“...Ты в любом состоянии идешь и летишь”

Пьян летчик или нет, выясняют только по пульсу?

24.06.2011 в 19:05, просмотров: 10089

В крови главного штурмана упавшего в Карелии самолета “Ту-134” 50-летнего Амана Атаева якобы был обнаружен алкоголь. Эту информацию, появившуюся в ряде СМИ, поспешил опровергнуть Следственный комитет РФ. Впрочем, официальный представитель СКР Владимир Маркин заявил, что информация “не соответствует действительности”, поскольку эксперты только приступили к исследованию тел погибших летчиков, а “его результаты еще не получены”.

“...Ты в любом состоянии идешь и летишь”

Справка МК между тем

Минтранс России приступил к выполнению предложения Президента РФ Дмитрия Медведева о выводе из эксплуатации старых лайнеров. Так, в России с 2012 года будут запрещены полеты лайнеров “Ту-134”, “Ан-24”, “Як-40” и ряда других, в которых отсутствует система предупреждения о близости земли. Также “было принято решение направить в Минпромторг России и КБ ОАО “Туполев” обращение с предложением о прекращении процедур увеличения ресурсов и продления сроков службы воздушных судов типа “Ту-134”, эксплуатирующихся на регулярных авиалиниях”, — сообщили в Минтрансе. По данным ведомства, сейчас в российских авиакомпаниях осталось 179 таких лайнеров, “из которых эксплуатируется только 90 воздушных судов”.

Если же верить неофициальным данным, то в крови штурмана содержание спирта составляло 0,86 промилле. Специалисты утверждают, что в данном случае все зависит от конкретного человека (причем не только от массы тела) — для кого-то это сильная степень опьянения, для кого-то почти незаметная. Тем не менее “МК” решил выяснить, каким образом штурман влияет на ситуацию при посадке и как проходит контроль экипажа на предмет опьянения.

На эти вопросы ответил летчик одной из ведущих авиакомпаний Сергей КНЫШОВ:

— Оборудование самолета скомплектовано таким образом, что необходимо именно то количество людей, которое имеется в экипаже: на “Ил-76” — пятеро, “Ту-134” — четверо. Конечно, на посадке пилотирование осуществляет командир. Штурман ему только подсказывает. Но в этой ситуации, когда заход на посадку проходит в сложных условиях, да если самолет еще заходит по неточной системе посадки, то от штурмана, на мой взгляд, многое зависит. Он регулирует и боковое уклонение, и высоту. Если мы говорим о приводах — дальнем и ближнем — как о тех маркерах, по которым следим, правильно или нет мы снижаемся, то он на этом самолете фактически должен командира выводить на них.

Что касается алкоголя, то это сложная тема. Один стакан выпьет — и неделю лежит, а другой ведро — и наутро стометровку бегает. Но во всех документах написано, что за 24 часа ты не должен употреблять никакие психотропные средства, в том числе и алкоголь. А как проверяют? Пульс перед полетом померили — и все. Пульс — это что? Пробежал по жаре, спешишь, положим, и у тебя 100 ударов, но если знаешь, что у тебя есть остаточный алкоголь в крови, положил таблеточку под язык, и пульс нормальный — 72 удара. Так что все в головах у нас, в нашем отношении к делу. Но и в отношении к людям тоже. Вот мы многое сегодня копируем с Запада. А там летчик без объяснения причин — приснился ему плохой сон или черная кошка дорогу перебежала — может три раза в месяц отказаться от полета. А у нас как? Не важно, что у тебя было накануне, ты в любом состоянии идешь и летишь. Упаси бог, откажешься, первое же обвинение, которое услышишь: был пьян.

Крушение Ту-134 в Карелии. Хроника событий