Руки прочь от девок!

Читатели “МК” голосуют за легальные бордели

02.09.2002 в 00:00, просмотров: 499
— Мама — шлюха, что ж такого?! — недоуменно вопрошают ревнителей общественной нравственности тысячи мирных бюргеров и “разных прочих шведов”. Результат — в Голландии и Германии дамы легкого поведения вполне легально с прибыли от своей деятельности платят в госказну налоги и объединяются в профсоюзы. Сторонники легализации первого древнейшего ремесла есть и в России. Во всяком случае, сей вопрос обсуждается в кулуарах Госдумы.
Мы попытались выяснить, как к легализации проституции относятся наши читатели и какие последствия, по их мнению, может иметь этот шаг для государства и простых россиян. На наши вопросы ответили 911 человек (из них в Интернете проголосовало 844). За легализацию борделей высказались 710 наших читателей (296 — с оговорками), 16 человек не смогли определить свое отношение к этой проблеме, и всего 185 сказали легализации “нет”, причем у 43 из них в будущем мнение может измениться.
“Считаю это (легализацию проституции. — Авт.) аморальным, — с места в карьер заявил 45-летний инженер Казакевич. — Следующий шаг — разрешить грабежи и с суммы награбленного брать налоги”. “Землю продавать, девушек продавать — к чему же мы идем?!” — недоумевала 73-летняя Екатерина Тимофеевна. Против легализации проституции высказалась и 64-летняя Людмила Васильевна. “Они (проститутки) будут селиться в наши дома, для них же нет специального квартала красных фонарей”, — так объяснила она свою позицию. 42-летний Сергей Петрович и 72-летний гражданин Оборин предлагают “сделать побольше производств, чтобы эти женщины могли работать, получать зарплату, рожать детей”. Гражданка же Наумова, 43 лет от роду, и вовсе требует “их (проституток. — Авт.) стерилизовать, а братков, которые их стерегут, — кастрировать”. Решительно настроен и гражданин Максимов, 31 год: “Надо запрещать проституцию всеми средствами, вводить уголовную ответственность не только для проституток, но и для их клиентов”.
“Каждый зарабатывает свой кусок хлеба как может, — возражает им 19-летняя Елена, приславшая письмо по электронной почте. — Нельзя за это судить”. Такого же мнения придерживается 21-летний киевлянин Тарас, закончивший вуз МВД Украины: “Очень жаль, что наш парламент не думает о принятии такого закона”.
“Двумя руками и тремя ногами” голосует за легализацию “ночных бабочек” некий Владимир: “Глядишь, и подешевеют услуги, а то дорого, да и рискованно”. Юрий Васильев же сразу взял быка за рога: “Главное... организовать максимально прозрачную для контролирующих органов структуру работы подобных заведений. Обеспечить надлежащее медицинское обслуживание. Создать ограничения по возрасту и ввести определенные требования как для проституток, так и для клиентов (степень опьянения, внешний вид)”. А кроме того, по его мнению, следует “обязать бордели, сутенеров и т.д. предоставлять девушкам, желающим учиться в вузах, гибкий график работы” (!).
Кстати, те, кто высказался за легализацию “ночного промысла”, уже придумали, как государство могло бы распорядиться полученными благодаря этому доходами. Делать на проституции деньги призывает власти 28-летняя замужняя москвичка Ольга Козлова: “Лучше бы эти поступления зачислялись сразу же на счета малоимущих слоев населения или сразу шли в детские дома, дома инвалидов и т.д.”. Ведь “те, кто пользуются услугами шлюх, будут пользоваться ими и дальше. Отрицанием ничего добиться нельзя”. Еще читатели предлагают вкладывать доходы, полученные от проституции, в “социальные проекты” (60-летний Виктор Иванович), в “борьбу с детской беспризорностью и со СПИДом” (46-летний Александр Николаев), “развитие социальной сферы” (25-летняя аспирантка Ирина). 36-летний Александр и вовсе полагает, что полученные от легализации борделей доходы Россия могла бы направить на выплату внешнего долга: “Так как 2003 год является пиковым по выплатам долгов, это очень поможет”.
“Не противно ли будет брать такие деньги?!” — строго вопрошает 76-летняя Татьяна Михайловна.
“Разве плохо лечь в постель с чистой девушкой?” — недоумевает Александр, 43 года, житель Тулы. “А милиция пусть оставит замученных девок в покое!” — требует Наташа, 26 лет.
“Это услуга для богатых и убогих. Ну почему бы государству не брать с них деньги?” — интересуется Владимир, 54 лет. Сергей, 42 лет, уточняет: “Надо ввести уголовное наказание, если проститутка работает не в доме терпимости, а на улице”.
Итог спорам подвел 62-летний Эдуард Витальевич. Он не в пример другим читателям был краток: “Домам терпимости в России — быть!”