В выкинутой на помойку двери нашли уникальное письмо

А когда стали выяснять детали, они оказались достойны экранизации

13.10.2016 в 19:30, просмотров: 39946

«Знаете ли вы, что все события, происходящие в нашем мире, взаимосвязаны самым удивительным и чудесным образом?». Эта фраза из культового фильма «Амели» вспомнилась нам, когда в подмосковных Мытищах произошла история, очень напомнившая сюжет французского кинохита. Помните, как Амели Пулен с Монмартра придумала для соседки историю про найденное спустя много лет в горах на месте авиакатастрофы письмо от мужа? На днях в Мытищах местный житель нашел абсолютно реальное письмо, которое так и не дошло до адресата в... 1970 году. Молодой человек, одержимый теми же добрыми намерениями, что и официантка кафе «Две мельницы», решил воспользоваться всеми современными средствами связи, чтобы найти загадочного адресата. «МК» вызвался ему помочь. Что же вы думаете? Наша история оказалась еще удивительнее.

 В выкинутой на помойку двери нашли уникальное письмо
Павел Гусев — внук жителя Мытищ, чье письмо нашли через 46 лет.

Письмо, судя по конверту, пришедшее из Восточной Германии — несуществующей ныне страны ГДР — было отправлено туда некой Татьяне Глебовой. Но так и не дошло до адресата — вернулось назад в Мытищи, на Летную улицу, к Михаилу Гусеву и... упало мимо ящика. Но давайте обо всем по порядку.

«Я шел по улице и увидел старую квартирную дверь с почтовым ящиком, — рассказал автор находки, житель Мытищ Алексей. — Ящик оказался такой раритетный, что мне захотелось его отремонтировать. Я сходил за монтировкой — открепить не получилось: пришуруплено. Тогда открутил отверткой и испытал настоящее изумление: между корпусом двери и ящиком для писем лежал вот этот конверт. Дата на печатях: 1970 год. Письмо побывало в ГДР, не дошло до адресата и вернулось в Мытищи. Но попало в щель на задней стенке и затерялось, пока не попало в мои руки. Знакомые говорят: давай откроем, прочитаем, вдруг там написано, где зарыт клад. Но я считаю, что само письмо — это клад, если вернуть его владельцу. Так что письмо до сих пор не вскрытое».

Мы пустились на поиски. По указанному адресу до недавнего времени находилось общежитие. Но буквально этим летом из категории общежития строение передали в категорию обычного квартирного дома. Видимо, поэтому жильцы резво взялись за ремонт и избавились от старой двери. Бывший комендант бывшего общежития и рада была бы нам помочь (она проработала в этой должности 10 лет), но никаких Гусевых в этом доме на ее памяти не было. Последним нашим спасением оставалась паспортно-визовая служба. И в самом деле, здесь нам удалось узнать, что Гусев съехал с Летной улицы почти 40 лет назад. Увы, этот человек умер — как и жена, и сын. Зато остались двое внуков и три правнучки. Мы связались с одним из потомков, которого зовут — только не удивляйтесь — Павел Гусев («МК» тут ни при чем, это случайное совпадение). Он-то и развеял наши фантазии относительно письма.

— В 14 лет в 1941 году мой дедушка вместе со своей мамой был выслан из Ржева в Германию в качестве бесплатной рабочей силы. А потом вернулся в СССР.

— А она осталась в Германии?

— Да. Ее отправили работать на ферму к местному бюргеру, за которого уже после войны она вышла замуж. А 14-летний Михаил стал собирать штурмовики-истребители, «мессершмитты», кажется. Когда я был маленький, он мне сам рассказывал: «Павлик, представляешь, я недокручивал гайки, потому что это фашистские самолеты. Я хотел, чтобы они развалились в воздухе!». Вот за такие подвиги дедушка попал в концлагерь. Когда их освободили американцы, заключенным сказали: «Кто хочет на родину — шаг вперед». Дед сделал шаг вперед, но не знал, чем это ему обернется. В 19 лет, абсолютно беззубый, в товарном вагоне он вернулся в СССР и получил 3 года как потенциальный шпион. В итоге пришлось ему проработать в Польше на химическом заводе. А потом долгожданная свобода. Дед приехал в Мытищи строить летный военный аэродром, а потом и инфраструктуру вокруг. В том числе и общежитие, в котором жил. Там он познакомился с бабушкой, которая на 2 года младше его.

— А со своей матерью дедушка, значит, связи не потерял?

— Да, у них была переписка, а потом неожиданно оборвалась. Знаете, по иронии судьбы страна, где он провел свою молодость, в конце жизни ему помогла. У деда был рак желудка, он очень мучился. Мы нигде не могли достать даже обезболивающих. В итоге помогла Германия. Как человеку, пострадавшему от немцев, деду выплачивалась пенсия и доставлялись медикаменты. Вы знаете, это найденное письмо сейчас столько воспоминаний всколыхнуло! Наверное, все не случайно. Мы должны помнить, какими были наши деды и что они пережили ради нас.

Кстати, письма из Мытищ в ГДР часто возвращались обратно. Может, цензура бдила или еще что — непонятно, но, так или иначе, пропажа одного послания не слишком удивила Михаила.

В фильме «Амели» есть еще один момент — героиня решает вернуть шкатулку с детскими вещами уже взрослому владельцу и дает себе обещание, что если это заденет его за живое, она станет заботиться о счастье других людей. Когда Амели сумела помочь Доминику, ее вдруг охватило удивительное чувство гармонии с самой собой, легкости и уверенности в правильности своих действий. Что-то мне подсказывает, что такое же чувство скоро посетит и Алексея. На днях заветное письмо он передаст Павлу Гусеву.