Как Медведев «хотел дом», а «купил козу»

Москва-Тбилиси: желание дружить есть, а возможности нет

07.08.2013 в 16:49, просмотров: 38253
Как Медведев «хотел дом», а «купил козу»
Рисунок Алексея Меринова

И снова на дворе август. И снова на горизонте маячит невнятный призрак экономического кризиса. Полный римэйк августа 2008 года? К счастью, не совсем. Пять лет назад случилось немыслимое: российские и грузинские войска сошлись в горах Кавказа в кровавой схватке. Сейчас две стороны, напротив, усиленно пытаются найти взаимопонимание. Но, как явствует из «юбилейного» интервью Дмитрия Медведева грузинскому телеканалу «Рустави-2», эти поиски — сложный, болезненный и запутанный процесс с абсолютно негарантированным результатом.

Есть такой классический застольный грузинский тост: « Имею желание купить дом, но не имею возможности. Имею возможность купить козу, но не имею желания. Так выпьем же за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями!»

Спустя пять лет после краткого, но кровавого вооруженного конфликта российская власть и правительство Грузии имеют очень много общего с « героем» этого тоста. И в Москве, и в правительстве премьера Иванишвили очень бы хотели «купить дом» - наладить между двумя странами полноценные, нормальные, свободные от острых конфликтов отношения. Но « политического капитала» пока, увы, хватает только на «покупку козы» - поддержания нынешнего странного состояния без полноценной войны, но и без полноценного мира.

фото: Геннадий Черкасов
Война в Грузии никому не доставила радости.

Диалог премьера Дмитрия Медведева с грузинской журналисткой Нино Шубладзе проходил, как мне показалось, в исключительно корректной и вежливой атмосфере. И это само по себе достижение. Некоторые мои знакомые по долгу службы пытались вступить в диалог с соратниками Михаила Саакашвили и каждый раз об этом жалели. Вместо содержательного спора обязательно получался односторонний поток проклятий: «Вы — оккупанты! Вы — злодеи! Пока не исправитесь и не вернете все завоеванное, нам с вами разговаривать не о чем!»

Во время интервью Медведева «Рустави -2» не было даже намека на что-то подобное. Никто не пытался оскорбить собеседника. Не наблюдалось и «диалога глухих». И премьер и журналистка делали все усилия, чтобы услышать и вдуматься в позиции друг друга. Но при этом позиции сторон — а в этой беседе Нино Шубладзе безусловно представляла не только себя или свое СМИ, но и всю Грузию — ни сблизились ни на йоту. Россия в лице Медведева осталась при твердом убеждении: пять лет назад она никого не оккупировала, а напротив дала отпор наглому агрессору. Грузия в лице Нино Шубладзе по-прежнему не менее истово верит: в августе 2008 года ее несправедливо обидели и расчленили.

Раз сближений позиций нет, то стоило ли тогда огород городить? Имеет ли вообще смысл общение первых лиц российского государства с грузинскими журналистами? Мой ответ на эти вопросы таков: однозначно стоило, без всякого сомнения.

С моей точки зрения, глубинная причина российско-грузинского вооруженного конфликта пятилетней давности заключалась в полном отсутствии взаимопонимание. В России Михаила Саакашвили принято считать безумцем и психопатом, который постоянно поедает собственные галстуки. Не согласен с такой оценкой. Мне кажется, что Саакашвили — очень одаренный и талантливый политик, обремененный, однако, одной большой проблемой. Он принадлежит к той категории грузин, которые не только никогда не жили в России, но и абсолютно не понимают нашу страну.

фото: Михаил Ковалев

Есть универсальный закон международных отношений: слабых бьют. Саакашвили был убежден, что современная Россия — это классический слабак, колосс на глиняных ногах, который не пойдет на риск конфликта с ключевым партнером и союзником Тбилиси США. Поэтому вся стратегия грузинского президента сводилась к тому, чтобы сначала больно ткнуть Москву палочкой, а потом спрятаться за широкой американской спиной.

Не знающему России и российского менталитета Саакашвили было невдомек: для Москвы трусливо-примирительное поведение в такой ситуации означало бы не только потерю лица, но и геополитическое самоубийство. Кавказ — регион, где не прощают трусости. Если бы грузинскому лидеру удалось надавать тумаков русскому медведю, из желающих повторить этот трюк сразу бы выстроилась очередь. Примеру кавказских политиков сразу бы последовали и в других регионах мира. И скоро от путинской линии на «вставание с колен» остались бы одни воспоминания.

В итоге Саакашвили совершил то, что то он совершил. И российско-грузинские отношения зашли в многолетней тупик. Тупик, который останется таковым, даже спустя много лет после того, как Саакашвили покинет пост президента. Россия не может отозвать свое признание Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств. Грузия не может смириться с тем, что эти территории больше не входят в ее состав. Диалог Медведева и журналистки «Рустави-2» стал лишним подтверждением: возможности компромисса в этой сфере в обозримом будущем близки к нулю.

И что же делать в такой ситуации? Москва и Тбилиси должны согласиться не соглашаться. Самые разумные люди в двух столицах уже давно пришли к выводу: раз ключевые проблемы взаимоотношений наших стран являются пока в принципе нерешаемыми, нам надо сосредоточиться на неключевых проблемах. Нам надо разговаривать друг с другом. Нам надо обмениваться своим видением ситуации. Нам всем надо стать сторонниками « политики малых дел».

Нет никакой гарантии того, что этот курс в конечном итоге окажется успешным. Но альтернативы такому курсу, как мне кажется, пока не проглядывается. И если смотреть на интервью Медведева под таким углом зрения, то глава нашего правительства все делал правильно. Да, Дмитрию Анатольевичу не удалось «купить дом». Но шансов на это не было изначально. А раз так, то «коза» тоже не самое плохое приобретение — по меньшей мере для начала.