Двенадцать подвигов креакла

Среди неравнодушных москвичей популярны проекты по изменению городского пространства

11.03.2013 в 18:04, просмотров: 5613

Генеральное улучшение Москвы, затеянное командой Сергея Собянина, увлекло людей, далеких от официоза и даже стоящих в суровой оппозиции к иным государственным инициативам. Это неудивительно: многое из того, что происходит в столице, любо креаклам, то есть представителям «креативного класса», — возможность проявить инициативу, реально и самостоятельно улучшить городское пространство, сделать так, «как в Европе». «МК» попытался разобраться в удачных низовых инициативах горожан.

Двенадцать подвигов креакла
Акция лета 2012 года: «общественное пространство» автомобильной стоянки рядом со станцией метро «Митино».

«Заяви о проблеме» — сервис

В российских городах принято считать, что личное пространство гражданина ограничено пределами его квартиры. Выйди из нее — и попадешь в подъезд, который частью твоей квартиры вроде бы не является, поэтому свое участие в его состоянии можно ограничить ежемесячной выплатой нескольких сотен рублей для консьержки. Если в подъезде выбиты окна, сломаны замки в почтовых ящиках, а стены изрисованы подростками, то житель скорее всего смирится и постарается поскорее выбежать из этого неуютного места. А зря, ведь согласно российскому законодательству половина суммы, которую житель ежемесячно платит за обслуживание дома, должна идти на ремонт, причем небольшие ремонтные работы должны совершаться регулярно. Ручки и петли дверей в подъезде должны быть в идеальном состоянии. Закон в этом случае на стороне жильцов, все, что от них требуется, — как можно чаще писать заявления. Поскольку разобраться в том, куда именно и с каким содержанием их следует отправлять, без специальной подготовки довольно трудно, Дмитрий Левенец, молодой выпускник юрфака, создал сайт, пользователю которого достаточно сделать три клика, чтобы заявление дошло до чиновника. «Началось все более двух лет назад, когда просто надоело, что коммунальщики у меня в доме ничего не делают, — рассказал нам Дмитрий. — Мне захотелось юридическими методами заставить их работать, а не как бабушки — во дворе скандалить. Нашел ответственные государственные органы и написал им заявление о том, как все плохо. Буквально спустя две недели коммунальщики начали шевелиться, подкрасили, поменяли, помыли и так далее. Потом я рассказал родственникам и друзьям, у них тоже все это сработало, и мы с подругой сделали простой сайт, где представили образцы заявления и ссылки на интернет-приемные чиновников. Сайт проработал какое-то время, про нас написали какие-то журналисты, была неплохая посещаемость, потом нас заметил Алексей Навальный и позвал запускать «РосЖКХ».

Сайт Левенца был активно посещаем, а после начала сотрудничества с Навальным, личностью весьма популярной в интернет-сообществе, цифры превзошли все ожидания: в ноябре 2011-го было зарегистрировано 1168 обращений граждан в Госжилинспекцию Московской области, а в ноябре 2012-го, после запуска проекта, — уже 2430.

Партизанские озеленители

К сожалению, если вас не устраивают масштабы озеленения вашего двора, законодательно решить эту проблему будет весьма трудно — для того чтобы посадить дерево на законных основаниях, придется обратиться в инженерную службу, которая есть в каждом районе, затем проект, разработанный службой, перенаправят в правительство Москвы, после чего проведут конкурс на выполнение работ. Зато о посадке кустарников в законодательстве не сказано ничего, как и о газонах, кроме того, что усилиями коммунальщиков они должны быть «надлежащим образом острижены». В 70-х годах прошлого века в США появилось движение «Партизанское садоводство», члены которого озеленяли заброшенные участки или общественные территории своими силами, в том числе и таким неординарным методом, как сидбомбинг — забрасывание шаров из семян растений и глины на труднодоступные участки. Теперь узнать о технологии создания семенных бомб можно на мастер-классах, которые проводят участники московского движения «Партизанское садоводство», один из организаторов которого — Лёля Кардаильская, рассказала «МК», как все начиналось: «Я занималась озеленением давно, а комфортность моей жизни распространяется не просто на квартиру, но и на мой двор. Я озеленяла свой двор, и постепенно ко мне начали приходить друзья, говорить, что тоже хотят такой двор, все это переросло вот в такое движение. Есть люди, которые, как я, выходят и сажают что-то у себя рядом с домом, есть люди, которые делают арт-клумбы, есть люди, которые занимаются привлечением внимания к проблемам зеленых территорий в Москве, есть люди, которые просто пишут бумажки, чтобы не убирали листья во дворе и не ставили машину на газоне. Четких границ деятельности нет». Популяризации движения во многом поспособствовала экокоммуна EKOLOFT, в которой 23-летняя Лёля и проживает. Вообще слово «популяризация» — ключевое в деятельности «Партизанского садоводства», главная цель движения — хорошим примером привлечь горожан к проблемам экологии и инфраструктуры. На вопрос о том, принципиальна ли для движения партизанская тактика, она отвечает, что при взаимодействии с официальными органами в вопросах озеленения неизбежно начинаешь чувствовать себя героем романа Кафки. «Принеси бумажку сюда, принеси туда. Чтобы посадить дерево, нужно очень много согласований, и вряд ли вы их получите, потому что никто не понимает, что под нами, никто не понимает схем, карт коммуникаций подземных, поэтому они не рискуют, а просто не дают разрешения. Но были и такие случаи, когда люди запретили в своем дворе уборку листьев, они это делали с помощью государства, через муниципальное собрание. Мы скорее в коалиции с властью, а не против нее».

Тактика самоорганизации

Еще одно «партизанское» движение, созданное для того, чтобы своими акциями привлечь жителей к городским проблемам, — коллектив, сложившийся вокруг сайта, который так и называется — «Партизанинг». Игорь Поносов, Антон Польский и его жена Соня убеждены, что горожане гораздо лучше осведомлены о том, в каких преобразованиях нуждается среда их обитания, а инициативные объединения граждан лишь должны «грамотно модерировать диалог». «Людям часто не хватает уверенности в том, что их размышления не лишены смысла, — уверена Соня, — и мы выступаем как вдохновляющий орган, подкидывающий идеи и грамотный вектор».

В октябре 2011-го ребята создали сайт о городском перепланировании, затем после опыта наблюдения на выборах, после участия в прошлогодних уличных протестах и лагерях, через акции, которые скорее были похожи на политизированное искусство, движение пришло к его сегодняшней форме — механизму популяризации несанкционированных городских перепланировок. Один из самых действенных методов привлечения внимания к проблеме — попытаться устранить ее самому, например, нарисовать зебру на дороге в месте, где уже существует «народный» переход, либо, не дожидаясь, когда власти закончат конкурс на новую карту метро, развесить в вагонах свой вариант. Отношение к взаимодействию с официальными структурами, как ни странно, у «Партизанинга» несколько противоречиво: с одной стороны, отказ от участия в конкурсе на новую карту метро был мотивирован тем, что «нам не хочется сотрудничать с городскими властями, которые, между прочим, должны нам с прошлого года 150 тысяч рублей за разработку велонавигации по парку «Сокольники», с другой — в разговоре с «МК» Игорь Поносов сказал: «Мы не исключаем никакую из форм сотрудничества, просто наши тактики во многом базируются на самоуправлении и самоорганизации, но это совсем не значит, что какие-то из наших идей не могут быть реализованы официально».

Один в поле воин

Но даже если вы делаете для благоустройства города что-то, не имеющее под собой законных оснований, делаете на свой страх и риск, полагаясь лишь на удачное стечение обстоятельств, всегда есть шанс на счастливый исход. В конце прошлого года многими средствами массовой информации широко освещалась история Андрея Сальникова, мастера на все руки из Кунцева, который самостоятельно на протяжении четырех лет строил в своем дворе детскую площадку из стволов деревьев и пней. Несмотря на то что одна из жительниц двора написала заявление о незаконности строения, за которым последовали официальные проверки на предмет безопасности постройки, все недочеты были исправлены — и сейчас площадка все еще стоит на своем прежнем месте, а ее создатель намерен продолжить свою деятельность. «Такие детские площадки необходимы городу, это первая площадка, которая конструктивно меняет подход к детским играм. Сейчас я ищу колеса к самолету и буду строить «У-2». Конечно, я понимаю, за что площадку хотели устранить, понимаю, что все это незаконно и сделано на мой страх и риск, но четыре года сходило с рук, старая дирекция закрывала глаза, понимая, что все это во благо, а сейчас усилиями московских властей вопрос решен в положительную сторону. Я считаю, что это первый городской двор, который помогает интеллектуальному развитию детей». 14 ноября жители района провели митинг против демонтажа площадки, после чего на эту историю обратили внимание не только СМИ, но и депутаты: по словам Андрея, он дважды побывал в гордуме, а спустя месяц в эфире телеканала «Москва 24» заместитель мэра по хозяйственным вопросам Петр Бирюков заявил, что площадку необходимо сохранить.

Если ты не Бэнкси

Должность муниципального депутата может существенно расширить простор для участия в жизни района и города. «Если ты не Бэнкси, то взаимодействовать с властью ты должен», — считает муниципальный депутат из Митина Владимир Демидко. В начале 2012 года он решил самостоятельно обходить квартиры, предлагая жителям проголосовать за свою кандидатуру в муниципальное собрание, жители проголосовали и не ошиблись — за год своей деятельности Владимир помог различным инициативным объединениям граждан воплотить в жизнь несколько проектов на территории Митина. Летом совместно с институтом «Стрелка» Демидко предложил на месте автомобильной стоянки рядом со станцией метро «Митино» сделать общественное пространство: «Студенты, архитекторы, жители района со своими детьми и мы, депутаты, создали модульные конструкции в форме кубов, из которых можно было сложить лежаки, столы, стулья, книжные полки и т.д. Получился большой деревянный конструктор. Самое главное — мы показали этим мероприятием, что для того, чтобы изменить мир вокруг себя, требуется не так уж и много усилий». Из-за наличия у Владимира депутатской корочки многие инициативы в Митине воплощались в жизнь в обход официальных структур, от которых в противном случае нужно получать разрешение на проведение того или иного мероприятия: «Предполагается, что муниципальный депутат является неким фильтром, проходя через который идея оттачивается до блеска — и ему не нужно проходить кучу бюрократических инстанций для ее реализации». Для продуктивного сотрудничества муниципального депутата с населением нужно максимально хорошо знать запросы жителей. Для этого была проведена акция «Желтые ящики» — на протяжении нескольких месяцев жители оставляли письма со своими пожеланиями по благоустройству района, многие из которых были позже переданы в районную управу и реализованы. Владимир Демидко уверен, что благоустройство района полностью зависит от количества инициативных жителей в нем, ведь чем больше предложений будет рассмотрено управой или префектурой, тем большее число из них будет выполнено. «В 2012 году я познакомился с ребятами, которые на самодельных турниках в ландшафтном парке «Митино» проводили соревнования по подтягиванию. Итогом нашего знакомства стало то, что в конце 2012 года управой были выделены деньги на строительство двух профессиональных площадок с турниками и тренажерами по эскизам, согласованным со спортсменами. То есть мы увидели инициативных людей, познакомились с ними, разработали совместно то, что им нужно, и создали это. Это прекрасно».

Людей надо убеждать: город принадлежит им

Социологи, архитекторы, искусствоведы, политологи и геологи все чаще называют себя одним словом — «урбанисты», утверждая, что городам в современной цивилизации отведена главенствующая роль. Но поскольку город подразумевает большое количество жителей и гораздо меньшее количество пространства, сейчас урбанистика стала отдельным научным направлением, а на базе Высшей школы экономики в 2011 году даже было создано самостоятельное подразделение — Высшая школа урбанистики. Вслед за этим в Москве появились инициативные группы людей, которым тема градостроительства интересна. Одна из самых известных — «Городские проекты» Ильи Варламова и Максима Каца, популярных интернет-блогеров. Цель этой некоммерческой организации, среди спонсоров которой есть, например, «BMW», — вооружившись самостоятельно проведенными социальными исследованиями, отправиться в соответствующую официальную структуру, для того чтобы решить проблему. Самая нашумевшая акция Варламова и Каца — исследование пешеходопотока и количества парковочных мест, которое было продемонстрировано в мэрии и позже привело к запрету парковки на тротуарах Тверской улицы. Как и предыдущие герои этого материала, Илья Варламов также считает, что главное — привлечь внимание к проблеме. «Кто-то привлекает это внимание с помощью эпатажа современного искусства, кто-то обходит кабинеты бесчисленных чиновников, кто-то еще каким-то образом. Все методы хороши, главное, что они действуют».

Егор Коробейников, создатель сайта «УрбанУрбан», сейчас работающий в Высшей школе урбанистики, считает, что главная проблема любой инициативной группы состоит прежде всего в том, что горожане неправильно воспринимают их идеи. Именно поэтому половина героев, о которых шла речь в этом материале, считают, что людям нужно прежде всего показать, какой у них замечательный город, что этот город принадлежит им. Например, Егор и другие исследователи предлагали жителям Тропарева-Никулина концепцию благоустройства их собственного двора. «В этом дворе 3000 квартир, а когда мы проводили исследование, из этих 3000 тысяч готовы были пообщаться порядка 120. Люди не открывают двери. Люди не доверяют. Люди не хотят общаться. Люди думают, что к ним пришли из партии «Единая Россия» либо адвентисты седьмого дня, или сетевые маркетологи предлагают что-то, в чем им принимать участие совершенно не хочется. Тех 120 человек, которые ответили на вопросы, мы приглашали прийти непосредственно на обсуждение проекта, в результате к нам пришло всего около 20 человек. То есть, представляете, 3000 квартир — а пришли 20 человек. Лишь двадцати небезразлично, что происходит с их двором. Люди больше не связывают свой двор со своей жизнью, раньше были драки стенка на стенку, одна улица против другой или футбольные матчи команды одного двора против другого. Сейчас уже такого не происходит. Люди не доверяют друг другу, не здороваются друг с другом, не знают, с кем рядом они живут, и главное — они не умеют договариваться».