Путин.3.0

Новая кадровая политика в режиме реального времени

07.11.2012 в 18:29, просмотров: 4740

Для многих в военном ведомстве праздник 4 ноября оказался гораздо длиннее — через два дня президент РФ, как известно, отправил в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова и назначил на этот пост губернатора Московской области Сергея Шойгу. Впервые за долгое время пост главы военного ведомства занял генерал армии, человек явно, так скажем, военно-системный, хотя и из «смежной» структуры в прошлом.

Путин.3.0

Стремительность событий, произошедших вслед за увольнением министра регионального развития Олега Говоруна, подчеркнула весьма важную вещь: президент не только способен изменить свою кадровую политику, но и, несмотря на утверждения своих недоброжелателей, делает это, что называется, «в реальном времени».

Можно четко обозначить новую кадровую политику Путина как явный тренд. Понимать его следует так: близость к «кругу» ничего не гарантирует, решения принимаются прагматично и быстро, исходя из запросов общества и эффективности персоны. Более того, новая кадровая политика уже работает, это свершившийся факт.

Многие критики Путина основывались в своих претензиях именно на том, что принадлежность к команде нынешнего президента якобы гарантирует полную неприкосновенность. Теперь стало ясно, что это не так, Анатолий Сердюков имел все признаки «человека из ближнего круга», как и много реальных заслуг и в качестве главы военного ведомства, однако, очевидно, на текущий момент объективно оказался не на своем месте. По сути, сигнал, поступивший из Кремля, говорит о том, что профессиональные качества и репутация управленца теперь ценятся гораздо больше, чем внешняя лояльность.

Смена курса кадровой политики говорит и о том, что Путин не только способен оперативно принимать неожиданные кадровые решения, но и намерен практиковать это в ближайшем будущем чаще обычного. Нужно констатировать, что изменения в подходе к кадрам — это первый шаг к гораздо более масштабным и системным изменениям. Этого, в конце концов, требуют общественные ожидания, а кредит доверия, выданный президенту на последних выборах, нужно выплачивать, что называется, с процентами. И он выплачивается — Путин третьего срока явно выглядит иным, чем Путин первого и второго сроков президентства, прежде всего демонстрируя способность меняться. А эта способность, пожалуй, говорит о человеке и политике куда больше, чем весь прежний опыт.

Новеллой в ближайшее время, видимо, будет и то, что президент теперь, судя по всему, предъявляет повышенные профессиональные требования ко всему составу кабинета министров и непростые кадровые ситуации вокруг Сердюкова и Говоруна стали этому прямым доказательством. Или правильнее будет сказать не «повышенные», а, наоборот, «естественные и логичные» требования? Не отвечать которым для чиновников любого уровня будет безальтернативно обозначать несоответствие занимаемой должности. Ничего личного — просто логика управления государством. Пожалуй, именно так.

То, что раньше прощалось и списывалось, теперь, в изменившихся политических и экономических условиях, верховная власть оправдать не может: слишком ценен высокий уровень управляемости в весьма непростой для российского государства период глобальной нестабильности. Игнорирование таких факторов и привело, напомним, СССР к развалу в начале 1990-х годов. Тогда на новую кадровую политику руководство страны оказалось не способным. Путин — способен.

Назначение Сергея Шойгу на пост главы Минобороны, несомненно, ожидаемое решение, так как недавно, при формировании кабинета министров Дмитрия Медведева, уже говорилось о перспективах его вероятного назначения на эту должность. И здесь, конечно, речь не идет о так называемой «короткой кадровой скамейке» (или даже отсутствии таковой, как поспешили с выводами некоторые наблюдатели): президент проводит «тонкую настройку» государственного механизма, избавляясь от морально устаревших деталей и заменяя их или новыми, или проверенными. И, надо признаться, и многие политологи, и масса политически грамотных граждан оказываются в некоей растерянности, поскольку инерция мышления заставляет привычно искать в кадровых ходах какую-то подоплеку — борьбу элит, кланов и т. п. А этого всего просто нет. Есть только прагматичный, реальный, можно сказать, повзрослевший политик. Ведь только государственный деятель высшего уровня может решиться на «выход из круга».

Разумеется, аналогии, прежде всего, с политическим устройством Запада просматриваются. Практика оперативного удаления со сцены в том или ином смысле неподходящих фигур широко там распространена. Однако видеть в недавних отставках/назначениях буквальное копирование традиций западных демократий является ошибочным. Не подлежит сомнению, что Путин никогда не был склонен к подобному, тем более что такие поверхностные изменения являются ошибочными. А к ошибкам подобного рода нынешний президент, с его политическим чутьем, явно не склонен.

На самом деле речь идет об адекватном использовании и собственного опыта, и опыта, полученного президентом в качестве политика мирового уровня. У любого политического лидера, в любой стране, безусловно, есть команда или просто верные, доверенные люди. Только им вовсе не обязательно быть у руля главных государственных механизмов. И стране в целом, и ее политической системе, и ее чиновному аппарату, и лично самому Путину пришлось пройти очень непростой путь развития, чтобы прийти к адекватному восприятию нормальных и здоровых, в сущности, принципов (и если в том или ином виде эти принципы существуют и на Западе, то противоречия не просматривается, наоборот). Вернее, пока о прохождении этого пути свидетельствует только сам глава государства, направляя страну и государственную машину в адекватное русло.

На мой взгляд, можно не сомневаться в том, что «Путину.3.0» не потребовалось много времени на «техническую подготовку» к «собственной модернизации». Скорее всего он выстраивал эту внутреннюю стратегию еще минувшей зимой, во время своей предвыборной кампании (накопив опыт работы и наблюдений в качестве премьера, эта как-то всеми быстро забытая его ипостась на самом деле очень много дала для становления Путина как лидера высшего уровня). И теперь начал реализовывать. Причем, как представляется, вовсе не только ощущая запрос общества, но и по искреннему убеждению, и — что важно — в силу реальной способности создать условия для эффективного развития и государственных структур, и общества. Вместе и по отдельности.