"Волк из "Ну, погоди!" - первый ауешник"

Бывший криминальный авторитет прокомментировал запрет молодежного движения АУЕ

Если раньше в Забайкальских школах на переменке играли в «резиночку», теперь по коридорам ходят «смотрящие» и собирают дань с одноклассников. С этой новости началась история ныне запрещенной в России и признанной экстремистской АУЕ («Арестантский Уклад Един»), новой субкультуры, копирующей «воровскую» иерархию и уклад «блатных». О том, насколько реальна угроза распространения АУЕ до сих пор спорят. Но тем не менее, Верховный суд РФ уже признал «АУЕ» экстремистским движением. О том, что новый запрет может повлечь злоупотребления не раз высказывались правозащитники и юристы. Но как относятся к нему, и к АУЕ в целом, представители настоящего бандитского мира?

Я поговорила с «рэкетиром на пенсии», авторитетным представителем криминального мира 90-х, автором двух книг о себе и бывших «коллегах» Михаилом Орским.

Бывший криминальный авторитет прокомментировал запрет молодежного движения АУЕ

- Проведя без малого сорок лет в преступном мире, из них почти десять в местах лишения свободы, я ответственно заявляю, что традиционный и профессиональный преступные миры к АУЕ не имеют никакого отношения. Они представителей этой субкультуры в лучшем случае считают «чертями». А остальные определения, которые им даются, я просто не могу тут процитировать.

- «Черти» - это жаргон такой?

- «Черт» - это нелепый, грязный человек. Такой зачуханный, немытый мужик. Чухан, можно сказать.

- Понятно. У вас есть версии о происхождении АУЕ?

- У меня складывается впечатление, что это брякнул какой-нибудь подвыпивший блогер. Потому что представить себе, что седовласые урки в глубине сырых казиматов сидят и разрабатывают дизайн сайта АУЕ сложно. У них это все считается западло, не вписывается в их кодекс, представления о том, как надо себя вести. Мне на своем ютьюб-канале даже пришлось записать видео-объяснение бывшим «коллегам», которые меня осуждают за мою публичную деятельность.

- Неужели они там такие принципиальные?

- Традиционный преступный мир - это талмудисты, которые от кончиков ногтей до пяток пропитаны правилами и понятиями. Я знал в тюрьме людей, которые не ходили смотреть телевизор, потому что он стоял в комнате «полит-воспитательной работы», а там на стенах висели портреты Ленина, Дзержинского и им «стремак по жизни» заходить в эту комнату.

- Вы сами сталкивались с субкультурой АУЕ?

- Я лично, нет. Более того, у меня сыну 13 лет он занимается английским, футболом и дзюдо, ему не до АУЕ. Даже при том, что папа у него такой «шпанистый», он об АУЕ понятия не имеет. Насколько я знаю, в Москве, Питере, Крыму этого нет вообще, так что многое зависит от уровня жизни, наличия детских секций, кружков. Об АУЕ не думают дети, которые занимаются спортом, пиликают на скрипках, ботаники с квадратными головами, которые участвуют в математических олимпиадах. Но у кого мозги пожиже, здоровье послабже, АУЕ становится для него нишей. Так уж устроен наш народ, что даже под занятия такой фигней подтягивает идеологию. Но в идею из ружья не стреляют, попытка запретить АУЕ ни к чему не приведет, нужно решить вопрос досуга, государство должно вложиться в спортивные секции, нанять нормальных тренеров, а не педофилов, которые постоянно там оказываются, поскольку только они готовы работать за эти деньги. Меня сложно заподозрить в симпатии к пионерии и комсомолии, но это было попыткой занять молодежь, хоть и неудачной из-за расхождения идеологии и реального уклада жизни в стране.

- Что, по вашему мнению, не так с законом о признании АУЕ экстремистской организацией, если само по себе это движение вам явно не симпатично?

- Учитывая нашу правоприменительную практику, с водой выплеснут и ребенка. В Америке никто не запрещает вспоминать сухой закон, фильмы об итальянской мафии, в которых она романтизируется, не считаются пропагандой. Это часть культуры, индустрия, поставленная на поток. И наши 90-е тоже заслуживают такой судьбы. Также меня беспокоит, что этот закон окажется очередной карательной дубинкой в руках власти. Встает вопрос его правоприменения. Допустим, волк в «Ну, погоди», это же вообще первый АУЕшник: пьет, курит, не работает, репрессирует зайца и вызывает у миллионов телезрителей гораздо большую симпатию, чем этот несчастный заяц. Не говоря о множестве сериалов и фильмов, где участники и бывшие участники ОПГ изображены в комплиментарном стиле. Это пропаганда или нет? Шансон, начиная от классиков Шуфутинского и Розенбаума и заканчивая Дюминым и Южным.

- А есть ли у вас информация о том, что местные ОПГ в регионах используют интерес молодежи к АУЕ?

- В Москве, повторюсь, этого нет, поэтому я лично об этом не знаю, но могу предположить, что традиционный преступный мир мог бы искать там кадры, ОПГ стремительно стареют, но им нечего предложить молодежи, в сложившихся реалиях пути для заработка практически все отрезаны. Я оставил криминальный мир не только из-за увлечения творчеством и того, что дома меня теперь ждет женщина, к которой хочется возвращаться, но и потому, что ловить там сейчас особенно нечего.

- Чем еще вас не устраивает новый закон?

- Еще меня волнует, что эта дубина окажется в руках несведущих людей. Однажды в эфире одного телеканала, где я выступал в качестве эксперта, мне довелось общаться с женщиной политиком, которая обвинила в пропаганде радио Шансон, которое давно не крутит блатные песни, а транслирует Аллегрову и Газманова. Или, например, сенатор Антон Беляков, который заявил, что ОПГ крышует наркоторговлю и проституцию. Он берется высказывать экспертное мнение и даже не знает, что российская организованная преступность категорически отвергает наркоторговлю и сутенерство.

- А кто их тогда крышует?

- Менты. Мы же с вами читаем одни и те же газеты, смотрим новости и в криминальных сводках регулярно появляется информация, подтверждающая мои слова. В одной из недавних новостных заметок говорилось, как двое сотрудников умерли от передозировки на рабочем месте. Ну и этнические группировки из республик, известных своим наркотрафиком также не чураются таких вещей, которые в российской криминальной среде переводят в разряд нерукопожатного.

- Что бы вы сделали, как человек, являвшийся заметной частью преступного мира, чтобы в молодежной среде интереса к этой теме не возникало?

- Нужно до этой молодежи в десятках, сотнях, тысячах передач доводить информацию о проценте туберкулезников в лагерях, процент «опущенных» (такого исследования нет, но оно должно быть), и сколько среди них молодых, которые приходят на зону с распахнутой душой, дескать, они оказались в родной стихии. Нужно показать годы рождения и смерти огромного количества молодых людей, убитых в бандитских разборках и в лагерях. Показать реальные судьбы «воров в законе», которые большую часть жизни проводят за решеткой и редко умирают своей смертью. Кто из молодежи готов отсидеть тридцать лет и быть убитым в камере?

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28352 от 1 сентября 2020

Заголовок в газете: «Волк из «ну, погоди!» — первый ауешник»