Строить Новую Москву не позволяет закон

Президент Союза архитекторов России Андрей Боков — о том, какие нормы нужно изменить, чтобы планы развития агломерации стали реальностью

Расширению Москвы рады многие. Особенно те, кто еще недавно числился жителем Подмосковья. Только вот пока, кроме нового статуса москвича и небольшой кипы льгот, люди ничего нового и не получили. Правда, всемирно известные архитекторы обещают возвести на присоединенных территориях «город-сад». Но, как выяснилось, сделать это на данный момент невозможно — не позволяют законы. О том, как долго новым москвичам придется жить в провинциальной инфраструктуре, что будет с деревянными домами и каким образом из «дремотной Азии» столица перевоплотится в настоящий европейский город, «МК» рассказал академик Российской академии архитектуры и строительных наук, член жюри конкурса на развитие Большой Москвы Андрей БОКОВ.

Президент Союза архитекторов России Андрей Боков — о том, какие нормы нужно изменить, чтобы планы развития агломерации стали реальностью

— Андрей Владимирович, в архитектурных кругах поговаривают, что денег на строительство в Новой Москве нет...

Это не так. Москва — единственный город в России, который может себе это позволить. Причем деньги на все масштабное строительство, скорее всего, будут выделяться исключительно из городской казны. Но в случае с Новой Москвой эти огромные вложения будут окупаться: за счет строительства удобных дорог, красивых домов, новых рабочих мест и жилья должны начать расти налоговые поступления. Новые земли будут развиваться, как многие успешные города, такие как Сингапур, который 40 лет назад был болотом с комарами и крысами, а теперь стал респектабельным мегаполисом с огромным бюджетом, который и Москве не снился. Главное, чтобы Москва стала привлекательной для людей. И тогда она станет привлекательней для инвесторов, чем добыча нефти и газа.

— И что для этого планируется делать?

— Во-первых, изменить параметры застройки. Так, к слову, сделали в Суздале, и это принесло свои плоды. Люди, купившие там 10 лет назад деревянную избушку, теперь могут продать ее в 100 раз дороже. Все дело в том, что в провинциальном Суздале решили отказаться от строительства высоких домов. Не стали уродовать улицы газовыми магистралями, идущими по головам. А результат — в Суздале появилось ощущение комфорта и безопасности. Как-никак, окружающий пейзаж сильно влияет на поведение людей.

— То есть в Москве может быть введен запрет на небоскребы?

— Большие дома — это материал очень рискованный, радикальный. На новых территориях небоскребы никто строить не будет. И для этого, возможно, появится законодательная норма. Скажем, если застройщик возвел дом-урод, то он должен будет выплатить компенсацию и городу и окрестным жителям. Так как его архитектурное убожество испортило облик района, а следовательно, там упали цены на квартиры.

— Что из предложений архитекторов, участников конкурса, может быть реализовано в Новой Москве?

— В Новой Москве должна будет появиться сеть первоклассных дорог. Автомобильных, рельсовых, пешеходных, велосипедных. Все они будут пересекаться в так называемых интермодальных узлах — станциях, где можно не только пересесть с одного транспорта на другой, но и найти все необходимое: от ресторана и кафе до офиса и гостиницы. Так что Новая Москва будет гораздо более «быстрая», чем старая.

На присоединенных территориях очень мало водоемов. Поэтому там может быть создана сеть каналов и озер, которые облагородят внешний вид и улучшат экологию. Этакая российская Венеция. А на берегах новых каналов можно будет строить жилье. То же, кстати, предлагается сделать и на берегах Москвы-реки — там куча пространства, занятого складами и пустующими заводами. А это «черные дыры» на городской карте. Через них не пройти, не проехать.

— А как будет выглядеть жилье на новых территориях?

На этот счет предложения архитекторов схожи. Нам нужны другие дома, отличные от многоэтажных, многосекционных коробок с одинаковым набором квартир. Скажем, бабушке тяжело подниматься в квартиру на 7-м этаже. А кто-то (люди с ограниченными возможностями) этого сделать не могут физически. Поэтому дома будут невысокими. Причем жилье будет создаваться для разных категорий граждан: для молодых семей, для многодетных, для неполных и т. д. Правда, пока это неосуществимо — не позволяют существующие законы.

— Это как?

— Нынешние нормы застройки у нас были сформированы еще 50 лет назад. По ним мы обязаны строить микрорайоны, жилые зоны, производственные зоны. Но мы не можем построить квартал, где жилье соседствует с рабочими местами. Не можем построить дом, где на первом этаже будет магазин или детский сад. Чтобы получить такое разрешение, нужно год собирать согласования.

— Значит, будет меняться законодательство?

— Да. Причем делать это надо радикально, как в Сколкове, — перечеркнуть все существующее и создать новое. Чтобы можно было строить жилье, парки, университеты, поликлиники, больницы, офисы и предприятия. И чтобы они располагались рядом. Чтобы человек не ездил через весь город на работу, рабочие места будут создаваться рядом с жильем. Таким образом, Новая Москва станет средоточием маленьких городков и поселков.

— Андрей Владимирович, с учетом такой агрессивной урбанизации стоит ли бояться жителям частного сектора потерять свои избушки?

— Статус земель — это очень серьезный вопрос. Необходимо будет пересмотреть судьбу каждого такого участка в городе. Но на основании закона и разумного проекта. Насильно отбирать землю никто не будет. Но и жить без нормального унитаза и с покосившимся забором рано или поздно надоест. Как и рядом с вечными пустырями и заброшенными полями. Люди захотят переехать в новое жилье. Сами.