Создан прецедент демонтажа согласованных шлагбаумов во дворах

Жителей района по суду заставляют открыть въезд к придомовым территориям

18.03.2019 в 18:56, просмотров: 26659

Печальный для автовладельцев прецедент создан в Северном Тушине. Прокуратура настояла в Мосгорсуде на демонтаже шлагбаумов в двух дворах возле станции метро «Планерная». Причина: межквартальные проезды по закону перегораживать нельзя. Неудобства местных жителей, вынужденных день за днем делить собственный двор с заезжими водителями, в расчет не берутся.

Создан прецедент демонтажа согласованных шлагбаумов во дворах

Это решение может выйти далеко за пределы района. Впредь суды смогут оспаривать легальность «антигостевых» барьеров, даже если их установка была согласована с местными властями.

Адреса «горячих точек»: улица Вилиса Лациса, 7, к. 4, и улица Планерная, 7, к. 3. Муниципальные депутаты, а затем — Тушинский районный суд решили, что проезды рядом с указанными домами — дворовая территория. Тушинская межрайонная прокуратура, на основании проекта плана межевания квартала, указала, что это не так: проезды являются межквартальными, а значит, не подлежат огораживанию. Это прямо запрещает постановление столичного правительства «О порядке установки ограждений на придомовых территориях в городе Москве». Мосгорсуд с прокуратурой согласился.

Это означает, что согласованные муниципалитетом шлагбаумы теперь незаконны, и жители должны их демонтировать за свой счет. А дальше — учитывая, что совсем рядом находится конечная станция метро «Планерная» — им придется выбрать одно из двух. Либо просить (именно так — механизм подразумевает просьбы жителей) мэрию о введении в собственных дворах платной парковки, либо проявлять вынужденное гостеприимство по отношению к сотням (иногда тысячам) автовладельцев, приехавших из области и пересаживающихся каждое утро на метро. При пробках и платной парковке в центре города таких водителей с каждым годом все больше.

— Ладно бы только места занимали, — говорит житель улица Планерной Павел Соломко, — но ведь они ездят по дворам с дикой скоростью. Не свои же дети тут гуляют, почему бы не разогнаться. 60 километров в час — по-моему, не предел.

Решение Мосгорсуда — в некотором смысле модельное для всего города. Хотя в России официально нет прецедентного права, при вынесении решений по аналогичным делам районные суды вполне могут руководствоваться определениями вышестоящей судебной инстанции. Применительно к дворовым шлагбаумам это значит, что во многих случаях их установку можно оспорить.

фото: Наталья Мущинкина

Наиболее зыбко положение тех «контрольно-пропускных пунктов», что перекрывают, как в Северном Тушине, мелкие дороги общего пользования. Решение по ним в судах, как только найдется энергичный прокурор или группа граждан, страдающая от этого шлагбаума, будет вынесено на тех же основаниях и будет, очевидно, таким же: демонтировать. А подобных мест в Москве уже несколько. Например, участок 2-й Останкинской улицы вблизи Хованского входа ВДНХ: в 2018 году жители при поддержке муниципальных депутатов добились перекрытия части улицы, чтобы избавиться от тысяч автопосетителей выставки, пытающихся припарковаться в окрестностях.

— Комиссия по ЧС префектуры одобрила установку части шлагбаумов на усмотрение совета депутатов района, — описал ситуацию для «МК» депутат Останкинского района Николай Александров. — Другие несколько шлагбаумов согласовывает зампрефекта по чрезвычайным ситуациям. С любого домашнего телефона, установленного в семи «огороженных» домах, можно будет позвонить на специальный номер, чтобы пропустили автомобиль гостей или курьерскую доставку. Машины спецслужб, само собой, проезжают беспрепятственно. При этом не обязательно быть прописанным, чтобы получить разрешение на въезд — все решают по-человечески.

Перспективы этих шлагбаумов, повторимся, невеселые: если не исключить данный участок улицы из городской улично-дорожной сети (а это довольно долгая и сложная процедура, пройти ее полностью в Москве до сих пор никому не удавалось), заграждения уже в ближайшие годы (месяцы?) заставят демонтировать. А дальше — та же дилемма, что в Тушине: платная парковка или забитые в три ряда машинами дворы.

— Платная парковка означает, что все парковочные места разметят по ГОСТу, — говорит Павел Соломко с улицы Планерной. — Сейчас мы ставим автомобили так, чтобы никому не мешать — и все довольны. Но если пустить во дворы городских парковщиков, они запретят парковку по углам, обозначат инвалидные места. И, наверное, «крокодилы» — эвакуаторы — начнут работать. То есть мест для стоянки станет намного меньше. И занимать их будут опять же все желающие. Нам это совершенно неинтересно.

Впрочем, бывают случаи, когда автовладельцам удается раз за разом «отбиваться» от претензий и сохранять шлагбаумы на дорогах общего пользования. Самый известный пример — коттеджный поселок «Альфа» в Южном Бутове, с 1994 года стоящий на дороге, которая соединяет Бутово с Калужским шоссе. В результате нескольких имущественных операций (сначала аренда на 49 лет, затем размен территориями с городом ради строительства Бутовской линии метро) дороги в поселке, повторимся, транзитные и нужные всему району остались частью улично-дорожной сети Москвы. Но при этом шлагбаумы на въездах и выездах никто даже не думает убирать.

Больше того: чтобы не создавать соблазна для соседей, правление «Альфы» частично разобрало транзитные дороги. Нет, мол, никаких участков «общего пользования», как и не было. Поступок радикальный, однако эффект — налицо. Все попытки оспорить незаконность «альфовских» шлагбаумов в судах вот уже почти 20 лет кончаются ничем.

Платные парковки. Хроника событий