Чемпионка по пауэрлифтингу заменила технику на прорыве дамбы в Рузе

Оксана Кошелева по прозвищу Скала стала волонтером

Женщина-халк, более известная как Скала, а в миру чемпионка по пауэрлифтингу Оксана Кошелева, вызвалась добровольцем в подмосковную Рузу. После прорыва дамбы здесь практически стерло с лица земли крошечный поселок. Уплыли дома, заборы и сараи. И чтобы разобрать всю эту свалку из бревен, фанеры и жести, человеческих сил оказалось недостаточно. Понадобились стальные мышцы.

Напомним, в Рузе спасатели работают уже больше недели. Глубина ручья, образовавшегося из-за ливней и прорыва дамбы, в некоторых местах достигает двух метров. Главная задача сотрудников МЧС сейчас — расчистить всю территорию, убрать обломки бетона, деревьев и другие заграждения, препятствующие стоку воды.

«МК» узнал у Оксаны, насколько труден был ее опыт работы на юго-западе Подмосковья.

Оксана Кошелева по прозвищу Скала стала волонтером
Фото: Телеканал 360

— Оксана, вам доводилось когда-нибудь раньше бывать в Рузе? Вас что-то связывает с этими местами?

— Никогда здесь не была, и если бы не этот случай, вряд ли бы довелось. Просто узнала из новостей о таком стихийном бедствии. Потом оказалось, что на разборе завалов работают мои знакомые. Предложила им свою помощь, и они с радостью ее приняли. Я стала волонтером.

— Там действительно оказалась нужна недюжинная человеческая сила?

— Если сравнить две фотографии — какой была эта местность раньше и какой стала сейчас, вы не поверите, что речь идет об одних и тех же координатах. Совершенно другой рельеф. Здесь не только потоком воды снесло несколько домов, но и прорвало канализацию, вывернуло с корнем множество деревьев. Техника тут во многом бессильна. Нужна именно человеческая мощь.

— В чем заключалась ваша работа?

— Надо было освобождать русло стихийно образовавшейся реки от деревьев и различных железобетонных конструкций. Перед спасателями стояла задача расчистить путь воде, чтобы она поскорее ушла. И я не ожидала, что здесь меня ждет столько опасных моментов. Дважды чуть не ушла под воду с головой. Конечно, спасатели контролировали меня на каждом шагу, указывали все переходы, объясняли, куда можно наступать, а куда нельзя. И все равно меня пару раз по колено засосало — это же сель.

— Вам уже приходилось бывать когда-нибудь на местах таких катастроф?

— Нет, я только в Сибири на пожарах была. А там, где трясина и топь, бывать не приходилось.

— Этот волонтерский труд можно сравнить с вашей профессиональной деятельностью? Где тяжелее?

— В Рузе оказалось намного тяжелее. Многотонные машины, которые нам, пауэрлифтерам, приходится тягать с места, не идут ни в какое сравнение с последствиями природной стихии. Проработав несколько часов, я уже к обеду была измотана. Представьте, когда нужно выкапывать из трясины различные железобетонные конструкции, выкорчевывать деревья и распиливать все, что ты вынесешь на поверхность... Меня еще берегли. А спасатели стоят по пояс в воде. Впрочем, это даже не совсем вода, а канализационные стоки. То есть, по сути, работать приходилось в фекалиях.

— После вашего рассказа невольно хочется спросить, в чем сила, брат?

— Сила в дружбе. Там, где один за всех и все за одного. Иначе не совладать нам с этими силами природы.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28316 от 21 июля 2020

Заголовок в газете: Женщина-халк остановит потоп