Планам Путина сделать «оборонку» независимой мешает коррупция в ОПК

Что выявили проверки Генпрокуратуры

На этой неделе, в свете очередных санкций Запада и угроз изоляции России в области военно-технического сотрудничества, Владимир Путин проводит серию встреч с представителями «оборонки», силовиками и ставит им единую задачу: все, в чем нуждается оборонно-промышленный комплекс, производить на нашей территории, «чтобы ни от кого не зависеть».

Что выявили проверки Генпрокуратуры
Владимир Путин

Это означает, что теперь, как никогда ранее, на первый план выходит проблема эффективности производства и борьбы с коррупцией. Ждут ли в этой связи «оборонку» структурные либо кадровые преобразования, новые экономические рычаги или все ограничится лишь пинками сверху — пока неясно. Ясно только, что нынешними методами больших успехов в борьбе с коррупцией мы не достигли. И целый класс «эффективных менеджеров» реальной эффективности ОПК так и не обеспечил. Что ярко демонстрируют документы, имеющиеся в распоряжении «МК».

Мы давно привыкли, что эффективность чиновника, его зарплата и причитающиеся блага, никак не связаны ни с эффективностью возглавляемой им структуры, ни с уровнем коррупции в ней.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин недавно даже пригрозил ОПК громкими уголовными делами, заявив, что теперь «коррупция в оборонзаказе должна быть приравнена к государственной измене».

Дмитрий Рогозин недавно пригрозил: «Коррупция в оборонзаказе должна быть приравнена к государственной измене». Но никто не испугался. Пока...

Но никому почему-то не страшно. Видимо, потому, что перед глазами амнистированный «эффективный менеджер» Сердюков и не менее «эффективная» его помощница г-жа Васильева, которая, сидя в личном элитном каземате, шлет миру вирши собственного сочинения и проводит авторские вернисажи.

Угрозами и нажимом сверху добиться от наших чиновников эффективности давно уже невозможно. И не только от наших. Сталинские методы экономического строительства во всем мире больше не работают. Если, конечно, не ставить целью построить экономику по типу северокорейской.

Та производственная модель, что создана в нашей стране сейчас, большой эффективностью не отличается. А значит, и методы, которыми она создавалась, нельзя считать действенными. Иначе бы мы не кричали: пора слезть с нефтяной иглы! И не формировали бы свой бюджет, исходя из мировых цен на нефть.

Теперь многие с особой тревогой осознают, что именно сейчас такой критерий, как цена на нефть, способен стать для нашей экономики в целом и для «оборонки» в частности самым уязвимым местом.

Президент США Обама в середине мая уже пытался нас ухватить за это самое место — летал в Саудовскую Аравию поговорить с теми, кто способен обвалить мировой рынок нефти. По типу того, как это было сделано накануне развала СССР.

Пока у Обамы этого не получилось. А если в следующий раз получится?

И мы вот так будем сидеть и ждать? А до той поры кормить своих «эффективных менеджеров», которые эффективно умеют создавать лишь коррупционные схемы?

Собственно, это даже уже не схемы, а способ существования нашей экономики. К примеру, такая деталь: человек, который нигде и ни в чем не был замазан, вряд ли может претендовать на высокую руководящую должность в крупной фирме или корпорации. Даже если он профессионал. Особенно — если профессионал!

Профессионал без компромата неудобен — у него нет той веревочки, за которую, если надо, можно потянуть и поставить на место. Он запросто ответит «нет» там, где от него хотят слышать «да», где хотят получить «откат» с выделенных госсредств или продвинуть «нужного человечка».

Профессионал без компромата у экономических рычагов управления (а такие прецеденты, надо признать, редко, но случаются) опасен для системы, так как способен разрушить ее изнутри. И система ему всячески сопротивляется.

Потому на ее верхушке мы все чаще видим не профессионалов своего дела, а сплошных «эффективных менеджеров», мало что понимающих в том, чем их поставили руководить.

А то, что это именно система, уже мало для кого является секретом. В том числе для проверяющих и контролирующих органов. «МК» не раз писал об этом. Недавно на примере документа Генпрокуратуры, по результатам проверки Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) («Воздушная тревога России» от 16.02.2014). И вот для сравнения новый пример — отчет аналогичной проверки Генпрокуратуры. На сей раз деятельности ОАО «Вертолеты России» (оба документа имеются в распоряжении «МК»).

***

Сразу хочу оговориться: холдинг «Вертолеты России» является намного более успешным, чем ОАО «ОАК», о чем свидетельствуют цифры поставок его продукции. Однако в оценках Генпрокуратуры этих двух ОАО есть масса похожих выводов, что может служить доказательством общих, системных ошибок в организации работы не только обеих структур, но всей нашей «оборонки». Судите сами:

Генпрокуратура об ОАО «ОАК»: «…цели по развитию научно-производственного потенциала авиастроительного комплекса, обеспечению обороноспособности государства, концентрации интеллектуальных, производственных и финансовых ресурсов в полной мере не достигнуты. …Несмотря на принятые в 2009 г. беспрецедентные меры государственной поддержки в размере 70,5 млрд руб., предназначенные для реструктуризации имеющейся задолженности, финансовое состояние большинства входящих в корпорацию компаний ухудшилось».

Генпрокуратура об ОАО «ВР»: «… результаты проверки свидетельствуют о том, что уставные задачи ОАО «ВР» не выполняются, отдельные компании холдинга находятся на грани убыточности, имеется высокая долговая нагрузка, которая растет из года в год. Задолженность по кредитам зачастую гасится за счет вновь привлеченных. …Обладая монопольным положением на российском рынке в сфере разработки и производства вертолетной техники, ОАО «ВР» не обеспечивает достаточной конкуренции гражданским вертолетам иностранного производства».

Вопрос дилетанта: зачем «оборонке» такие структуры, которые, «обладая монопольным положением», не выполняют своих уставных задач, ради которых и были созданы? И при этом «состояние большинства входящих в корпорацию компаний ухудшилось». Выходит, для получения конечного результата — современных вооружений и техники отечественного производства — эти концерны и ОАО являются лишь помехой?

Зато для распила средств оборонзаказа они, похоже, незаменимы. Деньги, попадая в один большой карман, затем перераспределяются тому, кому положено? Если вообще распределяются. В подтверждение — снова пример:

Генпрокуратура об ОАО «ОАК»: «Направленные с 2007 по 2012 г. из федерального бюджета в уставный капитал корпорации средства в размере почти 50 млрд руб. для реализации проектов строительства гражданских воздушных судов отечественного производства доводились корпорацией до дочерних и зависимых обществ на крайне невыгодных условиях. Вместо безвозмездного внесения в уставный капитал обществ средства, призванные поддержать предприятия авиастроительной отрасли, предоставлялись им корпорацией в виде займов с взиманием до 14,5% годовых. Помимо доходов от начисленных процентов корпорация зачастую получала у дочерних и зависимых обществ еще и беспроцентные займы. ОАО «Компания «Сухой», ОАО «НАЗ «Сокол», ОАО «Корпорация Иркут» в 2011–2012 гг. выдали ОАО «ОАК» свыше 2,2 млрд руб. беспроцентных займов. Более того, начиная с 2007 г. корпорация с зависимых и дочерних обществ получила в виде дивидендов более 4 млрд руб., основную часть из которых использовала на свои нужды. Кроме того, ОАО «ОАК» получала доход от размещения средств на депозитах. В то время как авиастроительные предприятия вынуждены были брать кредиты в коммерческих банках, корпорацией в 2011–2013 гг. на депозитах было размещено более 685 млн руб.».

Генпрокуратура об ОАО «ВР»: «Руководство ОАО «ВР», пренебрегая возложенными на него уставом задачами, фактически свело деятельность холдинга к поиску источников собственной прибыли, в первую очередь за счет дочерних и зависимых обществ. Устойчивую тенденцию приобрело навязывание дочерним предприятиям платных услуг, в которых они не нуждаются, или тех, которые они могут выполнить самостоятельно, без дополнительных затрат».

Или вот еще: «За 2011–2013 гг. общество, оказывая перечисленные услуги, «заработало» более 3,6 млрд руб. Еще свыше 616 млн руб. оно получило в виде процентов за использование выданных дочерним обществам займов, часть из которых предусматривала выплату процентов. Не оказывая должной помощи дочерним обществам, ОАО «ВР» активно использовало свое право на получение дивидендов. В 2011–2013 гг. холдингом получены дивиденды от ряда дочерних предприятий в размере более 10,6 млрд руб., при этом ОАО «ОПК «Оборонпром» (учредитель ОАО «ВР». — Авт.) перечислено 1,7 млрд руб. Полученная прибыль ОАО «ВР» тратится в основном на заработную плату, премии, иные выплаты руководящему составу, а также на подарки и развлечения».

Что касается выплат чиновникам, ситуация в обеих структурах очень схожая.

Генпрокуратура об ОАО «ОАК»: «Полученные за счет дочерних и зависимых обществ доходы позволяли повышать заработную плату работникам корпорации, которая в 2012 г. в четыре раза превышала заработную плату работников предприятий, занятых строительством и ремонтом самолетов (137 и 30 тыс. руб. соответственно)».

Генпрокуратура об ОАО «ВР»: зарплата гендиректора и четырех его заместителей «за 3 года с учетом доходов в обществе и полученных от дочерних обществ вознаграждений, составила более 463 млн руб., что в полтора раза больше годового фонда оплаты труда ОАО «Новосибирский авиаремонтный завод» численностью более 700 человек. ...наблюдается явный перекос в формировании фонда оплаты труда работников корпорации. Их средняя зарплата с 2011 по 2013 год выросла на 59% и составила 180 тыс. руб. В результате ее размер у секретаря на ресепшен и водителя ОАО «ВР» примерно в 2–3 раза превысил размер средней заработной платы работников ОАО «Кумертауское авиационное производственное предприятие», непосредственно занимающихся разработкой, строительством и ремонтом вертолетов».

Опять вопрос дилетанта «эффективному менеджеру»: почему бы государству не направить деньги оборонзаказа сразу в Кумертау, минуя посредника в Москве? И вертолетов станет больше. И те, кто их строит, жить станут лучше. А государству продукция обойдется существенно дешевле.

***

На упомянутом совещании с силовиками Владимир Путин говорил также, что «нужно соответствующим образом скорректировать работу наших научных школ, самым внимательным образом посмотреть на то, как у нас строится работа по НИОКРам, по НИРам, и теснее поработать с Академией наук».

И вот лишь пара говорящих примеров на этот счет:

Генпрокуратура об ОАО «ОАК»: «Выявлены факты хищения бюджетных средств, выделенных в рамках реализации федеральной целевой программы «Развитие обо­ронно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011–2020 годы». По материалам прокурорской проверки органами внутренних дел г. Москвы 04.12.2013 возбуждено уголовное дело по факту хищения 7 млн руб., перечисленных в рамках исполнения государственного кон­тракта ООО «ПРОМСИНТЕЗ-М», зарегистрированному по адресу жилой квартиры и не способному выполнить предусмотренные договором науч­но-исследовательские и опытно-конструкторские работы»...

Генпрокуратура об ОАО «ВР»: по программе авиастроения до 2015 года, а также в рамках «государственного оборонного заказа заключено 18 контрактов на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на сумму более 21 млрд руб. По результатам их реализации создано всего 3 объекта интеллектуальной собственности (1 — изобретение, 1 — полезная модель, 1 — секрет производства). Российской Федерацией не получено ни одного патента... Холдингом неэффективно тратятся колоссальные денежные средства на создание новых образцов вертолетной техники, которые в последующем остаются невостребованными».

И тут у меня, дилетанта, снова вопрос: почему профессионалы авиастроения терпят фиаско в разработках новой авиатехники и преуспевают в строительстве? Не экономики. Не самолетов и вертолетов. А своих новых офисов.

Их называют как-нибудь громко и патриотично, типа: Национальный центр авиастроения. Вертолетостроения… Моторостроения… Ракетостроения… Но обязательно национальный — дескать, независимый от всех. И чтоб непременно на новом месте, с нуля, в стекле и металле. Видимо, лишь в такой обстановке у «эффективных менеджеров» могут родиться светлые идеи будущих прорывных проектов.

Хотя — нет, подобные мысли менеджерам не по чину. Это — удел их подчиненных от науки. Правда, с наукой — беда. За годы такого «менеджмента» слишком многое в этой сфере успели разрушить, а нового не создали. Зато здания национальных центров растут как грибы — сиди, думай, изобретай… А прежние здания легендарных институтов и КБ (там изобреталось, видимо, не столь эффективно) наши «менеджеры» одно за другим пускают с молотка. Кому, почем, на каких условиях — это тоже тема для прокуратуры. Отдельная. Хотя интерес к ней уже возник. И тут я просто не в силах снова удержаться от цитаты.

Генпрокуратура об ОАО «ОАК»: «В ходе проверки строящейся в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 20.02.2008 № 217 «О национальном центре авиастроения» штаб-квартиры корпорации в деятельности генерального подрядчика — ЗАО «Евро Хоум Билдинг» выявлены признаки хищения 314 млн руб. Указанные средства в 2012–2013 гг. перечислены ЗАО «Абсолютстрой», руководителем которого является Погосян Д.А., за строительные работы, выполненные другой организацией. Общество об­ладает признаками «фирмы-однодневки», и, по информации Росфинмониторинга, значительная часть полученных ею средств направлена в «тене­вой» оборот, иностранным компаниям, а также обналичена».

***

У человека, который принес мне эти документы, я спросила:

— Неужели наверху никто всего этого не знает и не видит?

— Знает, — сказал он. — Но нет ЛПР.

— Что это такое?

— Чиновничий термин: ЛПР — лицо, принимающее решение.

— А кто в данном случае является таким лицом?

— В том-то и дело, что непонятно. Никто не хочет брать на себя ответственность, все кивают на президента. И ждут. Все. А тем временем радостно заявляют, что любые западные санкции нам лишь на пользу. Это — шанс поднять нашу экономику с колен. И в первую очередь — «оборонку».

Возможно. Но стране, где есть только одно «ЛПР», сделать это будет сложно.

Вот, к примеру, что бы было, если б глава Минобороны и начальник Генштаба в период крымских событий сидели и ждали команд от ЛПР?

Только бы и видела сегодня Россия тот Крым!

Но если прокурор сам станет ЛПР, чтобы посадить вора, экономист — чтобы применить рыночные механизмы, кадровик — чтобы продвинуть не очередного «эффективного менеджера», а профессионала... Только в этом случае мы не упустим тот шанс, который, как считают многие, нам дает сегодня Запад в виде санкций.