Методом тыка

Как Шереметьевский профсоюз использует интернет-петицию для сбора подписей

17.08.2017 в 19:30, просмотров: 7053

В конце июля у офиса авиакомпании «Аэрофлот» прошел пикет с требованием повысить зарплаты пилотам и инженерам, организованный членами Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС). В пикете приняли участие 20 человек, однако, по утверждению авиакомпании, большинство участников пикета не являются сотрудниками «Аэрофлота». До этого ШПЛС на своем сайте опубликовал петицию с тем же требованием и отчитался об успешном сборе подписей под ней — документ на имя гендиректора авиаперевозчика Виталия Савельева якобы подписали 2 тыс. человек. И снова парадокс: среди них оказались те, кто эту петицию в глаза не видел и к руководству компании не обращался. Как говорится, на войне все средства хороши, но за что борется ШПЛС, если зарплаты летчикам и так повышаются, и прибегает ли к недобросовестным методам — разбирается «МК».

Методом тыка
Фото: aeroflot.ru

В распоряжение редакции попали несколько обращений сотрудников «Аэрофлота», которых весьма удивил тот факт, что их подписи и имена стоят под петицией ШПЛС в адрес Виталия Савельева. Одна из «пострадавших» сообщила, что не состоит в профсоюзах и «никаких воззваний в адрес администрации ПАО «Аэрофлот» не подписывала». Еще один сотрудник авиакомпании говорит, что не является членом профсоюза ШПЛС и «прошений о повышении заработной платы не подписывал». Второй пилот «Аэрофлота» Владислав И., который является членом другой организации — первичного профсоюза «Аэрофлота», сказал, что никаких петиций не подписывал. «Это было бы даже нелогично, поскольку я состою в другом профсоюзе», — отметил он в беседе с «МК» и добавил, что претензий по заработной плате к руководству пока не имеет.

Как видно из отчетности «Аэрофлота», повышения заработной платы сотрудникам происходят регулярно, более того, в этом году руководство компании приняло решение о дополнительном премировании пилотов. С 1 января 2017 года оклады были проиндексированы на 4,7%, что выше прогнозируемого уровня инфляции, а с 1 октября вводит корпоративную программу для поощрения летного состава в зависимости от стажа работы. По ней командно-летному, летно-инструкторскому составам и командирам воздушных судов (КВС) ежеквартально будет выплачиваться по 75 тыс. рублей при стаже работы в компании от 1 года до 2 лет, по 150 тыс. рублей при стаже от 2 до 3 лет и по 240 тыс. рублей при стаже более 3 лет. В качестве еще одной инициативы по материальной поддержке пилотов «Аэрофлот» в июне 2017 года ввел единовременные выплаты при трудоустройстве летного состава: 650 тыс. рублей для КВС и 350 тыс. рублей для второго пилота.

В свою очередь ШПЛС требует повышения зарплат на 38% — якобы столько в сумме задолжала сотрудникам компания, недоиндексируя с 2012 по 2016 год переменные части зарплаты. Как заявляют эксперты рынка, недоиндексация действительно имела место в 2014 и 2015 годах, но эти годы были убыточными для компании и средств на повышение зарплат не было физически. Правда, в ШПЛС нашли и на это ответ, мол, в 2015 году компания повысила тарифы на билеты, а посему должна вырасти зарплата. Однако эту информацию в «Аэрофлоте» опровергли, а тезис ШПЛС «Растут цены — должна расти зарплата» назвали «основанным на недостоверной информации». «Тарифы авиакомпании в экономическом классе на внутренних рейсах не повышались с 2015 года, — говорится в комментарии авиакомпании на этот счет.

Впрочем, сама петиция ШПЛС — это всего лишь электронная форма, которую нужно заполнить на сайте организации. По сути, заполнить ее может любой посетитель сайта и не один раз. В поля формы нужно ввести имя, фамилию и отчество, номер телефона или адрес электронной почты, а поле «должность» является необязательным. Таким образом, проверку подлинности такого обращения провести невозможно, а вот «накрутить» подписей можно. Подобные интернет-петиции на открытых платформах часто используются для привлечения общественного внимания и резонанса, однако доверия у чиновников и экспертов не вызывают, как и не имеют юридической силы.

По словам председателя правления Института развития интернета, занимающего пост советника Президента Российской Федерации Германа Клименко, на открытых ресурсах для сбора подписей, даже при регистрации по адресу электронной почты, не исключается возможность накруток. «Уровень достоверности общественного мнения из-за этого страдает», — говорит он.

Впрочем, общественное мнение, даже не подкрепленное доказательными обоснованиями, — важный инструмент для достижения различных целей. Однако у Шереметьевского профсоюза большой опыт в привлечении внимания публики. Оно было особенно необходимо профсоюзу, когда его руководство было осуждено за покушение на мошенничество в крупном размере. Напомним, в 2013 году лидеры ШПЛС Алексей Шляпников, Валерий Пимошенко и летчик-активист Сергей Кнышов были осуждены за вымогательство взятки в размере 30 млн рублей у руководства «Аэрофлота». За эту сумму осужденные обещали не устраивать провокаций против компании, не нагнетать обстановку на собраниях пилотов, не поднимать вопрос о надбавках в зарплате — тогда тоже шла кампания за повышение выплат. Для удобства сумму решили разбить на три транша — при получении одного из них в размере 10 млн рублей и были задержаны исполнительный директор ШПЛС Шляпников и вице-президент Пимошенко. В суде были обнародованы аудиозаписи, на которых слышно, как злоумышленники обсуждали план действий. Профсоюзные боссы своей вины не признали, но постоянно путались в показаниях.

Это дело привлекло внимание, но почему-то не столько российской, сколько западной общественности. Зарубежные СМИ написали массу статей и сняли ряд сюжетов о пострадавших якобы за благое дело профсоюзовцах. Дошло даже до того, что к президенту Владимиру Путину обратилась глава Международной конфедерации профсоюзов (ITUC) Шарран Барроу, защищая арестованных за взятку активистов. С чего бы руководителю солидной международной организации вступаться за маленький российский профсоюз?

Экспертов рынка и политологов такой ажиотаж натолкнул на мысль, что ШПЛС — далеко не независимая организация. Как предположил известный политолог, гендиректор Центра политического анализа Павел Данилин, настоящими режиссерами скандала с ШПЛС могли быть зарубежные организации, которые поставили целью дестабилизировать стратегическую отрасль российской экономики. «Понятно, что просто так «зайти» в авиацию не получилось, и для этого ШПЛС являлось хорошей ширмой», — писал политолог.