороне от этого. И тем не менее у меня есть твердые принципы, о которых, кстати, говорил в нашей сказке Кащей: «... никогда, нигде не предавал ни честь, ни совесть и не убежденья. Не торговал короной и гербом, не покупал права на трон державы. И вот за это все своим рабом я подло предан в самом блеске славы...». Мы стараемся перемешивать рок с патриотикой — это очень эффектно и эффективно. И цепляет гораздо больше казенных чиновничьих речей, шаблонных мероприятий, что было видно по нашему шоу в Севастополе в 2011 году (на него на мотоцикле в колонне байкеров прибыл Владимир Путин). Там мы затрагивали те же темы, что в этой новогодней сказке, и наша сегодняшняя елка — пересказ тех же глобальных и важных тем для детей.

— Как вам удалось подготовить такое шоу — сделать сценарий, обеспечить пиротехнические, световые и лазерные эффекты, работают приглашенные специалисты или все своими силами?

— У нас среди «Ночных волков» подросла плеяда специалистов, которые могут делать и технические, и интеллектуальные проекты. Но нам помогают и известные в своем деле профессионалы, например, арию Упыря исполнял Лепс. Мы также используем актеров уличного театра, с руководителем которого у нас общие взгляды на жизнь. Это большая работа — с октября мы пашем только над проектом елки. И зрители оценили результат — едут к нам даже в будни, через пробки к 18 часам весь январь. Люди ведут детей, и сам видишь — взрослых не выгонишь из зала. Мне нравится делать такие проекты, и я вижу, что они мне удаются. Мы заканчиваем это шоу лишь потому, что пришло время заниматься другими делами.

— Какие планы? Будет расширяться клуб? Видно, что народу приходит слишком много для такого помещения…

— Безусловно, для меня будет большой помощью, если на заброшенной земле в Мневниках начнут реализовываться еще какие-то городские проекты, потому что, думаю, единственным привлекательным местом во всей округе сейчас является наш клуб. И мы уже не помещаемся в нынешние рамки, а площадь наша мала для тех вещей, которые мы готовы делать. Причем, нам нередко приходится уезжать в другие города для подготовки каких-то проектов, которые могли бы делать в столице. Но в Москве такие шоу, как эта елка, тоже востребованы и даже больше, чем где бы то ни было. У меня была идея сделать так, чтобы сцена могла работать на две стороны — во двор Байк Центра и для гораздо большей аудитории — наружу. Сейчас для всех важно поскорее разобраться с помойкой, которая нас окружает.

Мотооазис среди помойки

Московский Байк Центр в Мневниках зародился в 1998 году буквально на промышленной свалке. Если территория мотоклуба за эти годы преобразилась до неузнаваемости, то вокруг все осталось как прежде — 15 свалок и даже место захоронения отходов Курчатовского института. Почти десять проектов, которые обещали развивать в 90-е в Мневниках, среди них были и Диснейленд, и парк развлечений Церетели, так и не стартовали.

Хирург показывает мне фотографии площадки, заваленной металлоломом и каким-то промышленным мусором.

— Вот на фотографиях, чтобы было понятно, территория до нашего заезда. Тут была огромная свалка. Курчатовская помойка от нас далеко, но вокруг много чего есть другого, и более того, на таком же месте построен Байк Центр. Из части металлического мусора мы потом создавали декорации, сцену — это все еще используется в постановке сказки. По этим картинкам понятно, что представляет из себя земля вокруг. Она нуждается в срочном освоении, очистке. Нельзя допускать, чтобы в мегаполисе такая большая территория лежала в руинах. Мы своими силами пять лет без остановки работали над этим — начинали на куче мусора, чтобы в итоге построить клуб. Но то, что мы смогли превратить в настоящий оазис какой-то клочок территории, это в масштабах Мневников — очень маленький участок.

— Несколько проектов, которые анонсировались в 90-е годы, даже не начались. С чем это связано?

— Пока мы действительно — единственный реализованный проект в этом месте, никто больше не уцелел. Строительство было нашей инициативой, и все тут построено на вдохновении — сейчас это история «Ночных волков» и, на мой взгляд, величайший клуб России. Но когда мы начинали это дело, никто не хотел быть моим партнером и не верил, что тут можно что-то сделать. Даже олигархи, с которыми я общался, говорили: мы сюда деньги закапывать не станем. Они опасались, что придется потратить огромные суммы, а возврата не будет. Я надеюсь, что мэрия быстрее решит вопрос с Мневниками, и, наконец, начнется освоение этой бесплодной земли. Тут можно развивать молодежные, социальные, рекреационные, спортивные проекты. Здесь, безусловно, нужна гостиница, потому что уже сейчас к нам едут люди со всего мира ежедневно. У нас в Байк Центре есть несколько гостевых комнат, но они не решают проблемы.

— То есть освоение Мневников как-то поможет и вашему Байк Центру?

— Безусловно, я хочу расширения нашей территории, чтобы была возможность работать для большей аудитории. Но и город гораздо более нас заинтересован в развитии этого района. Понятно, что сложно найти инвестора под эту землю, но надо принимать волевое решение правительству. Это могут быть или такие люди, как мы — фанатично готовые реализовывать проект, — или компании, которые найдут привлекательные варианты развития этого участка. Пока Мневники ассоциируются у людей только с бензоколонками и автосервисами, а у большинства и вовсе с помойками. Ничего полезного для города здесь нет — это и не парковая зона, и не промышленная территория. Но такое восприятие горожан надо менять. Для меня действительно было бы лучше, если бы здесь велась какая-то деятельность — сюда легче стало бы добираться, здесь были бы построены коммуникации. Сейчас же здесь ничего нет — ни канализации, не подведена даже линия электропередач, и мы используем минимальные мощности, пользуясь даже дизельными генераторами.

— Не раз предполагалось строить в Мневниках парк развлечений. Как вам эта идея и с кем бы вам хотелось соседствовать — с парком с русскими героями или с чем-то типа Диснейленда с героями глобального мира?

— Я поклонник нашего, русского. Надо брать с Запада лучшее, пропускать через себя и рождать своих героев. В чем успех нашей елки — в том, что она рассказывает о подвиге. У нас сейчас в стране есть проблема — в жизни нет места подвигу, а всем пытаются навязать веру в деньги. Современные дети не такие, какими были мы. Их пронимает только, когда они видят, что все по-настоящему, с ними говорят как со взрослыми, о серьезных вещах. Они внимательно следят за происходящим, многие уходят, задумавшись о том, что происходило на сцене. Иногда бывают дни, когда они очень активно реагируют на события, — даже бегут сражаться за Волка, и нам приходится их успокаивать, рассаживать по местам. Надо понимать, что судьба этого поколения во многом зависит от нас. От того, как и чему мы их будем учить. Если детям показывать только пример Упыря, то их героем и будут упыри. А надо учить единству, показывать возможность и ценность подвига ради народа. Мне кажется, мы нашли язык диалога с детьми — представление длится долго, но смотрите, как они сидят — никто не шалит, не дерется с друг другом, не отвлекается.

Сам по себе Диснейленд — это не страшно. Но у России должны быть свои обычаи, свои сказочные герои, свои традиции. Учиться у Запада надо, видеть и брать у них хорошее, но наполнять это своим содержанием. Если у нас будет что-то подобное свое, и будет еще Диснейленд — это нормально. А если своих героев в стране не будет и не будет места подвигу, а будет одна кола кругом — то нам хана. Как в нашей новогодней сказке — лишимся и колоколов, и двуглавого орла.