Область в области архивов

Пропади эти «бумажки» — и всё, «обнуление памяти», невосполнимое белое пятно

12.06.2013 в 21:22, просмотров: 2105
Область в области архивов
Петр Петров.

Впрочем, такой катастрофы произойти не может: об этом позаботятся специалисты, работающие в сотнях архивов по всей стране. Внушительный отряд архивистов трудится и в Подмосковье, а возглавляет его Петр Петров — начальник Главного архивного управления Московской области.

Эти люди хранят ушедшее время, «дела давно минувших дней», оставившие после себя стопки рукописных и машинописных листков. Архив — штука необходимая и для страны, и для каждого ее гражданина. Ведь именно в архивных фондах сохраняются свидетельства реальной жизни и ее крутых поворотов.

Бортовой журнал самолета АНТ-25, на котором Чкалов совершил трансполярный авиарейд.

«Под началом» у Петра Михайловича три областных архива, два филиала и еще 69 местных муниципальных архивов. Тех, кто заполняет их хранилища, гораздо больше: в нынешнем столичном регионе около 2300 организаций, предприятий и государственных органов, «производящих» документы, которые подлежат архивному хранению. Какие-то из этих «продуктов», согласно установленным нормативам, будут беречь 5 лет, какие-то — 10, а некоторые предстоит практически «хранить вечно».

— На вечное хранение «обречена», например, часть управленческой документации, — поясняет П.М.Петров.

Столица, верни миллион!

В архивных «закромах» Подмосковья находится на данный момент около 4 300 000 единиц хранения. Но Петр Петров очень надеется пополнить эти внушительные фонды еще миллионом дел. Точнее — 930 тысячами. Именно столько документов областных партийных и комсомольских органов и организаций, относящихся к периоду с 1917 по 1993 год, должно быть передано во вновь созданный Государственный архив историко-политических документов Московской области.

Загорский районный архив в довоенные годы.

— Во времена СССР Москва и область хранили такую партийную, комсомольскую документацию вместе в архиве обкома КПСС, и после 1993 г. все они оказались в ведении столицы. Однако не так давно Главархивом Москвы и Главархивом Московской области было достигнуто соглашение о передаче «областной» части этих архивных фондов «по принадлежности». Под такой проект мы даже подготовили в окрестностях подмосковного Пушкино «архивный городок», переоборудовав под хранилища несколько зданий бывшего пансионата. В новом госархиве сформирован коллектив сотрудников, туда уже перевезены около 100 тысяч профсоюзных документов из областного государственного архива. Но главных фондов мы пока еще не дождались: Москва не торопится передавать «областную» часть партийных и комсомольских архивов. Вопрос решается на уровне зампредов правительств столицы и области. Обещали сделать это «после завершения организационных мероприятий» — после 1 апреля нынешнего года, но пока дело не сдвинулось.

Среди прочих специальных помещений в пушкинском «архивном городке» оборудована лаборатория микрофильмирования. Здесь бумажные документы переснимают на микропленку, создавая так называемый страховой архивный фонд. Даже если в случае каких-либо ЧП подлинник погибнет, сохранится его копия (специалисты определили, что для этой цели лучше всего подходит именно микрофильмирование: срок хранения изображения на такой фотопленке — до 500 лет!). В этом году сотрудники лаборатории должны сделать «микродубликаты» фондов, находящихся в десяти муниципальных архивах области. А за последующие несколько лет на фотопленку переведут все уникальные и особо ценные документы, хранящиеся в подмосковных архивах.

В системе Главного архивного управления Московской области работает 517 человек — штаты укомплектованы практически на 100%.

— В наших основных архивах можно обнаружить максимум 1—2 вакансии. А ведь еще лет 6 назад архивное ведомство Подмосковья не могло досчитаться трети положенных по штату сотрудников. Конечно, столь значительные изменения к лучшему обеспечила в том числе и «материальная составляющая»: сейчас средняя зарплата людей, работающих в муниципальных архивах, — около 40 тысяч рублей. Обеспечить необходимую численность работников при столь весомых зарплатах удалось благодаря субвенциям, предоставляемым из областного бюджета. А для того чтобы в штатах было больше сотрудников, имеющих профильное высшее образование, областное архивное управление заключило договор с РГГУ о сотрудничестве в сфере подготовки и переподготовки кадров в области архивоведения. Теперь многие будущие архивисты проходят практику в подмосковных архивных учреждениях и впоследствии придут сюда работать.

В хранилищах центрального архива.

И еще один «знаковый» момент: в столичном регионе архивная служба сохраняет свою самостоятельность, между тем как в некоторых субъектах Федерации архивистов объединили с другими «государственными инстанциями» — например, с органами юстиции. Вряд ли подобные «гибриды» способны улучшить постановку архивного дела.

Немалый «респект» своим архивистам оказывают в Подмосковье и многие муниципальные руководители. Петр Михайлович особо отметил несколько примеров:

— В Коломне для размещения местного архива выделили красивое старинное здание в самом центре города напротив кремля, там сделали хороший ремонт... Но ведь объект-то очень привлекательный для коммерческого использования, и наверняка нашлись бы «начальники на местах», которые в подобном случае предпочли выгодно сдать это место, скажем, под ресторан или развлекательное заведение. А в Щелкове для своего архива построили новое здание по специальному проекту. Так же поступили и в Подольске — теперь муниципальный районный архив переехал в отдельную двухэтажную постройку.

Казалось бы, сравнительно недавно новым корпусом обзавелся и Центральный государственный архив Московской области. Сюда были перевезены сотни тысяч единиц хранения, которые до того долгие годы приходилось держать в совсем не подходящих для этого местах... Как результат — хранилища архива, построенного на Азовской ул. в Москве, уже к концу 1990-х оказались заполнены на 90%.

Бронницкий районный архив. 1937 г.

— Получилось, что мы не можем принимать у организаций, предприятий, ведомств документы, которые по закону должны быть переданы на хранение в архивы. Обстоятельства вынуждают все эти архивные документы оставлять там, «по месту их создания». А ведь это риск: в учреждениях такие кипы деловых и регистрационных бумаг прошлых лет могут быть утрачены, их могут даже ненароком выкинуть «за ненадобностью»! — сокрушается Петр Михайлович. — Впрочем, через некоторое время ситуация изменилась. Мы получили для устройства нового архивохранилища еще одно здание в Москве — на Кантемировской ул. Прежде это был обувной склад, но проведены работы по его приспособлению для новых целей, и туда уже переехали наши фонды, хранившиеся прежде в соборе древнего Ивановского монастыря в самом центре столицы.

(К слову сказать, нынешний Центральный государственный архив Московской области когда-то был реально самым центральным из всех российских архивов. Вплоть до начала войны фонды этого хранилища документов, которое называлось тогда Архивом Октябрьской революции Московской области, занимали помещения в Никольской башне Московского Кремля!)

Несколько лет назад непростая ситуация сложилась в Орехово-Зуеве. Местный «промышленный гигант» советских лет — хлопкопрядильный комбинат — в начале 2000-х обанкротился, был закрыт. Всю «комбинатовскую» архивную документацию — в том числе бумаги отдела кадров, бухгалтерии — заперли в двух комнатах и никого туда не пускали. Бывшим работникам предприятия оказалось невозможно получить необходимые справки о подтверждении стажа, размера зарплаты... Назревал скандал. И тогда муниципальная власть предприняла мудрый шаг: она выделила в городе помещения для создания филиала государственного архива Московской области, базой которого стали документы, сохранившиеся после закрытия комбината.

Среди важнейших проблем, которые сейчас заботят руководителя областного архивного ведомства, — перевод фондов «в цифру». Оцифрованные документы удобно искать, пересылать, можно организовать пользование ими через Интернет...

— Сейчас мы начали активную работу в этом направлении. Ближайшая «рубежная» задача — перевести в электронную форму все описи наших единиц хранения.

Еще одна новация подмосковных архивистов — создание хранилища фотодокументов. А в нынешнем году «хранители свидетельств прошлого» решили заняться... съемкой видео.

— Мы начали создавать фонд видеодокументов, — поясняет Петров. — Создана группа из трех человек, которые договариваются с ветеранами войны, живущими в Подмосковье, приезжают и записывают на видеокамеру их воспоминания. Уже были встречи с участниками Великой Отечественной из Балашихи, Волоколамска, Подольска...

Подвиг неизвестного партизана

Конечно, основная часть фондов областных архивов — это управленческая документация, деловые бумаги, скапливающиеся за годы работы предприятий и организаций. Однако есть среди этих малоинтересных постороннему человеку производственно-кадровых залежей и «золотые самородки», позволяющие узнать интересные исторические факты.

— Много любопытного содержат фонды подмосковных предприятий народных промыслов — Федоскина, Жостова, Богородского... Однажды наши сотрудники разбирали фонд областного строительного управления еще 1930-х годов и среди других бумаг обнаружили документы, относящиеся к взрыву храма Христа Спасителя в Москве в 1931 г. — пропуска, списки лиц, допущенных на территорию проведения работ, даже схема размещения взрывчатки!.. Безусловный интерес представляют хранящиеся у нас документы об изъятии церковных ценностей в 1920–1930-е гг.

— В Центральном архиве хранятся и личные фонды — семейные архивы, которые нам время от времени приносят. В одном из таких фондов мы наткнулись, к примеру, на альбом с фотографиями времен Первой мировой войны. Большую ценность представляет личный фонд знаменитого летчика, Героя Советского Союза А.Белякова — того самого, участника чкаловского экипажа, совершившего в 1937-м перелет через Северный полюс в Америку. Среди прочих реликвий хранится здесь и штурманский бортовой журнал, который вели члены экипажа самолета АНТ-25 во время беспримерного трансполярного авиарейда.

— Сейчас мы принимаем на хранение не совсем обычный личный фонд. Ветеран, бывший во время войны подростком и живший в Можайском районе, предложил взять у него материалы, рассказывающие о воевавшей в этих местах советской диверсионной группе под руководством майора В.Гаева, в действиях которой он тоже принимал участие. Интересно, что прежде никаких документальных свидетельств о существовании такого диверсионно-партизанского отряда не было, но этот энтузиаст — В.Глаголев, по собственной инициативе провел большую поисковую работу, собрал не известные прежде факты — ради того, чтобы восстановить историческую справедливость и вернуть из забвения героев, сражавшихся в тылу врага.

Наш архив работает с 9 утра, но дежурный открывает здание в 7.30, и к этому времени, как правило, уже ждут несколько человек, приехавших из разных уголков Подмосковья. Чаще всего этим «ходокам» нужны справки для подтверждения стажа работы. Люди, привыкшие, увы, к традиционному «хождению по инстанциям», попав на прием к нашим специалистам, спрашивают, через сколько дней можно прийти за ответом, и бывают очень удивлены, когда им чаще всего предлагается получить нужную бумагу в этот же день.

Сотрудники государственных и муниципальных архивов Подмосковья, исполняют до 10% запросов граждан в архивные ведомства по всей России.

— За 2011 год, например, мы исполнили около 310 тысяч таких заявок.

Частые посетители областных архивов — потомки участников Великой Отечественной, которые надеются найти хоть какие-то следы своих пропавших без вести отцов и дедов.

— Конечно, это не совсем наша «тема», но стараемся помочь. Бывают и весьма необычные случаи. Вот, например, пришел недавно один посетитель, у которого отец погиб в 1941-м и похоронен на территории Калужской области. Неожиданно выяснилось, что в той же могиле погребен и еще один советский боец: женщина — старожил здешних мест вспомнила, как они оба тут погибли, как их похоронили. Но вот имени-фамилии того второго красноармейца старушка не смогла назвать, в памяти сохранилось лишь, что он работал в подмосковном Звенигородском лесничестве и имел двух дочерей. Мы провели поиск по довоенным профсоюзным документам, нашли имена всех лесничих, выделили из них четверых наиболее вероятных. Сейчас наши специалисты пытаются проследить с помощью архивных фондов судьбы этих людей. Возможно, именно один из них похоронен там, в Калужской области.

— В этом и других подобных случаях не обойтись без поиска в военных архивах. Я дал своим сотрудникам указание: ни в коем случае не отсылать ветеранов в другие организации, а самим туда обращаться с запросами. Помочь человеку в такой ситуации — это наш профессиональный долг.