Обама и «Эбола разума»

Миру грозит не «российский экспансионизм», а американское агрессивное невежество

25.09.2014 в 19:22, просмотров: 14812

1. Свирепствующий в Западной Африке вирус Эбола. 2. «Российская агрессия в Европе». 3. Жестокость террористов в Сирии и Ираке — так, согласно выступлению Барака Обамы на Генеральной ассамблее ООН, сейчас выглядит краткий список угрожающих миру главных опасностей.

Обама и «Эбола разума»
Заявив, что Россия "потеряла" Крым в XIX веке, Обама поехал смотреть знаменитый британский археологический памятник Стоунхендж - видимо, с целью углубить свои познания древней истории.

Полностью согласен с президентом США по первому и по третьему пунктам. Но вот по пункту номер два у меня, как и следовало ожидать, свои соображения. И нет, вы не думайте, что я буду действовать по принципу «сам дурак» и заменять «российский экспансионизм» на «американский империализм».

Угроза миру — не в американских злых намерениях. Угроза миру — в вопиющем, гротескном, изумительном невежестве людей, которые сейчас находятся у власти в Вашингтоне. И в первую очередь это относится к самому Бараку Обаме.

Выступая 3 сентября этого года в Таллине с обращенной к «народу Эстонии» программной речью, Барак Обама среди прочего заявил: «Как результат государственной пропаганды многие россияне пришли к убеждению, что действия их правительства укрепляют Россию. Но возвращаться в прошлое, ко временам царей, пытаться вернуть земли, «утерянные» в XIX веке, — это точно не тот способ, с помощью которого Россия может обеспечить свое величие в XXI веке».

Речь может идти только о Крыме. Никаких других «утерянных» земель, кроме Крыма, Россия в XXI веке себе пока не вернула и не пыталась вернуть. Но раз так, то получается, Обама не знает о Крыме самых элементарных вещей, доступных даже в самом примитивном историческом справочнике. Он не знает, что Россия «потеряла» Крым не в XIX веке, а только в 1954 году. Или, может, Обама убежден, что 1954 год относится ко «временам царей» и к XIX веку?

Конечно, с любым из нас может случиться «ментальный сбой». Президенты США — не исключение. В 1976 году в ходе дебатов между претендентами на пост главы Америки тогдашний лидер США Джеральд Форд заявил: «В Восточной Европе нет и, пока у власти администрация Форда, никогда не будет советского доминирования».

Но странное заявление Форда и странное заявление Обамы — события, точно имеющие разные причины. В ходе дебатов, во время которых может всплыть любая тема, президент США может надеяться только на себя, на свой мозг, на свою память. Официальная речь президента Америки — документ, который сто раз проверяется и перепроверяется самыми разными чиновникам, включая государственного секретаря, министра обороны и прочая, и прочая.

Тот факт, что никто из этих деятелей не увидел ничего странного в тексте речи президента, свидетельствует об одном из двух вариантов. То ли они там все переработались, то ли сами пребывают в уверенности, что Россия потеряла Крым «во времена царей».

Но проблема, конечно, не в том, что никто в чиновном Вашингтоне не вспомнил искомую дату — 1954 год. Проблема в том, что Обама постоянно делает заявления, которые показывают: о России он имеет самое примитивное, самое приблизительное, самое искаженное представление.

Вспомним, например, недавнее интервью президента США британскому журналу «Экономист». Обама в нем по полной программе облил Россию своим язвительным презрением и в качестве одного из доказательств нашей ущербности привел такой «факт»: Москва, видите ли, не является объектом притяжения для мигрантов.

Примерами забавных, забавно-глупых и просто откровенно глупых заявлений Обамы и других западных деятелей о России я мог бы кормить вас хоть до завтрашнего утра. Но, думаю, вы этого добра сами наслушались до звона в ушах. Поэтому перейдем сразу к выводам: имея представление о реальной России на уровне злой карикатуры, западные лидеры уверены, что они знают о РФ все, что нужно знать, и даже больше.

Дальше на основе этой искаженной информации политики из США и ЕС принимают решения, которые делают неизбежной ответную гневную реакцию России. И мы имеем эффект «самосбывающегося пророчества». Конфликт РФ и Запада — ссора, которая не отвечает интересам ни той, ни другой стороны, — вдруг становится стержнем нашего существования.

Вместо того чтобы сосредоточить все свое внимание и все свои ресурсы на борьбе с реальными угрозами — той же Эболой, например, — цивилизованный мир создает себе абсолютно ненужные, но зато предельно масштабные проблемы. Проблемы, которые точно не закончатся в момент прекращения президентских полномочий Обамы.

Предыдущий президент США Джордж Буш — это сегодня бодрый пенсионер, который то рисует самого себя, принимающего ванну, то пишет биографию своего отца. А заложенные Бушем в период своего президентства политические мины замедленного действия продолжают взрываться. «Иракская угроза», жупелом которой он размахивал десятилетие с лишним тому назад, из политологического фантома превратилось в нечто действительно страшное.

И как бороться с этим рожденным из-за агрессивного невежества Буша ужасом — точного представления нет ни у кого. В том, что с террористами в Ираке и Сирии удастся покончить только с помощью ударов с воздуха, верят, похоже, только безнадежные оптимисты. Но американских лидеров такие прямые результаты действий их предшественников совсем не обескураживают. Они ищут все новые и новые страны, которые можно «облагодетельствовать», — и вот Россия уже имеет «мини-Ирак» совсем рядом со своими границами.

Что-то такой подход американцев мне очень сильно напоминает. Что именно? Наверное, вот какой эпизод из моей любимой детской книги Николая Носова «Незнайка на Луне»: «Кроме заботы о пище Жулио проявил также заботу о чистоте. — У вас, голубчик, в этой комнате слишком много скопилось дряни, — сказал он однажды Спрутсу. — Однако убирать здесь не стоит. Мы попросту перейдем в другую комнату, а когда насвиним там, перейдем в третью, потом в четвертую, и так, пока не загадим весь дом. А там видно будет».

Да, страшна она, лихорадка Эбола. Но «Эбола разума» — политическая болезнь, поразившая сейчас Обаму и прочих западных лидеров, — похоже, еще страшней.