Турция: селфи накануне парламентских выборов

В воскресенье, 7 июня, турки будут голосовать за будущее своей страны

01.06.2015 в 11:49, просмотров: 3013

На черноморском побережье Турции в городе Амасья открылся любопытный, в своем роде, памятник – статуя османского военачальника, вооруженного ятаганом и смартфоном и горделиво позирующего себе на селфи. Если выбирать внутритурецкий символ нынешней эпохи, то продвинутого османа можно смело рассматривать в качестве одного из реальных претендентов. Несмотря на обилие в Турции разнообразных рукотворных сооружений, построенных за полтора десятка лет – от масштабных объектов инфраструктуры, до вот таких городских достопримечательностей. Тут и возвращение к корням и устремлённость в будущее, ну а, кроме того - взгляд на себя со стороны и повод подумать о настоящем. А задуматься туркам, безусловно, есть о чём... В воскресенье, 7 июня, в Турции пройдут всеобщие выборы в Парламент (Меджлис) страны.

Турция: селфи накануне парламентских выборов
фото: AP

Ставки высоки, как никогда. Ведь именно в воскресенье вместе с новым депутатским корпусом избиратели, по факту, выберут и путь дальнейшего развития страны. И это – не дежурная фраза.

Убедительная победа правящей Партии справедливости и развития (ПСР), лидером которой является президент страны Реджеп Тайип Эрдоган, при условии если число полученных ими депутатских мандатов составит 330 и выше (то есть более 3/5 от общего числа депутатов Парламента), откроет прямую дорогу к реализации давней мечты нынешнего руководства страны – принятию новой Конституции и превращению Турции из парламентской в президентскую республику.

Для правящей партии нынешняя ситуация – из серии «сейчас или никогда». Либо «добро» на дальнейшее продолжение курса по коренной перестройке Турции, либо неизбежное ослабление позиций и начало обратного счёта вплоть до ухода сегодняшних лидеров в политическое небытие. Цитируя известный фильм: «или я веду её в ЗАГС, либо она меня ведёт к прокурору». Третьего не дано.

Градус напряжения накануне выборов достиг высшей точки «кипения»: в турецкой прессе чуть ли не ежедневно публикуются данные соцопросов и предсказания футурологов от политики, с прогнозами, отличающимися один от другого с точностью до наоборот.

Правящая партия, справившаяся с нервами и начавшими было вырываться наружу (невиданное дело) внутренними дрязгами, снова излучает уверенность в себе и в получении аж 400 депутатских мандатов. Реджеп Тайип Эрдоган, забыв про свою, законом предусмотренную, президентскую нейтральность, занимается открытой агитацией в пользу ПСР с жёсткой критикой в адрес оппозиции и Запада.

Оппозиция, в лице трёх основных конкурентов – Народно-республиканской партии, Партии националистического движения и Демократической партии народов, в ответ обещает забывчивому президенту обратиться с иском в Конституционный суд о выходе за рамки полномочий и спешит служить политическую панихиду по действующему руководству страны.

Западные наблюдатели предостерегают Эрдогана и ПСР от «деструктивного пути» демонизации оппозиции и нарушения свободы слова в ходе предвыборной кампании. Те в ответ, не стесняясь в выражениях, предлагают им «не учить учёного».

В общем процесс захватил всех, результат же - неясен.

Конечно, всерьёз обсуждать прогнозы оппозиции и строить догадки о том, какая будет Турция без Эрдогана и без его ПСР – мягко говоря, преждевременно. Скорее было бы уместно, хотя бы кратко, вспомнить, какой Турция стала при Эрдогане и при его партии, без дифирамбов, но и без чёрных красок.

Это при них Турция окрепла экономически, оказались забыты экономические кризисы конца 1990-х - начала 2000-х годов и продуктовые карточки. Гиперинфляция оставлена позади. Турецкая лира отбросила шесть нулей и превратилась в «новую турецкую лиру». Страна объективно похорошела и приросла новой, построенной с имперским размахом, инфраструктурой - аэропортами, дорогами, туристическим сектором и жилым фондом. Местный бизнес пришёл в движение, отстроил страну, накормил её и одел и активно пошёл за рубеж делать всё то же самое. Рост уверенности в себе сопровождался амбициозными планами на перспективу, объединёнными генеральной целью по вхождению в десятку крупнейших мировых экономик, и всплеском национальной гордости. Слова Ататюрка «счастлив тот, кто именует себя турком» обрели новый смысл. Турция перестала оглядываться на Запад и на Европу и, наконец, задалась вполне законным вопросом, а что там, собственно, делать и стала с интересом всматриваться в себя и в собственную историю. Война за независимость и провозглашение Республики в 1923 году перестали быть «началом истории». Прошлое начало просматриваться на всю глубину, вплоть до переселения тюрков в Анатолию и образования Османской Империи.

Перевернув шахматную доску и сыграв «за чёрных», вспомним, что именно при Эрдогане и при ПСР была сформулирована и благополучно похоронена, вместе со всеми благими намерениями, красивая лишь в качестве концепта, политика «ноль проблем с соседями». Как шутят оппозиционеры, её уместнее было бы назвать «ноль соседей без проблем». С армянами не помирились, с Израилем рассорились, в Ливию и в Сирию зачем-то втянулись, не сказать влезли. Без веских политических причин и значимых экономических дивидендов. Получив очаги напряжённости на границах и толпы беженцев в своих городах, с ростом криминалитета и раздражением коренного населения. Ранее закрепленная за Турцией функция нейтрального моста между Востоком и Западом и перекрестка цивилизаций, «козырной туз» страны, оказалась под большим вопросом. Внутриполитические баталии сопровождались бесконечными поисками врагов внешних и внутренних, порождая в обществе новые расколы и трещины. Нормализация отношений государства с религией грозит обернуться своей противоположностью.

Как россияне, не можем не вспомнить, что именно Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия, стали архитекторами очередной, достаточно продолжительной оттепели в двусторонних российско-турецких отношениях со стратегическим и многоплановым партнерством, с мега-стройками и супер-проектами, такими, как АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток». Правда, концовка оказалась смазана: слово, которое нельзя произносить, на букву «Г» («геноцид», а не «газопровод»), грозит рассорить партнёров, а реализация «Турецкого потока» оказывается под большим вопросом. Двусторонние российско-турецкие отношения, по-прежнему, наполнены содержанием, но утратили черты предсказуемости.

Подводя итог, турецкий селфи противоречив и неоднозначен, а будущее, как нередко бывает – туманно и непредсказуемо. Будет ли приведённый выше баланс – промежуточным или окончательным, многоточием или точкой? До получения ответа на этот вопрос остаётся совсем немного времени. Ясно одно: Турция стоит на перекрестке, выбор пути на котором предопределит будущее страны и, как неизбежное следствие, дальнейшие перспективы российско-турецких отношений...