Ливия запахла “Нобелем”

Российского президента сочли заслужившим премию мира

19.06.2011 в 18:39, просмотров: 5177

Процесс переговоров о внутриливийском политическом урегулировании запущен, сообщил по итогам своих поездок в Ливию спецпредставитель российского президента по Африке Михаил Маргелов. Или, образно выражаясь его же словами: “Работа мостостроителей закончена, мост готов — пора по нему пускать поезда”. А стало быть, та миссия, о которой Россию коллеги по G8 просили в Довиле, выполнена. Но, пожалуй, главный итог североафриканской миссии — это то, что нашего президента признали достойным Нобелевской премии мира!

Ливия запахла “Нобелем”
Министр иностранных дел Туниса принимает российского гостя.

Правда, радоваться за Дмитрия Анатольевича и спешить с поздравлениями рано. Признание пришло пока еще не из соответствующего комитета в Осло, а из тунисского внешнеполитического ведомства. Это его глава Мулди Кефи заявил Михаилу Маргелову столь любезную российскому уху вещь. Цитируем спецпредставителя: “По мнению тунисцев, кроме российского президента, никто не приложил столько усилий в процессе внутриливийского урегулирования”.

Сказать-то даже министру можно что угодно. Но все равно приятно.

Тут, правда, могут вскинуться в ЮАР: дескать, а как же их президент Джейкоб Зума, который самолично ездит в Ливию с миротворческими миссиями? Ничего страшного: как-никак мы партнеры по БРИКС, дело делаем общее. А выдача премии мира сразу нескольким лауреатам — дело распространенное. В компании даже как-то сподручнее.

Тем более что время до принятия решения Нобелевским комитетом имеется. Кто знает, куда выстроенный мост выведет?! Вдруг и правда к миру. Да еще такому, который устроит всех — и ливийцев, и Запад, и Россию.

А что? Ведь получил же “Нобеля” — практически только за красивые глаза — Барак Обама, имея в активе две войны. Да еще и к третьей, ливийской, руку умудрился приложить.

“Министр иностранных дел Туниса считает, что Медведев заслуживает Нобелевской премии мира куда больше, чем президент США Барак Обама, который получил эту премию авансом”, — заявил Маргелов.

Так что вполне логично: один нобелевский лауреат войну разжигает, другой старается погасить. И это ничего, если конкретных плодов не видно. В конце концов, главное — не победа, а участие. Да и в истории были случаи, когда “мирного Нобеля” давали за неоконченный еще конфликт. Как это было в 1973 году, когда премию получили глава северовьетнамской делегации на мирных переговорах Ле Дык Тхо и Генри Киссинджер. (Впрочем, принципиальный вьетнамец получать премию отказался, поскольку война во Вьетнаме к тому времени так и не кончилась, но сейчас не об этом. )

И идея того, что междоусобица должна быть решена самими ливийцами, но под “зонтиком”, раскинутым Россией и Африканским союзом, вполне трезвая и здравая.

Одно смущает — мост-то построен. И даже место для его испытания определено — тунисцы готовы предоставить площадку для переговоров на острове Джерба.

Но захотят ли передвигаться по наведенному мосту участники конфликта?

Запад — это отдельная песня. Где гарантия, что НАТО не продолжит свои удары и во время переговоров, раздавая “всем сестрам по серьгам”: в очередной раз самолет альянса по ошибке “дружественным огнем” атаковал войска оппозиционеров, приняв их за силы Каддафи. Как ни крути, не лучший аккомпанемент для переговоров.

Главная же проблема в том, что бенгазийская оппозиция уперлась рогом: диалог без отказа Каддафи от политических амбиций и ухода от власти начинать не хочет. Полковник тоже амбицию показывает — уходить не хочет. И его понять можно.

Но если вообразить маловероятное на сегодняшний день и представить, что Каддафи поддастся на уговоры, то давать премию мира стоит скорее уж ему.

Арабская революция. Хроника событий