Революция со вкусом фейхоа

Абхазская оппозиция намерена устроить президенту второй тур

Абхазская оппозиция намерена устроить президенту второй тур
Завтра Абхазия будет выбирать президента. Сергею Багапшу, который баллотируется на второй срок, противостоят четыре оппозиционных кандидата. Это бывший вице-президент Рауль Хаджимба, предприниматель Беслан Бутба, глава Абхазского морского пароходства Заур Ардзинба и ученый Виталий Бганба. Оппозиция не исключает, что в случае фальсификации результатов голосования может вывести народ на улицы.

Два президента

Абхазия понесла тяжелую утрату. Скончался президент. Скоропостижно. На 71-м году жизни. Накануне президентских выборов.  

Нет, Сергей Васильевич Багапш, к счастью, пребывает в полном здравии. И, надеемся, будет здравствовать еще много счастливых лет. Но до сих пор в Сухуме было два президента. Один — известный всему миру Багапш Сергей Васильевич. Другой — нежно любимый сухумчанами Зардания Сергей Семенович, “президент Брехаловки”. Брехаловка — это главный информационный центр Абхазии. Состоит из нескольких пластиковых столиков на набережной и палатки, где за 10 рублей вам сварят чашку отличного кофе. Если хотите узнать, кто из чиновников сколько украл, какую игру затеяли в Кремле и что сказал Багапшу Путин, когда они остались наедине, — вам сюда.  

Так уж получилось, что резиденция Сергея Семеновича много лет находилась на набережной всего в нескольких десятках метров от резиденции Сергея Васильевича. Говорят, стать президентом Брехаловки труднее, чем президентом Абхазии. Сергей Зардания получил этот почетный титул за уникальный талант рассказчика и неистощимое остроумие. Когда Брехаловка будет выбирать нового президента, пока неизвестно. А выборы президента Абхазии — завтра, 12 декабря.  

Они могли бы стать вполне рутинной процедурой с предсказуемым результатом, если бы происходили в каком-нибудь другом уголке земли. Ведь у действующего президента помимо традиционного административного ресурса в активе серьезные достижения. При нем Абхазия была признана Россией. При нем наконец — через 16 лет! — началось послевоенное восстановление республики. Против таких аргументов трудно что-либо возразить. Команда Багапша на этом и строит свою кампанию: первый президент (Владислав Ардзинба. — М.П.) — это победа в войне. Второй президент — это признание независимости. В любой другой стране этого было бы достаточно для избрания на второй срок.  

Но ведь это Абхазия. Здесь оппозиционная газета в разгар предвыборных баталий посвящает целую свою драгоценную полосу кончине президента Брехаловки. Здесь не работают никакие политтехнологии и ни в чем нельзя быть уверенным заранее. Мог ли кто-то подумать, что абхазы настолько разочаруются в своем первом президенте, ярком харизматике и герое Ардзинбе, что попытка привести к власти его преемника в 2004 году едва не закончится гражданской войной?  

Тогда Сергей Багапш был лидером оппозиции, а его главный оппонент, Рауль Хаджимба, — не только ставленником правящей команды, но и явным фаворитом Кремля. Их сторонники настолько разошлись в оценке результатов голосования от 3.10.04, что в ход пошли антиконституционные методы. Были и жертвы: от шальной пули погибла женщина. Республика разделилась на два лагеря, и только мировое соглашение, заключенное между кандидатами, спасло всех от больших неприятностей. На новых выборах, прошедших в январе 2005 года, они шли уже в паре: Багапш — президент, Хаджимба — вице-президент. Однако оппоненты Багапша до сих пор уверены, что в 2004 году он получил перевес за счет голосов жителей Гальского района — граждан Грузии, голосовавших по старым советским паспортам и “форме 9”.  

Тогда звезды Брехаловки вдоволь поизгалялись над несостоявшейся абхазской революцией. У кого-то “революция роз”, смеялись они, у кого-то — “каштанов”, а у нас как раз фейхоа поспело. Все понимали, что революция с таким названием ни к чему хорошему не приведет. И вот опять настал сезон фейхоа. А вместе с ним — президентские выборы.

Тяжкие обвинения

Роли поменялись: теперь главный оппонент Багапша, Рауль Хаджимба, — один из лидеров оппозиции. Он ушел в отставку с поста вице-президента еще в конце мая. Сам г-н Хаджимба в беседе с обозревателем “МК” объяснил свой уход из власти тем, что условия соглашения, заключенного им с Багапшем в 2004 году, не выполнялись.  

“Мы договорились о распределении полномочий между президентом и вице-президентом в пропорции 60 на 40%, — утверждает Рауль Хаджимба. — Это не выполнялось. Но я продолжал оставаться во власти, чтобы что-то сделать. И мне многое удалось”.  

К своим достижениям г-н Хаджимба относит паспортизацию Абхазии, которая, по его словам, началась вопреки желанию нынешнего руководства. Кроме того, он утверждает, что ему вместе с некоторыми другими членами Совбеза Абхазии удалось разрушить планы передачи Кодорского ущелья под контроль полицейских ООН. “У меня есть документы, которые готовились нашим МИДом совместно с Ираклием Аласания (в то время представитель Грузии в ООН. — М.П.) — утверждает Хаджимба.

 — Есть два разных документа. Об одном — по международным гарантиям безопасности и неприменению силы — в Москве знали. О существовании второго — протокола по Кодорскому ущелью, который был составлен во время визита Аласании в Абхазию, — российская сторона даже не догадывалась. Я никого не хочу обвинять. Кому-то казалось, что это наш единственный шанс избежать войны”.  

Сергей Шамба в интервью обозревателю “МК” прокомментировал эти обвинения как “полный абсурд. “Чтобы провести полицейскую операцию ООН, нужна резолюция Совбеза ООН, — утверждает он. — Значит, за это должна проголосовать и Россия. Но на переговорах возник вопрос, кто будет охранять правопорядок, если грузинская армия уйдет из ущелья. В миссии наблюдателей ООН было 10 полицейских — 3 на территории Абхазии и 7 на территории Грузии. Мы предложили: пусть они подготовят милицию из местных сванов, которая будет нести службу в ущелье. Но до этого Грузия должна была вывести войска из Кодорского ущелья”.  

Однако если оппозиция сумеет подтвердить свои обвинения документами, это серьезно подорвет доверие к Багапшу среди населения, в глазах которого подобные закулисные переговоры, безусловно, являются актом предательства. Не исключено, что их приберегают для второго тура, когда этот убийственной силы компромат может сыграть решающую роль.  

В том, что вероятность второго тура высока, убежден сопредседатель Форума народного единства Абхазии Астамур Тания. “Президент не может победить в первом туре, если выборы пройдут честно, — говорит он. — В чем у нас есть сомнения. Где это видано, чтобы в ходе предвыборной кампании менялось избирательное законодательство? Это все равно что менять правила игры по ходу матча. 24 ноября парламент разрешил гражданам Абхазии, прописанным здесь, голосовать за пределами республики без открепительных удостоверений. Это лишает нас возможности проконтролировать количество голосующих за пределами Абхазии. Это создает возможности для манипуляций. Кроме того, сейчас идет массовая выдача паспортов жителям Гальского района”.

Все решит второй тур

Гальский район вновь, как и в 2004 году, стал яблоком раздора. Из-за него Багапш лишился поддержки одного из ключевых членов своей команды, секретаря Совбеза Станислава Лакобы, который ушел в отставку 18 августа “в знак протеста против намерения раздавать абхазские паспорта людям с грузинским гражданством”. 31 июля абхазский парламент принял поправки в Закон о гражданстве, согласно которым все жители Гальского района, которые в массе своей имеют грузинское гражданство, в одночасье становились гражданами Абхазии. По мнению оппозиции, команда президента рассчитывала за счет голосов гальских жителей увеличить его электорат.
В результате в центре Сухума собрался митинг возмущенных абхазов, и поправки были отменены. Тем не менее 3,5 тысячи жителей Гальского района успели получить гражданство по упрощенной схеме.  

Тактика оппозиции проста: на выборы они идут разными командами, но между тремя основными претендентами (Хаджимба, Бутба, Ардзинба) заключено соглашение, что во втором туре они поддержат фаворита гонки. Тактика властей еще проще: не допустить второго тура. Второй тур означает поражение Багапша, шансы которого становятся весьма зыбкими. Важно еще и то, что, голосуя за Багапша, жители Абхазии фактически выбирают себе президента не на пять, а на десять лет. Нет сомнений, что идущий с ним в паре кандидат в вице-президенты Александр Анкваб — фигура весьма неоднозначная, рассчитывает использовать эту должность как трамплин для последующего прыжка в президентское кресло. Такая перспектива не всех радует — как в Абхазии, так и в Москве.  

Не в пользу действующего президента и тяжелая социально-экономическая ситуация в республике. Притом что цена квадратного метра в новостройке уже составляет около 2 тысяч долларов, средняя зарплата в республике — 3,5 тысячи рублей. А зарплата чиновников — 5—6 тысяч, однако бедных чиновников никто здесь не видел. “За эти 5 лет действительно кое-кто стал жить намного лучше, — говорит главный редактор газеты “Чегемская правда” Инал Хашиг. — Но это не коснулось основной массы населения, а только узкого круга бюрократов”. На этом фоне планы одного из кандидатов, молодого энергичного бизнесмена Беслана Бутбы, довести среднюю зарплату до 20 тысяч поражают своей смелостью.  

Опасения у абхазов вызывают также планы правящей команды разрешить покупку недвижимости в Абхазии иностранцам. Сейчас “домик у моря” может приобрести только гражданин Абхазии. Если же “открыть ворота”, то в Абхазию ринутся люди с большими деньгами и чуждым ей менталитетом, и абхазы в один прекрасный день могут обнаружить, что стали “бедными родственниками” в своей собственной стране.
Сухум.