Конец адской «брусчатки?»

Власти Красногорска после многолетних обещаний все-таки нашли способ, как расселить 56 домов-развалюх

04.08.2013 в 19:44, просмотров: 7832

Знаменитый Брусчатый поселок, что расположен на территории подмосковного города Красногорска, возвели еще в тридцатых годах прошлого столетия для работников механического завода (КМЗ). Этот микрорайон пережил атаки и бомбы, принесенные войной, в 1943-м стал центральной антифашистской школой, а затем был достроен военнопленными и превратился в жилье ветеранов, немецких специалистов, студентов местного ремесленного училища и простых людей. Но служить им удобным и комфортным местом обитания еще несколько десятилетий, увы, не смог — дома пришли в полную негодность, многие просто в ужасающем аварийном состоянии.

И вот в июле на заседании Градостроительного совета Московской области окончательно и бесповоротно решено поселок снести, а на его месте возвести новый, переселив туда всех обитателей Брусчатки. Как и каким образом будет происходить сия метаморфоза, выяснял корреспондент «МК».

Конец адской «брусчатки?»
фото: Роксана Родионова
Брусчатый поселок.

Годы и погода взяли свое: некогда красивый исторический поселок теперь больше напоминает руины. Зайдя сюда, видишь двухэтажные полусгнившие дома с выбитыми окнами, раздолбанными рамами, хлипкими крылечками и обшарпанными фасадами. В подъездах обстановка не лучше: по стенам угрожающе змеится испорченная проводка, с потолка капает вода, а под ногами жалобно скрипят полуразвалившиеся лестницы. «Все сожрали крысы и тараканы», — печально констатирует один из местных жителей.

Я жизнь провел в трущобах городских…

Собственные квартиры имеют лишь немногие обитатели этих трущоб. Другие же еще с советских времен познают радости коммунальной жизни и как селедки в бочке ютятся с маленькими детьми в крошечных комнатушках. Блага цивилизации вроде газовых колонок, туалета, душа и ванны с горячей водой большинству людей не знакомы — их приходится делать и проводить самостоятельно (читай — самовольно). Если же происходит что-то «глобальное» — к примеру лопаются трубы или обваливается потолок, — на помощь спешат ТЭЦ местная и управляющая компания.

— А больше мы никуда и не обращаемся, — говорит Александра Санникова, жительница дома №15 по Центральному проезду. — Уже лет двадцать ждем и надеемся, что со временем все будет, как говорится, по плану (генеральному плану застройки и сноса. — «МК»). Его ведь даже в одной из местных газет публиковали.

При этом большого желания перебираться из тихого двухэтажного домика, утопающего в зелени, в громадный бетонный «скворечник» женщина не испытывает. Инвалид-колясочник, она с трудом представляет, как будет забираться на те же лестницы в подъездах. Ухаживать за Санниковой, кроме мужа, особо некому — дочка с семьей далеко, в Москве. «Одно хорошо — пожить хоть с какими-то удобствами под старость лет. Но если бы тут фундамент оставили, а все остальное заменили да перестроили, было бы гораздо лучше».

За 41 год, проведенный в Брусчатом поселке, соседка Александры, Наталья, из 24-го дома тоже не один раз слышала обещания расселить ветхий фонд. Звучали они, по словам женщины, в основном накануне выборов и после выборов мгновенно забывались.

— А переехать хотелось бы, — вздыхает Наталья, — здесь полы проваливаются, сантехника гниет — в общем, все рушится. И такого ремонта, как в новых домах, уже не сделаешь. А если и сделаешь, он будет недолговечным. Ужас просто.

фото: Роксана Родионова

Но тем не менее видно, что обитатели ветхого фонда стараются жить по-человечески. Под балконами растут цветы, во дворе построена детская площадка, в квартирах стоят добротные входные двери. Все это стоит людям немалых усилий и денег, которых тоже не всегда хватает. Подъезд дома №3 по улице Народного Ополчения, к примеру, жильцы отремонтировали сами. Но проблем с запахом из подвала, холодом, плесенью, молью и жуткой сыростью в квартирах это не решило.

— Как-то моя дочь приезжала в гости с полугодовалым внуком, — рассказывает Евгений Митрусов, живущий в развалюхе с 1984 года. — Ребенок заболел. Да и сама дочка, когда была маленькой, частенько здесь простывала. Особенно тяжело осенью и весной, когда отключают батареи. Ложишься в постель — а она влажная. Включаешь обогреватель — счетчик мотает свет.

Электроэнергия «капает» и за работу лампочек, которые перегорают с интервалом в два дня. Мастера, приходящие их менять, заявляют, что с лампочками, да и с проводкой, которая ежеминутно рискует загореться, — полный... «порядок». Возможности съехать из этого кошмарного местечка в другое жилье у Евгения и его семьи нет: лишние деньги отсутствуют, а финансы, вырученные за «халупу» (если ее вообще удастся продать), вряд ли помогут. В идею переселения Евгений не верит уже давно: «Хоть бы какой-то намек реальный был, что сносят дома, а то каждый год проекты, сплошные проекты. Так и заглохло все».

Планы расселить ветхий фонд в Брусчатом поселке и впрямь озвучивались еще 30–40 лет назад. Но растянулись аж до 16 марта 2011 года, когда администрация Красногорска наконец-то представила адресные программы по развитию застроенных территорий микрорайона. В этот же день местный Совет депутатов дал им «зеленый свет». Ровно через девять месяцев власти разродились конкурсом на строительство инфраструктуры и возведение нового жилья для обитателей развалюх. А 13 февраля 2012 года выигравшие его компании «Факт» и «Парк» заключили с администрацией соответствующие договоры. И процесс, что называется, пошел.

Не готово? Что ж такого — стройка только начата!

В июле 2013-го этот процесс решил катализировать подмосковный Градостроительный совет во главе с Андреем Воробьевым. Заявив, что дома Брусчатого поселка не только портят внешний облик Красногорска, но и создают угрозу населению, орган вынес вердикт: микрорайон снести, а его обитателям дать квартиры со всеми удобствами. И затем порекомендовал сделать проект новых жилищ в едином архитектурном стиле. Для большего комфорта людей, так сказать.

3D-макет преображенного поселка и планы по обеспечению его транспортом, детсадами, развивающим центром, клубами, спортзалами, поликлиниками, магазинами, библиотеками у застройщиков уже имеются. Дело за малым: определить границы земельных участков и отдать на экспертизу проектную документацию к инженерным сетям, куда входит электричество, канализация, вода, газ, отопление и связь.

— А после экспертизы (в конце 2013 — начале 2014 года. — «МК») мы начнем возводить стартовый дом, — говорит Василий Костив, генеральный директор «КрасСтройКонтроля» — технического заказчика. — Он будет состоять из двух корпусов, подземного паркинга на 1600 мест и иметь все необходимые людям соцобъекты.

Для инвалидов-колясочников вроде героини нашей истории Александры Санниковой в подъездах обещают соорудить пандусы. «Без соблюдения требований к маломобильным группам населения проект даже не стали бы рассматривать, — говорит Костив. — Недавно мы получили документацию и отдали ее в управление соцзащиты на согласование. Оно делает замечания — мы дорабатываем».

— Кроме того, в ходе застройки улица Народного Ополчения расширится до четырех полос и соединится с Митином, а Волоколамское шоссе разгрузится, — добавил гендиректор.

фото: Роксана Родионова
Дома в аварийном состоянии.

Реализовывать все эти наполеоновские планы строительные компании будут на собственные средства. Они возведут два жилых квартала, а третьим в рамках программы для очередников займется красногорская администрация. Для этого из бюджета планируют выделить муниципальные средства. Причем первое жилое здание городские власти обещают возвести уже к 2015 году.

— Чтобы оптимизировать процесс, мы начнем работы практически одновременно, — сообщил «МК» замглавы администрации Александр Филиппов. — К 2020 году вместо насыпных и брусчатых на территории поселка появятся кирпичные монолитные дома в 17–25 этажей. Их будет тоже семнадцать, в них поселятся 10 000 новоселов.

Под снос угодит 56 развалюх, а новое жилье получит около 3000 человек с улиц Парковая, Центральный проезд, Ремесленная и Народного Ополчения многострадальной Брусчатки. Схема их расселения довольно проста: застройщик готовит площадку — возводит многоэтажку — перевозит туда часть обитателей ветхого фонда — берется за следующую многоэтажку. Из жителей Брусчатого поселка будет сформировано несколько очередей, которые будут распределены между застройщиками, и все они получат новое жилье за пять–семь лет. Причем, отмечают в администрации, квартиры будут предоставляться по нормам Жилищного кодекса РФ и соответствующего постановления Совета депутатов Красногорского района за №462/36 (п. 6.1 и п. 6.3). В новом микрорайоне минимальная площадь жилья составит 30 с лишним квадратов.

Сдвиг с мертвой точки наблюдается уже сейчас. 13 семей, обитавших в коммуналках дома №7 по Центральному проезду, стали жителями благоустроенных домов №10 и 14 по улицам Лесная и Новая Опалиха. Правда, строились эти дома не специально, а уже были собственностью инвестора ООО «Факт». Но лифты, просторные чистые подъезды и квартиры, где есть муниципальный ремонт (а порой даже мебель или бытовая техника), не идут ни в какое сравнение с крохотными комнатушками и полусгнившими бараками Брусчатого поселка.

— Я прожила там 37 лет, 35 из которых посвятила механическому заводу, — вспоминает Роза Смирнова, переехавшая на Лесную, 10, два месяц назад. — Горячей воды не видела ни разу. От холодной жутко болели суставы. Нас с сыном много раз обещали переселить, ставили в очередь на улучшение жилищных условий, потом снимали… В итоге предложили эту однокомнатную квартиру площадью 44,3 кв.м. Ну мы и согласились.

Через несколько дней женщина будет держать в руках документы, подтверждающие, что новое жилье стало ее частной собственностью. Кто-то из переселенцев дома №7 с Центрального проезда уже прошел эту радостную бумажную волокиту, кто-то скоро пройдет, а кому-то (кто до переезда жил не в своей, а в государственной собственности) предоставят муниципальные квартиры. Других же обитателей Брусчатого поселка вопрос приватизации коснется только через пять–семь лет. Хорошо, если за это время ветхие развалюхи не сгниют окончательно… Всех без исключения радует пока одно — Музей антифашистов, что расположен на территории поселка, не будут сносить, а сохранят и, возможно, отреставрируют. Чтобы среди бетонных джунглей нового микрорайона осталась хоть частичка «брусчатой» истории.