В Бородине нашли мощный фугас: угрожал жизни людей 69 лет

Красноармеец должен был подорвать мину в 1941 году, но не успел - его расстреляли

В эти дни отмечается очередная годовщина начала разгрома немецких войск под Москвой. «МК» стали известны некоторые подробности эпизода, произошедшего почти 80 лет назад в знаменитом на весь мир селе Бородино. Как выяснилось, боец должен был взорвать мощный фугас, заложенный на шоссе, но не успел. В результате взрывчатка все эти годы таились под дорогой и была обнаружена лишь случайно.

Красноармеец должен был подорвать мину в 1941 году, но не успел - его расстреляли
Фугас, раскопанный под шоссе. Из архива Александра Балашова.

История эта началась еще в 2009-м. Специалисты Института археологии РАН работали в Бородине, проводя раскопки на территории, где в середине позапрошлого века был построен Бородинский дворец для царя Николая Первого. Большинство построек этого комплекса не дошло до наших дней. Но к 200-летнему юбилею Бородинской битвы было решено восстановить старые постройки. Археологи, в соответствии с принятыми правилами, занимались изучением культурного слоя на месте предстоящих строительных работ.

- Дошла очередь до участка, где раньше находилась большая летняя столовая дворцового комплекса, - рассказывает археолог Александр Балашов. - Ее разобрали еще в позапрошлом веке, так что сохранились с тех пор лишь остатки деревянных свай в земле, на которых когда-то стояла постройка. Вот среди этого свайного поля, рядом с фундаментом сгоревшего еще во время Великой Отечественной дворцового флигеля мы и наткнулись на останки красноармейца. Причем этот погибший в годы войны солдат приготовил для нас «подарок»: при нем находилась пара взрывателей. Пришлось вызывать саперов, которые аккуратно изъяли с места эти опасные штуки, с предосторожностями – положив в ящики с песком, вывезли прочь и уничтожили. Кроме взрывателей и еще пары пуговиц от солдатского белья, увы, среди останков никаких других предметов, помогших бы идентифицировать погибшего, не нашлось.

Медик-криминалист, исследовав костные останки, обнаружил на них несколько следов от немецкого МР-40 – в ключице, в тазу, в пяточной кости. То есть стало понятно, что этого человека гитлеровцы поймали и расстреляли около стены флигеля. А потом труп тут же и прикопали.

Мы стали расспрашивать старожилов села. Одна бабушка, - в 1941-м была еще совсем девчушкой, - припомнила: немцы поймали партизана, который хотел взорвать мост; когда вели на расстрел, он кричал собравшимся селянам «Запомните, я такой-то, такой-то из Москвы!» Однако имя и фамилию пожилая женщина столько лет спустя не смогла вспомнить.

Решили проверять по архивам. В Можайском районе существовало в 1941-1942 годах три партизанских отряда. По их деятельности есть полная информация с указанием фамилий погибших и местом их погребения. Никого похожего на нашего героя среди них не оказалось.

Другое предположение, что убитый немцами - на самом деле боец 32-й дивизии полковника Полосухина, державшей оборону в 1941-м в этих местах. Мы просмотрели все хранящиеся в архивных фондах списки потерь. Нашли среди погибших несколько десятков москвичей. Из этого числа попытались найти хоть кого-то подходящего по времени и месту гибели. Но безуспешно. Не нашлось ни одного такого бойца, среди тех, кто указан в списках. Хотя, конечно, списки могут быть и неполными.

Между тем история с найденным неизвестным красноармейцем спустя несколько лет получила продолжение. Да еще какое! В 2012 году, уже незадолго до начала юбилейных торжеств на Бородинском поле, в Бородино приехали высокопоставленные областные руководители с инспекцией. Проверяющему не понравился вид шоссе, уходящего от перекрестка в селе на север, в сторону деревни Бабынино: «Вот здесь нужно выровнять покрытие, сделать дренаж!»

Сказано - сделано. Пригнали экскаватор стали копать поперек шоссе канаву, чтобы уложить в нее дренажную трубу. Я во время этих земляных работ на всякий случай находился рядом, хотя, казалось бы, что интересного может найтись в основании давно построенной автомобильной дороги? И вдруг вижу, что из-под осыпающегося в новую канаву грунта вылезают куски «мыла» - динамита! Тут же остановили все работы. Стали смотреть, а под верхним слоем щебенки, насыпанной еще при ремонте этой дороги в 1961-м, лежит большой ящик с характерными, похожими на большие куски хозяйственного мыла, брикетами взрывчатки - всего около 40 килограммов. И от них провода тянутся.

Конечно, вызвали взрывотехников, они этот «сувенир» военных лет изъяли, увезли. Как я понимаю, наша находка вызвала переполох и в соответствующих охранительных службах. Еще бы! Ведь буквально несколько часов назад здесь находились высокопоставленные чиновники, а, оказывается, место было заминировано! Впрочем, даже без особых расследований стало ясно, что эта попытка диверсии относится отнюдь не к нынешнему времен, а к военным годам.

Я сразу увидел взаимосвязь между обнаруженными раньше останками солдата и скрывавшимся в дорожной насыпи «мылом». Ведь эти находки расположены сравнительно недалеко друг от друга, на восточной стороне села. Все выглядит вполне логично: перед отступлением из Бородино наши заминировали шоссе, а этот красноармеец остался, чтобы подорвать фугас, когда поедет немецкая техника. Но его схватили раньше, чем он успел выполнить свою задачу, и расстреляли.

Теперь, как мне казалось, будет гораздо легче вычислить имя погибшего. Пойду в военный архив, найду по документам когда и куда были выписаны 40 кг тротила… Но в итоге ни единой «ниточки» такой зацепить не удалось. Документы тех суровых дней осени 1941-го сохранились далеко не полностью, да во многих случая, видимо, и не до оформления документов было в горячке изматывающих боев.

Попытались зайти с другой стороны. Было предположение, что, может, погибший не красноармеец, а член одной из диверсионных групп известного отряда майора Спрогиса (в числе бойцов этих групп была Зоя Космодемьянская). Однако и эти поиски тоже не дали результатов.

И все-таки хотя бы что-то о личности погибшего в селе Бородино воина удалось узнать. По нашей просьбе специалист-антрополог Анна Рассказова взялась по нашей просьбе реконструировать по найденным останкам портрет неизвестного бойца. В прежние годы такое восстановление облика человека по его сохранившемуся черепу делали, используя метод профессора Герасимова, – поверх модели черепной коробки лепили скульптурное изображение из пластилина, используя определенные этим ученым закономерности строения лица. Однако сейчас уже разработана иная технология, позволяющая выполнять подобную работу виртуально – создавать трехмерное изображение человеческой головы на основе 3D-модели его черепа. Вот такую компьютерную реконструкцию и удалось сделать.

Получившийся портрет мы показали нескольким еще здравствующим ветеранам из отряда Спрогиса. Но никто не смог вспомнить среди бывших своих соратников по диверсионным группам похожего человека.

Останки этого безымянного бойца были торжественно, с воинскими почестями, захоронены на территории мемориала возле деревни Ельня в Можайском районе, на 125-м километре Минского шоссе.

Мы пока так и не знаем, как его звали, но нам известно, какой подвиг он совершил. Да, он не смог в итоге выполнить задание, но стремился во что бы то ни стало сделать это и пожертвовал собственной жизнью. Разве это не подвиг?!

Рассказывая обо всей растянувшейся на долгие годы бородинской эпопее «МК», я имею все-таки слабую надежду, - вдруг кто-нибудь из читателей, взглянув на воссозданный портрет погибшего почти 80 лет назад бойца, узнает в нем конкретного человека, своего родственника или знакомого семьи. И тогда одним неизвестным солдатом Великой Отечественной станет меньше!

Я и мои коллеги хотим, чтобы на стене восстановленного ныне флигеля, возле которого расстрелян немцами этот человек, была установлена мемориальная доска с его портретом и описанием боевого эпизода, связанного с его гибелью. Предварительные обсуждения такой идеи с сотрудниками Бородинского музея-заповедника уже состоялись.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру