Борьба за Кадаши

Что построят в Замоскворечье?

29.12.2013 в 19:30, просмотров: 5054

В дни традиционной для конца декабря суматохи и праздничной суеты, кажется, не найти в центре столицы улицы, которую не захлестнула бы волна новогодних акций и не наводнили бы спешащие в последних приготовлениях к встрече Нового года люди. Однако место такое есть. Кадашевская Слобода не только квартал заповедной зоны Кремля, редкий образец нетронутой исторической Москвы, но и один из самых тихих уголков столицы. Но однажды и здесь произошел громкий скандал.

Борьба за Кадаши
Территория возле храма.

Горожане поднялись на защиту Кадашей от застройщика, который незаконно сносил исторические здания, освобождая место под строительство массивного офисно-жилого комплекса. Тогда силами общественности снос был приостановлен, а разрушительный проект отправлен на доработку. Отгремела шумиха в прессе, утихли массовые выступления. Однако вопрос в Кадашевской Слободой нельзя считать закрытым. Прошло без малого четыре года, а будущее уникальной территории, входящей в заповедную зону Кремля, до сих пор остается туманным и вызывает немалые опасения московских архитекторов.

Новые проблемы старого Замоскворечья

С оживленной и многолюдной утренней Большой Ордынки я сворачиваю во 2-й Кадашевский переулок. Какие-нибудь пять метров — и гул автомобилей остается за спиной вместе с суматохой центральной улицы. С левой стороны начинается территория главной ценности квартала, памятника архитектуры XVII века храма Воскресения в Кадашах. Сохранившиеся на его ограждениях плакаты «Не допустим уничтожения Кадашевской Слободы!» напоминают о самом громком градостроительном конфликте 2010 года.

«Чудо, что тогда люди сконцентрировались и собрались на защиту зданий, — вспоминает директор музея «Кадашевская Слобода» при храме Лидия Шестакова. — Была действительно экстремальная ситуация, тогда люди все оставили и дежурили здесь сутками, чтобы не допустить технику на территорию».

Тогда, согласно принятому Лужковым еще в 2002 году постановлению правительства Москвы №889, начались работы по строительству шестиэтажного офисно-жилого комплекса «Пять столиц» общей площадью 36 кв. метров, с подземным паркингом на 190 мест. В мае 2010 года в Кадаши пригнали экскаваторы, и территория была расчищена от «лишних» строений. Одной из главных потерь стал знаменитый дом дьякона, переживший и наполеоновское нашествие, и Вторую мировую. Снесены фабричные здания, а главной и первой утратой стало здание, известное как «Дом дьякона». В результате действий общественности и «Архнадзора» разрушение удалось приостановить.

А в конце 2010 года суд выяснил, что полученное ООО «Торгпродуктсервис» положительное заключение от Мосгорэкспертизы является незаконным, и признал, что проектная документация по строительству «Пяти столиц» не соответствует требованиям законодательства. Градостроительно-земельная комиссия города утвердила новые регламенты, которые уменьшили объемы строительства за счет понижения этажности с 6 до 2–3 этажей и объема застройки — он уменьшился до 13,5 тыс. кв. метров. Проект был отправлен на доработку. В 2011 году проектом малоэтажного жилого района в Кадашевской Слободе занялся признанный и не единожды титулованный архитектор Илья Уткин. Казалось бы, вопрос решен.

Однако смущают защитников Кадашей два обстоятельства. Вандальное 889-е постановление никто не отменял, а следовательно, оно не утратило силы. «Несмотря на то что все официальные ответы властей описывают новый проект на словах, прежнее постановление сохраняет юридическую силу», — говорит Лидия Шестакова.

Кроме того, проект Ильи Уткина до сих пор находится на экспертизе. Ответ Департамента культурного наследия Москвы на отправленный нами запрос ситуации не прояснил. Сводится он к пересказу битвы за Кадаши 2010 года и к и так известному описанию проекта Ильи Уткина. Вопросы — на какой стадии находится экспертиза нового проекта и когда по плану начнется строительство, повисают в воздухе. Как позднее сообщил источник «МК» в столичном ведомстве, Мосгорнаследие проект Уткина одобрило. Как нам удалось выяснить, в данный момент проект находится на согласовании в Москомархитектуре. Напомним, по задумке г-на Уткина, за основу архитектуры жилого квартала берутся фабричные цеха, которые были построены на территории усадеб в конце XIX века и снесены в 2010 году.

А были ли усадьбы?!

Второе обстоятельство внесло раздор уже в ряды защитников Кадашей. Дело в том, что старинная застройка квартала 401 в разные исторические периоды носила разный характер. Вопрос в том, на какой период следует опираться при восстановлении. Московские архитекторы, приход храма и Международное общество по спасению русских памятников и ландшафтов во главе с Аркадием Небольсиным уверены, что ориентироваться нужно на первую половину XIX века, когда кадашевский храм окружали усадьбы. «Исторической средой храма Воскресения являлись три усадьбы первой половины 19-го века — городская усадьба с фабрикой Петрова (Большая Ордынка, 14), Городская усадьба Курдюмова-Григорьева (Кадашевский 2-й пер., д. 3, стр. 1), «Дом дьякона», — говорит архитектор, член научно-методического совета Министерства культуры РФ Иветта Матюшина. — Фабрики были построены после отмены крепостного права, и они нарушили эту среду. Ведь понимаете, так было задумано изначально, храм неотделим от окружения усадебной застройки. На это и следует ориентироваться при использовании этой территории в центре Москвы напротив Кремля».

Общественное движение «Архнадзор» изучило проект Ильи Уткина и одобрило идею фабричной застройки при условии, что площадь застройки действительно будет уменьшена, как указано в новом градостроительном регламенте квартала 401. «Вопрос в том, что усадебную застройку сложнее регенерировать, у нас имеется гораздо больше сведений о фабричных зданиях, — прокомментировал ситуацию координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин. — Сама по себе жилая функция на этом пространстве уместна».

«В нашем квартале никогда не было научных археологических раскопок, — рассказывает Лидия Шесакова. — Хотя сохранился старинный архитектурный слой. Во время реставрации храма Воскресения в Кадашах в 1950-х годах нашли основание предыдущего храма в конце 16-го века. В советское время здесь ничего не копали, а только пристраивали этажи, складские помещения. Но все объемы исторических зданий сохранились в первозданном виде и дошли до наших времен. Пока в 2003 году не начали их разрушать». Кроме того, как рассказала Лидия Шестакова, в 1990-е было проведено научное историко-архитектурное обследование квартала 401, которое сохранило данные о каждом здании: «Каждый дом усадеб обследован, установлено, когда он построен, установлен стиль постройки. В заключение эксперты рекомендовали ансамбли квартала к постановке на государственную охрану, тогда же были даны рекомендации по восстановлению исторической застройки квартала». В таком случае восстановление усадебной застройки представляется возможным.

Третью точку зрения высказал в разговоре с корреспондентом «МК» автор нового проекта Илья Уткин: «От ансамблей квартала сохранились главные дома, они останутся. Но никаких усадеб в Кадашах не было. Здесь были картофельные поля и сараи. Никому не нужно воссоздание никогда не существовавших усадеб».

Разные точки зрения существуют и на законодательство РФ. Двойная трактовка понятия «регенерация» стала распространенным способом обойти запрет нового строительства на территории охранных зон. В соответствии со ст. 1 Закона «Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры», регенерацией, является восстановление утраченных элементов архитектурных или градостроительных ансамблей. В проекте Ильи Уткина новые здания фабричных цехов появятся на тех же местах, которые они занимали прежде. Кроме того, новый «Дом дьякона» не будет являться копией снесенного здания. «Однозначно, что предлагаемый проект является, несомненно, новым строительством», — резюмировал Аркадий Небольсин в официальном обращении к мэру Москвы.

«Мы просим уже много лет пересмотреть судьбу квартала, которая была решена росчерком пера в 2002 году, когда вышло 889-е постановление. Это строительство невозможно по закону, мы просим сохранить историческую среду Москвы», — говорит Лидия Шестакова.

Эксперты утверждают, что воссоздание исторического облика столицы могло бы приносить городу доходы, превышающие поступления от новых жилых комплексов. Одной из альтернатив жилому комплексу стало создание в Кадашах туристической зоны. «Программа должна соответствовать коммерческим и идеологическим интересам города, — отметила на посвященном Кадашам заседании в Союзе московских архитекторов автор проекта пешеходного Арбата заслуженный архитектор России Зоя Харитонова. — На противоположном храму берегу будет круглосуточное развлекательное место Зарядье. Там — 11 гектаров, здесь — 5 гектаров. Что если объявить весь квартал мемориальной средой? Развить тему маленьких гостиниц, пешеходных пространств. Создать в квартале 401 пешеходный туристический комплекс, в который впишутся частные владения». Этого же мнения придерживается приход храма Воскресения в Кадашах.

Прислушаются ли власти города и инвестор к мнению архитекторов и прихода, неизвестно. Между тем строительство может начаться в любой момент, как только заказчик получит необходимую разрешительную документацию.