Причину травм акробата, упавшего с высоты 26 метров, будут расследовать

«Ничего до экспертизы мы исключить не можем: дефект, злой умысел или стечение обстоятельств?»

14.03.2013 в 12:31, просмотров: 7129

О новом аттракционе Росгосцирка с кенийскими акробатами (под названием «Миллениум») «МК» написал самым первым еще год назад: номер готовился долго — шутка ли, научить воздушным полетам обычных кенийских ребят, многие из которых и высоты-то боялись... Но за все это время — никаких ЧП. И вдруг 13 марта в Цирке на Вернадского в завершении представления кениец делает «каплю» — падение вниз головой из-под купола. Сетка амортизирует, сильно провисает, рвется, человек падает на манеж, к нему бросаются униформа и врачи... С последними новостями для «МК» глава «Вернадского» — Эдгард Запашный.

Причину травм акробата, упавшего с высоты 26 метров, будут расследовать

— Эдгард, как скоро будет проведена экспертиза «авоськи»?

— Уже в 10 утра приехали в цирк все специалисты — прежде всего из Росгосцирка (ибо они являются работодателями этого конкретного аттракциона, мы же, то есть «Вернадский», брали их просто на временную работу). Приехал главный специалист по безопасности, сейчас подаем заявление в судмедэкспертизу для того, чтоб нам дали заключение — было ли какое-либо воздействие на сетку или это просто брак. Ведь сетка-то сертифицированная, прошла все испытания, на ней только в нашем цирке они работают больше месяца. Она абсолютно новая, произведена в Германии, а не как пишут всякие СМИ, дескать, это «совок», «совдеп», старьё — ничего подобного!

— Да я в курсе, номер-то совсем свежий, и реквизит свежий.

— Слава богу, что хоть вы это понимаете. Причем, у аттракциона есть дублирующая сетка, сделанная в России, но выступали они все равно на немецкой. Специальные нитки... Разрешите передать трубку руководителю номера Владимиру Довейко.

Довейко (иногда прибавляют «-младший») — заслуженный-перезаслуженный цирковой деятель, потомственный акробат, народный артист России буквально на наших глазах самоотверженно работал над этим удивительным зрелищным номером. Берет трубку у Эдгарда:

— Владимир Владимирович, ну что ж это такое? Такого ж в природе никогда не было, чтоб не тросы порвались, а именно сетка!

— Никогда и ничего! В мире! Случилось впервые: человек падает «каплей» и рвется сетка...

— А не могла она быть подрезана? Это исключено?

— Ничего до экспертизы мы исключить не можем: дефект, злой умысел или стечение обстоятельств. Все позиции сейчас проверяем.

— Насколько эта сетка в принципе рассчитана — на год эксплуатации, на два?

— Мне сложно вам сказать, но на этих германских сетках работает сейчас весь мир — и Дю Солей, и все прочие. Никогда ничего подобного не было.

— Я просто вспоминаю номер — в центр до трюка с «каплей» никто не падает...

— Нет, во время трюка никто не падает в центр. Кстати, на дневных репетициях все было нормально. И до этого — в Центре циркового искусства, где готовился аттракцион. Абсолютно непонятный случай. Эту каплю за всё это время сделали раз 20. Всего-то! То есть для сетки это вообще ничто, мизер.

— Это номер сейчас уберут из программы «Вернадского»?

— Ни в коем случае. Просто натянем российскую сетку старого образца. Она абсолютно проверена. Повторяю: это первый случай в цирковой практике за всю историю. Слава богу, она смягчила падение: полет идет с 26 метров, он «приходит» в сетку, она протягивается, и он с 3 метров падает... она самортизировала. Если бы он грохнулся с 26-ти — ничего бы не осталось. А так он сломал себе атлант... на чем наша черепная коробка держится, грубо выражаясь: то есть, осколочный перелом первого позвонка. Я пока не знаю деталей, но если речь идет об отростках (в смысле «осколочный») — в принципе, это не так страшно, чем когда атлант ломается полностью (или косой перелом). Осколочный — не так страшно (как я знаю за свой 47-летний опыт).

— Сколько артист пробудет в больнице?

— Пока нет информации: сегодня собираются нейрохирурги. По крайней мере, у него все действует, всё он ощущает. То есть, после ТАКОГО падения, можно сказать, что он относительно нормально себя чувствует.

— В коллективе дух поддерживается боевой?

Всегда! Я и сам бился, когда был действующим акробатом. Такова наша профессия. Прямо сейчас начинаем репетиции перед вечерним спектаклем. Зритель страдать не должен. Работаем в любом случае.

О том, как готовился номер с кенийскими акробатами, читайте здесь.