Средний класс против демократии?

Кошелек и стабильность в современном мире дороже свободы

11.03.2013 в 14:48, просмотров: 2799

В наше время демократии приходится туго. Это подтверждается статистикой. По данным «Freedoom House», после 2000 года демократия идет на убыль. Так называемый «Bertelsmann Foundations Transformation Index», наиболее дотошный измеритель температуры демократии, признает, что «общее качество демократии ухудшилось в развивающемся мире».

Средний класс против демократии?

Согласно «Индексу», число «дефективных демократий» и «крайне дефективных демократий», хотя и имеющих демократические институты, выборы и определенную политическую культуру, возросло в 2012 году до 52 стран. Причем вышеперечисленные признаки демократии настолько деградировали, что эти страны уже нельзя считать демократическими. Другое не менее обширное исследование, проведенное «Economist Intelligence Unit», приводит нас к тому же выводу. На 2011 год из 167 стран мира демократия деградировала, по данным «Unit», в 48 странах. В докладе «Unit» говорится: «Доминирующей глобальной тенденцией за последние пять лет является скольжение демократии вниз».

Речь в «Индексе» и «Unit» идет не только о таких странах, как скажем, Пакистан и Зимбабве. Даже такие «примерные» ученики в школе демократии как бывшие страны Варшавского договора получают «неуды», хотя они с 2004 года являются членами Европейского союза. Но десять лет учебы в ЕС оказались непродуктивными. Верх начинают брать популисты и правые. Население всё больше разочаровывается в демократии. Правительства всё чаще применяют репрессии против «смутьянов». Венгерские журналисты жалуются, что в их стране цензура достигла «вполне социалистического уровня».

Это в центре Европы. В Африке, Азии и Латинской Америки, почти забывших в 1990 годах про военные перевороты, последние вновь участились, словно свет погасших звезд, наконец, достигший этих континентов. Между 2006—2012 годами военные захватывали власть в Бангладеш, Фиджи, Гвинее, Гвинее-Бисау, Гондурасе, Мадагаскаре, Мавритании, Мали, Нигере, Таиланде. В Эквадоре, Мексике, Пакистане, на Филиппинах военные восстановили свои доминирующие позиции, не прибегая к путчам.

Вы можете спросить: а как Арабская весна? Тунисский президент Марзуки назвал ее «триумфом демократии». Действительно, в таких странах как Тунис, Египет, Ливия развалились диктаторские режимы, но «триумф демократии» оказался весьма недолговечным. Вакуум власти заполнили военные и исламисты. Этого, впрочем, и следовало ожидать. Народ, толпа, площадь, базар — от Йемена до Египта — побеждали только там, где на их сторону переходили военные, а затем они подпадали под пяту военного сапога.

В общем, куда ни кинь, везде клин. По данным «Freedom House», глобальные демократические свободы отступали в 2012 году седьмой год подряд. Как пишет вице-президент «Freedom House» по исследованиям Арчибальд Паддингтон, «наши исследования указывают на растущую изощренность современных авторитарных режимов. Особенно после Арабской весны они занервничали. Отсюда интенсификация преследования популярных движений, требующих перемен».

Чем вызван отлив демократий почти на всех меридианах и параллелях нашей планеты? Многие западные политологи и философы винят в этом… средние классы! Они свергают с пьедестала Сэмюэль Хантингтона и Мартина Липсета, считавших, что рост средних классов в развивающихся странах является необходимой предпосылкой демократии. Теория учит, что рост среднего класса повышает образовательный ценз людей, и они всё настойчиво начинают требовать свобод — экономических, социальных и, наконец, политических. Когда рост доходов в той или иной стране достигает на душу населения половины ВВП средней демократической

страны, поворот к авторитаризму, а тем более — к тоталитаризму практически исключается. Как писал тот же Хантингтон: «Почти в каждой стране, которая прошла путь демократии, наиболее активная поддержка демократии оказывалась городским средним классом».

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, — отвечают ниспровергатели среднего класса. Они указывают на такое несоответствие. Демократия в течение последних лет скользит вниз, а средний класс столь же последовательно растет. По данным Всемирного банка с 1990 по 2005 год ряды среднего класса в странах Азии и Африки выросли на одну треть. А по данным «African Development Bank Groupe», ныне ежегодно 70 млн. человек начинают зарабатывать столько, сколько необходимо для того, чтобы стать членами среднего класса.

В чем же фокус? Почему демократия и средний класс движутся как эскалаторы в метро — она вниз, он наверх? Дело в том, отвечают антихантингтоновцы, что глобально средний класс «от Алжира до Зимбабве» между стабильностью и «всем остальным», включая демократию, выбирает первое. Вот, пол, почему средний класс становится на сторону военных, видя в них защитника от популистской демократии, бедноты, религиозных фанатиков и малообразованного «сброда». Кошелек важнее свободы.

Наиболее ярким представителем антихантингтоновского крыла является, пожалуй, Джошуа Курлянчик, член Совета по международным отношениям и автор книги «Демократия отступает: бунт среднего класса и всемирный упадок репрезентативных правительств». В своей книге автор излагает историю всех переворотов за последние 10 лет в развивающемся мире. Анализ этих событий, пишет он, показывает, что в 50% подобных путчей средний класс их провоцировал, а затем поддерживал приход к власти военных. И это несмотря на то, что, например, в Пакистане и Таиланде поначалу средний класс пытался выпихнуть военную касту из политики.

Автор просматривает явный тренд «презрительного отношения» среднего класса к демократии, к системе выборов, которой он, якобы, предпочитает «воинственные демонстрации с целью смены лидеров». Он считает, что такая тенденция нарастает. В подтверждение он ссылается на данные Globalbarometer — института общественного мнения, применяющего весьма подробный опросник. Эти данные показывают ослабление демократии в Африке и в центральноазиатских странах — бывших советских республиках. То же самое, согласно Globalbarometer, наблюдается и в других бывших республиках Советского Союза. Только 16% россиян заявили, что для них «очень важно, чтобы их страна управлялась демократически». В таких странах как Колумбия, Эквадор, Гондурас, Гватемала, Никарагуа, Парагвай и Перу только «тонкая прослойка» считает, что демократия предпочтительнее иных форм власти.

Ослабление демократии, по-моему, происходит во многом в результате ухудшения мировой экономики. Недаром оно совпало с кризисом 2008 года. Согласно данным Европейского банка реконструкции и развития, средний класс сильно пострадал от кризиса в странах Центральной и Восточной Европы, и это отвращает его от демократии. Это касается всех 10 стран региона, ставших членами ЕС. «Те, кто пользовались большими свободами, сейчас хотят меньше демократии и меньше свободного рынка», — говорится в докладе ЕБРР. Так называемая «ностальгия по авторитаризму» заставляет средний класс Индонезии мечтать о временах генерала Сухарто. В 2011 году там только 13 процентов респондентов считали демократию наиболее эффективной системой правления.

Режим строгой экономии, навязываемый населению таких европейских стран как Греция, Испания, Франция, вызывает уличные беспорядки и гражданское неповиновение. Одна молодая испанка говорит: «Мы первое поколение, которое

разочаровалось в выборах». Оно и понятно, 50% молодых испанцев безработные. Сотни тысяч бастуют и бунтуют против коррупции в Индии — самой большой демократии на нашей планете. Резко качнулся вправо Израиль, хотя в Израиле причина поправения не столько экономика, сколько политика. Вот что говорит один из лидеров израильских поселенцев Бенни Катцовер: «Сегодня главная миссия демократии в Израиле состоит в том, чтобы исчезнуть. Израильская демократия свою миссию уже выполнила, она должна быть демонтирована и заменена иудаизмом».

Насколько применима теория среднего класса как чуть ли не могильщика демократии к современной России? Кое-какие «замогильные» черты как будто бы просматриваются. Разочарованный в возможности «честных выборов», он выходит на улицы и площади, но о взятии власти серьезно не помышляет. И в России кошелек дороже демократии. Поэтому активность проявляет не средний класс как таковой, а его «блудные» сыновья и дочери. Они рискуют своей свободой и деньгами своих родителей. Провинция, всегда недолюбливавшая столицу, видит в них избалованных отпрысков не среднего класса, а класса имущих («Демонстрации шуб»). Если для среднего класса кошелек, кофе, заграница дороже демократии, то для нижестоящего класса дороже демократии работа, крыша над головой, кусок хлеба. Таким образом о демократии заботиться некому кроме власти. А у власти своих проблем хоть отбавляй. Одна коррупция чего стоит! К тому же любая власть, которая становится единственной или главной гувернанткой демократии, испытывает соблазн стать ее хозяйкой. Вот и оказывается демократия на развилке дорог. Налево пойдешь — станешь бесхозной, пойдешь направо — обретешь хозяина. Поэтому и скользит она вниз по наклонной плоскости.

                                                                                                                                                             Миннеаполис