«В семейных обстоятельствах»

Детдом в Марусине закрыли: всех ребят разобрали по домам воспитатели

19.12.2013 в 21:12, просмотров: 2414

В последние месяцы жизнь сотрудников бывшего детского дома «Надежда» в Марусине Люберецкого района превратилась в реалити-шоу. С сентября их осаждают журналисты. Всех интересует вопрос: как? Как удалось закрыть детский дом?! И не по причине непригодности здания или каких-то других проблем, а по поводу гораздо более радостному. Все воспитанники «Надежды» теперь живут в приемных семьях.

В августе двадцать шесть ребят довольные приехали из летнего лагеря, в котором провели две смены. Вернувшись к знакомому зданию, они не обнаружили там привычных общих игровых комнат, спален. Ребят встречали новые родители. После прощального чаепития все разъехались по своим домам.

«В семейных обстоятельствах»

Директор нынешнего Центра развития семьи и детей, нуждающихся в помощи, Светлана Николаевна Дуплякина рассказывает, что началось все после Нового, 2013 года. Зимой в соседнем интернате произошла авария, отключили тепло. Руководителя «Надежды» попросили принять как можно больше ребят в стены детдома в Марусине. Но мест не было. Тогда сердобольные сотрудники «Надежды»: воспитатели, психологи, медики решили на ночь своих воспитанников разобрать по домам, чтобы освободить место для вновь прибывших. Так и сделали. На следующее утро, когда все вернулись на свои места, в Марусинском детском доме состоялся спонтанный педсовет.

— «Светлана Николаевна, может, мы их себе заберем?» — как-то выдохнулся этот вопрос, — рассказывает директор. — Многие воспитатели оформляли «патронат выходного дня», я тоже брала к себе на выходные ребят. Ведь с одной стороны, интернат — то место, где детям нельзя ничего делать: ни мыть, ни убирать, ни стирать (могут заподозрить в использовании детского труда). Но, с другой стороны, мы всему этому их должны научить…

Желание взять в семью детей изъявили человек пятнадцать. Директор, которая и сама стала приемной мамой двух ребят, говорит, что мероприятия не состоялось, если бы не удалось найти родителей для всех воспитанников «Надежды». По ее словам, нельзя было оставлять кого-то из детей в детдоме. Ведь если только часть воспитанников заберут в семьи, остальные будут думать, что они чем-то хуже. Для детдомовцев это была бы большая психологическая травма.

А опасения, что не для всех родители найдутся, были. Ведь в «Надежде» воспитывались ребята с ограниченными возможностями здоровья (в основном с умственной отсталостью). И большинство из детей — старше десяти лет. Таких, по словам директора, даже здоровых-то редко забирают. Обычно родители усыновляют малышей. Сотрудники детдома много раз предлагали гостям учреждения оформить «гостевой патронат» и забирать ребят к себе только на субботу и воскресенье.

— Это их ни к чему бы не обязывало. Мы говорили: не надо им в выходные покупать каких-то дорогих игрушек. Просто покажите, что такое семья, отношения между родственниками. Ведь они не знают этого. Уроки домоводства — совсем не то… Но, к сожалению, на наши просьбы так никто и не откликнулся. У нас просто опускались руки.

Но постепенно, в течение полугода, родители для всех воспитанников нашлись! Причем не взрослые выбирали, кого из детдомовцев пригласят к себе. Этот выбор предоставили самим детям. Органы опеки откликнулись на просьбу усыновителей и разрешили такую необычную процедуру. С выбором у ребят проблем не возникло. Зато появились другие трудности, которые могли помешать революционным переменам. Не всем родителям жилищные условия позволяли взять к себе приемных детей. Здесь существенную помощь оказали люберецкие муниципальные власти. Несколько комнат детского дома было решено преобразовать в квартиры для будущих приемных семей. Весь ремонт и реконструкция были сделаны за два месяца. По приезде из лагеря ребята разъехались по своим семьям. Официально они называются «замещающими». В квартиры же, которые обосновались в здании детдома, сотрудники не заходят без разрешений и звонка. Ребята должны чувствовать, что это настоящий дом. Впервые в жизни, отправляясь в школу, в кармане они носят ключ от дома. Только они могут им открыть дверь. А квартиры, кстати, получились очень уютными. Каждая — со своим дизайном и настроением.

Многие родители, желающие усыновить ребенка, наслышаны и опасаются известного российского бюрократического аппарата: трудностей со сбором всевозможных справок и оформлением усыновления.

— И правильно боятся, — говорит Светлана Николаевна. — Нам также пришлось бегать по ЖЭКам, диспансерам, собирать справки и отстаивать очереди. Зеленых коридоров нам никто не создавал. Но я считаю, что родители должны проходить через это. Это своеобразное испытание: хватит ли у них терпения и желания? Ведь с приемными детьми поначалу придется трудно, а особенно с ребятами с ограниченными возможностями. Если решение твердое и взвешенное — оно лишь укрепится, а спонтанные и несерьезные отсеются.

Директор, у которой уже двое родных взрослых сыновей, взяла еще двоих воспитанников детдома. Новые члены семьи Светланы Николаевны — 16-летние Игорь и Катя. «Неужели вот так просто взяли к себе взрослых, да еще и больных детей? Что-то здесь не так, какой-то подвох», — наверняка подумает кто-то. Светлана Николаевна рассказывает, что приемных родителей часто пытаются уличить в корысти. Ведь и пенсии детям выплачиваются, и пособия.

— Да, — отвечает директор, — нам помогают власти. Мне и мужу выплачивается зарплата за каждого ребенка. Я этого не скрываю. И, конечно, это сыграло свою роль. Возможно, что если бы не эти деньги, ничего бы и не случилось. Но нельзя брать ребенка в семью, где его не смогут обеспечить, где придется покупать все на последние копейки. В таком случае подростку в детском доме будет лучше…

Среди сотрудников центра есть целая династия усыновителей. Замдиректора Трушина Татьяна Алексеевна стала приемной мамой и бабушкой одновременно. Дело в том, что ее взрослая дочь также взяла на воспитание из детдома девочку, имея свою четырехлетнюю дочку. Приемного ребенка взяли даже родители, у которых семеро своих детей. Светлана Николаевна отмечает, что, наверное, изначально подбирала в детдоме такой коллектив, для которого «Надежда» стала бы не просто работой, а делом жизни. Сотрудники детдома относились к детям как к своим и в душе, наверное, с самого начала хотели забрать воспитанников в семьи.

В Новый год принято загадывать желания. На вопрос, чего бы ей хотелось, Катя сразу не может ответить.

— Я мечтала жить в семье с детства, — говорит она, — и моя мечта сбылась. Мне все нравится, дома гораздо уютнее. Пока новых желаний не возникло.

Но все-таки признается — очень хочет стать массажистом: «Я даже руки разработала. Это моя мечта с детства». Из-за медицинских показателей в медвуз Катя поступить не сможет. Поэтому по настоянию мамы пока осваивает еще одну профессию — швеи. Для этого девочке домой даже купили швейную машинку.

Второй приемный сын директора теперешнего центра любит готовить. Вспоминая его приезд, Светлана Николаевна еле сдерживает слезы. Не переступив порог дома, Игорь остановился у двери и сказал новым маме и папе: «Только извините меня, если я что-то не так сделаю. Я первый раз в семейных обстоятельствах».

Пока в семьях все тихо-мирно. Преподаватели «школы приемных родителей», которую в обязательном порядке прошли все усыновители, называют этот период «медовым месяцем». Якобы в первое время и родители, и приемные дети хотят показаться друг другу лучше, чем они есть. Взрослым рекомендовали так не делать. У детей это должно уйти со временем. Поэтому, несмотря на, казалось бы, радостное и важное для целого региона событие, директор не торопится делать выводов. Есть родители, которые, приняв ребенка, через некоторое время возвращают его в детдом. По разным причинам: несхожесть характерами, сложности в воспитании. Для кого-то такой причиной является рождение собственных детей. И мама везет приемного сына или дочку как ненужного заместителя обратно — туда, откуда взяла. Думают ли эти родители о чувствах детей? Каково ребенку переезжать с места на место и чувствовать себя отвергнутым?

Светлана Николаевна отмечает, что в новых семьях пока больше царит эйфория от того, что дети обрели родителей. Но с выводами стоит подождать — впереди еще огромный путь новой семейной жизни. «С Божьей помощью мы надеемся пройти его».