Высокие ставки аренды вызвали масштабное закрытие магазинов в центре столицы

Напряженные переговоры арендаторов с арендодателями продолжаются

После коронавируса в Москве заметно осунулись самые популярные торговые улицы. Вынужденная приостановка магазинов и ресторанов более чем на 2 месяца привела к печальным результатам. Количество свободных помещений в центральных торговых коридорах Москвы по итогам II квартала 2020 года увеличилось до максимального за четыре года значения — 11,6%. Это в среднем. На Арбате показатель составляет 13,7%, на Покровке — 16%, а на Никольской — 17,1%.

Напряженные переговоры арендаторов с арендодателями продолжаются

…При входе на главную туристическую улицу со стороны Арбатской площади пешехода встречают два промочеловека в золотом гриме и костюмах а-ля Петр I. На улице холодновато для июля, и они ежатся и притопывают на месте. Слева от них — громадный торгово-офисный комплекс, построенный в конце 2000-х, справа — легендарный ресторан «Прага». Дверь ресторана надежно заперта, внутри темно и пыльно: никак он не может открыться по-настоящему. Но это — константа, а вот пустые витрины в доме напротив — это уже непривычно.

Банк открыт, два салона связи тоже работают, куда ж они денутся. Около одного из них восточный парень с веером сим-карт; проходящий мимо седоусый мужчина в костюме не выдерживает и спрашивает: «Братишка, а тебе что, разрешают так торговать?» А вот дальше — где был модный год-два назад маркетплейс, то есть большое пространство с разной экзотической едой, — пустота и пыль. Смотришь вверх — даже вывеска снята уже. Соседний вход — тоже пусто и пыльно, следующий — так же. Три пустых торговых помещения подряд в одном доме, где этих помещений не более десятка, — однако!

Напротив, опять-таки в доме «Праги», работают мелкие скупки, сувенирный магазинчик, а вот великой и могучей «пражской» кулинарии уже год как нет. Добавим в счет потерь и ее — ведь так никто и не «взял» это помещение, пустует вместе с рестораном. Чуть дальше по четной стороне Арбата — магазин, где бог весть что было еще недавно. Витрина пестрит вывесками: «Распродажа!», «Ликвидация!»... И, как финал всему, — «Аренда».

— А что вы хотите! — почти агрессивно говорит хозяин одного из соседних сувенирных магазинов. — Вы позвоните, спросите цену аренды, удивитесь. И никаких отсрочек-каникул. Сами еле держимся, погода дождливая, иностранцев нет.

Звоним, удивляемся: снять помещение на Арбате стоит в среднем 1,2 млн рублей в месяц. Добавьте к этому, что улица пешеходная, от станции метро «Арбатская» надо переходить под землей через площадь, а удобная «Смоленская» закрыта еще на год вперед...

— На период приостановки деятельности торговых операторов стороны договаривались о скидке по текущим договорам аренды от 20–30% до полного освобождения по арендной плате, — рассказывает Юлия Назарова, руководитель направления стрит-ритейла, отдел торговых помещений CBRE в Москве. — Но не все владельцы помещений шли на уступки — некоторые упорно настаивали на оплате по прежним ставкам.

В результате некоторые бренды заявили о закрытии, оптимизации или переформатировании сети. Люксовые операторы практически полностью приостановили развитие до конца 2020 года. Спрос со стороны аптечных и продуктовых сетей территориально сместился в спальные районы — после карантина покупатели привыкли отовариваться поближе к дому.

Существенная доля закрытия — 8% — характерна для магазинов электроники, салонов сотовой связи, для сувенирных и книжных магазинов. Большое количество операторов не возобновили работу после снятия ограничений, но и не освободили помещения: арендаторы не готовы открывать заведения в условиях сниженного спроса.

Дальше по Арбату до Староконюшенного — зона общепита и шопинга. Открыты «народные» сетевые фастфуды (для которых присутствие здесь — дело чести), сувенирные и антикварные лавки (специалитет Арбата), ювелирные магазины, многие из ресторанов. Закрыты: экспериментальная кулинария, несколько ресторанов. Среди них — тот самый, возле которого не меньше 20 лет подряд стояли дорогие мотоциклы. Нет больше легендарной точки, увы. На дверях одного из закрытых хипстерских кафе сохранились меловые доски — вместо меню на одной из них теперь рукой школьника написаны уравнения, а на другой — китайские иероглифы.

На Тверской такой богатой торговли, как на Арбате, и не было, но все-таки по 4–5 коммерческих помещений в каждом из парадных «мордвиновских» домов имеется. Большинство все-таки открыты: это серьезные банки, аптеки, сетевые магазины. А вот грузинский ресторанчик в доме, где «Елисеевский», стоит как живой, но закрыт. Проходящая мимо пожилая женщина, до эпидемии ходившая в этот ресторанчик, уверяет: шеф-повар «застрял» в Грузии, а без шефа — как откроешься? Сами рестораторы причину временного закрытия не конкретизируют — только обещают открыться в скором времени.

Юлия Назарова говорит, что напряженные переговоры арендаторов с арендодателями продолжаются. И хотя в интересах сторон — договориться, уступать не хочет никто. А значит, продолжат освобождаться помещения, будут меняться арендаторы. В меньшей мере «чехарда» коснется помещений, расположенных на улицах Кузнецкий Мост, Петровка, в районе Патриарших прудов.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28319 от 24 июля 2020

Заголовок в газете: Коронавирус поразил модную торговлю