Неосвещенные ЛЭП и плохая подготовка пилотов: названы причины подмосковных авиакрушений

Девочка разбилась в день рождения своего отца

01.09.2019 в 17:33, просмотров: 6767

Последний день лета ознаменовался сразу двумя ЧП в подмосковном небе. Трое погибших взрослых, тяжелораненая 12-летняя девочка — таковы последствия происшествий в Клинском районе и Долгопрудном. Кто больше виноват в этих авариях: самонадеянные пилоты, легкомысленные техники? Или просто стечение обстоятельств? «МК» выяснил подробности трагедий.

Неосвещенные ЛЭП и плохая подготовка пилотов: названы причины подмосковных авиакрушений

Клин. «Сигма»

«Мы с другом приехали на рыбалку и остановились в районе деревни Минино, которая находится недалеко от подмосковного Клина, — рассказывает очевидец первой авиакатастрофы. — Там есть небольшой аэродром. Примерно с 9 часов начались полеты — красиво летают, ничего не скажешь! В 11.00 в воздух поднялся небольшой самолет «Сигма». Это был его третий вылет. Но летал он как-то странно. Делал полкруга над полем, возвращался, терял высоту и уходил почти на 90 градусов вверх. Потом замирал и опять уходил вниз. После того как самолет в очередной раз завис в воздухе, его сорвало в штопор. Он сорвался вниз, упал на крыло и перевернулся.

Мужчина сразу вызвал медиков. Врачи констатировали смерть 52-летнего пилота Дмитрия Радюхина от травм, не совместимых с жизнью. Его пассажирка, 12-летняя Алла (имя изменено), получила тяжелейшие ранения. Ее сначала доставили в местную больницу. Однако позже на вертолете санитарной авиации Аллу отправили в столицу. Там ребенку сделали операцию (вырезали селезенку), однако врачи пока не дают благоприятных прогнозов.

«У доченьки 28 августа был день рождения. В социальной сети я наткнулась на объявление о коммерческих полетах. Решила: сделаю ей что-то приятное. Очень хотелось, чтобы Аллочка запомнила этот день на всю жизнь», — рассказала сквозь слезы мама пострадавшей.

Женщина позвонила по указанному телефону. Владелец аэродрома сообщил, что он сейчас отдыхает на море (он улетел на собственном легком самолете и занимается там коммерческими полетами), и перенаправил к другому летчику. А тот — к третьему, Радюхину.

«Дмитрий — начинающий пилот. У него было очень мало часов налета. Он не имел права сажать к себе в кабину людей, — рассказала «МК» Елизавета, сотрудница аэродрома. — Какой дурак разрешил ему летать с пассажирами! Считаю это прямым нарушением техники безопасности. Кто-то за это должен отвечать!»

Еще одно поразительное совпадение: Алла отмечала свой день рождения 28-го, а у ее отца праздник пришелся на 31 августа — как раз день трагедия.

Долгопрудный. Автожир

Вторая трагедия, но уже с двухместным вертолетом (автожир), произошла вечером в субботу рядом с подмосковным Долгопрудным. Машина летела со стороны Москвы и задела высотную линию электропередач. После чего машина рухнула в Клязьминское водохранилище. Пилот и его пассажир погибли.

За штурвалом находились 54-летний Вадим Борисов и его 31-летний сын Александр. Пилот — довольно успешный бизнесмен. Он торговал запчастями для машин и держал в собственности несколько автомоек. А сын занимался продажей косметики. С женой Вадим давно развелся и одной из его страстей были именно полеты. На своей странице в YouTube он неоднократно размещал видео с испытанием малых летательных аппаратов.

«Я работал у Вадима на автосервисе около 5 лет. Творческий был человек, ничего не скажешь, — рассказал бывший сотрудник Борисова. — В помещении у него лишней пылинки не найдешь. Он сам мог придумывать конструкции деталей, чтобы лучше машина работала! Вертолет он купил пару лет назад и постоянно в нем что-то усовершенствовал. Он не мог по-другому».

00:13

Что говорят эксперты

Президент Международного консультативно-аналитического агентства «Безопаcность полетов» (МКАА), член Всемирного фонда безопасности полетов Валерий ШЕЛКОВНИКОВ полон негодования. Оказывается, Россия — одна из немногих стран мира, в которой власти так и не удосужились обозначить высоковольтные провода ЛЭП элементами дневной и ночной маркировки. Мало того, линии электропередач у нас не нанесены на аэронавигационные карты. А все это является обязательными требованиями стандартов Международной организации гражданской авиации (ИКАО).

— Еще в 2012 году была принята поправка в 260-й ФЗ, которой был изменен Воздушный кодекс РФ. Это его наиважнейшая статья, и теперь Россия не должна изобретать какие-то велосипеды и идти каким-то самобытным путем, а должна идти в ногу со всем миром и внедрять систему управления безопасностью полетов строго в соответствии со стандартами ИКАО, и точка. А в соответствии со стандартами ИКАО весь мир маркирует не только вышки, но и линии электропередач, потому что столкновения с ними часто происходят в авиации. Эту проблему мы поднимаем давно, но пока она не решена — соответствующий законопроект так и завис в Госдуме.

— Что из себя представляет эта маркировка?

— На линии электропередач прикрепляются шары оранжевого цвета диаметром 60 см, которые хорошо заметно днем. А ночная маркировка предусматривает нанесение на ЛЭП светоотражающих элементов.

— И в чем же здесь сложность?

— Не могут решить, кто будет за это платить. Те не могут, эти не могут. А люди гибнут. Только за июль-август подобных авиакатастроф произошло четыре — в Чечне Ан-2 задел ЛЭП, под Серпуховом легкомоторный самолет столкнулся с проводами, в Вологодской области вертолет упал в реку, зацепившись за провода. И вот теперь случай в Долгопрудном...

— Что должно произойти, чтобы наши власти наконец встряхнулись?

— Я был в Иордании, где у короля погибла в авиакатастрофе молодая жена, вертолет, на котором она летела, столкнулся с линией электропередач. Так вот, я проехал всю Иорданию и увидел там огромное количество этих оранжевых шаров.

— А что, нашим випам столкновения с ЛЭП не страшны? Они летают специальными маршрутами?

— Конечно, страшны. Мы писали в ФСО, в 2015 году обращались к генпрокурору. После этого Минэнерго выпустило стандарты по маркировке ЛЭП, в Госдуме был заявлен соответствующий законопроект. Но на этом все и остановилось. Нужно писать. С одной стороны, мы не просители, мы должны требовать. С другой, чиновники, как правило, боятся прокуратуры. В случае авиакатастрофы их вызывают и допрашивают, почему они не выполнили, например, федеральные правила? Так что, когда народ пишет, что-то обязательно двигается.

— Ну а чтобы как-то взбодрить «народ», расскажите: эта ситуация, она ведь не только малой авиации угрожает?

— Конечно. В районах международных аэропортов нет маркировки линий электропередач, и на картах ЛЭП не обозначены...

Еще одну наиважнейшую проблему после субботних трагедий обозначил заслуженный пилот России Владимир СЫТНИК.

— Нет подготовки пилотов малой авиации, — заявил Владимир Сытник. — Все частные училища закрыты, государственные их не готовят. А если и готовят, то там такая сумма за обучение, которая вдвое превышает стоимость самого летательного аппарата.

— Почему сложилась такая ситуация?

— Малая авиация — это аварийность, это снижение показателей работы чиновников, им не нужны эти 16–18 катастроф в год малой авиации, они на них ложатся. Вот они и вводят всевозможные запреты, чтобы сохранить свое кресло. Для сравнения, например, в США в 100 раз больше летательных аппаратов в частных руках, чем у нас. Что касается летных училищ, то в маленькой Чехии 44 частные школы, а на территории России их всего три. Как можно обучить людей, если их учить негде? Вот и получается, что если летчик здесь не выучился, и полетел, и что-то случилось, то он преступник. А чиновники ни при чем — они его не готовили, свидетельства не давали, разрешения на полет не давали.

— Буквально на днях было заявлено, что из Москвы в Подмосковье скоро начнут массово летать аэротакси. Кто же будет ими управлять?

— Сейчас можно получить пилотское удостоверение в Белоруссии, в Казахстане, Узбекистане. По федеральным авиационным правилам летать на территории России, занимать ее воздушное пространство пилоты этих стран имеют право. Будут летать американские летчики, финские, немецкие, китайские — любые. Но только не российские...