Три недели Госдума не примет ни одного закона

За это стоит выпить

У здания на Охотном Ряду — две красивые новогодние елки. И в фойе две красивые новогодние елки.

А по зданию на Охотном Ряду ходят сотрудников аппарата усталые, но уже немного расслабленные лица: сессия с ее традиционным предканикулярным авралом закончилась.

За это стоит выпить
Фото: duma.gov.ru

Последнее пленарное заседание в 2015 году продолжалось меньше часа. Подводя итоги, спикер Сергей Нарышкин много говорил об Украине и недостатках ее политической и правовой системы — их вскрыли российские депутаты, пристально изучая плоды труда коллег из Верховной рады, и вот уже второй год подряд специально созданная рабочая группа знакомит мир с информацией о нарушении прав человека в соседнем государстве.

Рабочая группа по анализу правотворчества парламента Турции пока не создана, но если дальше пойдет так, как оно идет…

Про особенности отечественного законотворчества спикер говорил меньше, чем про международную обстановку и Украину.

«Не время сейчас, — сказал он, — разбрасываться всякими обещаниями в экономической сфере, даже если они кажутся полезными для предстоящих избирательных кампаний. Люди ждут от нас взвешенных решений и исполнимых инициатив».

Это про пиар-законопроекты — они в последние месяцы валом повалили в и без того набитый ерундой думский портфель. Увы. Призыв к сдержанности, обращенный к депутатам перед выборами, — все равно что призыв к спокойствию, обращенный к маралу в брачный период…

Еще спикер напомнил коллегам, что с Нового года вступает в силу закон, который позволяет лишать мандатов сдавших декларацию о доходах не вовремя. (Он не сказал, что врать в декларации по-прежнему можно безнаказанно, но это депутаты и так знают: закон же сами принимали.)

Подробный анализ работы Госдумы шестого созыва, которая уйдет в историю в сентябре 2016 года, будет сделан в очередном отчете о состоянии российского законодательства в апреле, пообещал спикер. И выразил надежду, что отчет этот «поможет нам не забывать о канонах правотворчества, о комплексном, пакетном подходе к внесению законодательных инициатив, о сокращении декларативности в текстах законов, о пользе предварительной экспертизы проектов законодательных актов в Совете законодателей и, конечно же, о самом языке правовых актов, что особо стоит подчеркнуть в Год литературы»…

Ах, этот «комплексный, пакетный подход» к законотворчеству!

Бессистемную и неудержимую правку Уголовного кодекса удалось сдержать после того, как полгода назад приняли закон, требующий вносить изменения в УК и УПК отдельными законопроектами, чтобы они шли через профильный Комитет по законодательству. А то вносится, к примеру, законопроект о регулировании оборота алкоголя, которым занимается профильный Комитет по экономической политике, а к нему пристегнута поправочка в УК…

Так вот, до введения новых правил в первом полугодии 2015 года Госдума приняла 13 законов, вносящих изменений в УК. А во втором — пока лишь один!

Зато КоАП, применительно к которому таких ограничений не вводили, остался любимой игрушкой ведомств, регионов, депутатов и сенаторов. В этом году изменения в него вносились уже 37 раз. За последние два заседания принято еще 6 законов, дополняющих кодекс новыми составами и ужесточающими наказаниями по старым, и в половине из них КоАП шел «довеском».

На днях в Госдуму внесен проект нового КоАП. В нем больше 1500 страниц. До того момента, когда он вступит в силу, наверняка разбухнет еще больше, если они не остановятся.

Теперь о «канонах правотворчества»… Порядок принятия законов прописан в общем виде в Конституции, а подробнее — в регламенте Госдумы. Но если очень хочется сделать не так, как написано, депутаты себе это позволяют.

Вот свежий пример. Шла работа над законопроектом об ужесточении административных наказаний за самовольное проникновение в коллекторы, метро и прочие охраняемые объекты. Такая у него была концепция, которую канон правотворчества» запрещает менять во втором чтении. Но… Ко второму чтению в текст вставили поправку про штрафы для… коллекторов, которые незаконно собирают долги с крымчан!

Получился закон-уродец. Одна нога человечья, другая — с копытами.

Таких уродцев, когда в законопроект в последний момент впихивают что-то совсем из другой оперы, но очень-очень нужное правительству, ЦБ, московским властям или Кремлю, Госдума рожает особенно часто в конце сессии.

У нас ведь в конце сессии всегда случается и потоп, и пожар одновременно. Депутаты как подорванные принимают, принимают, голосуют, голосуют… Иногда читают, что принимают. Иногда — нет.

18 декабря в повестке дня значилось 122 законопроекта. 65 из них «надо было» принять кровь из носу. Приняли.

22 декабря в повестке дня значилось 66 законопроектов, из них больше 50 «надо было» принять.

23 декабря в третьем чтении приняли спорный закон о досудебном порядке взыскания долгов крымчан перед украинскими банками — эти долги скупили у украинских банков российские коллекторы. Он был внесен в Госдуму 16 декабря, 18 декабря прошел первое чтение. На вопрос о том, почему, если проблема перезрела, ее не решали раньше, в нормальном режиме, ответа нет.

Причем при внимательном рассмотрении всегда выясняется, что львиная доля принятых в спешке законов вполне могла бы подождать две-три недели. Но у правительства есть план законотворческой работы, о выполнении которого по итогам года ведомствам надо отчитываться, они резко активизируются и…

Остановить это безобразие, неизбежно чреватое законодательной халтурой, было бы просто: не поддаваться давлению. Не принимать с колес принципиально, если ситуация не требует экстренного реагирования.

Но это не про наш парламент. ОНИ НЕ МОГУТ, понимаете?

Или могут, но очень редко.

…Когда заиграл гимн, знаменуя окончание сессии, депутаты встали. Торжественную песню, призванную поднимать дух и вселять гордость, они слушали или пели с лицами усталых, озабоченных людей, которых ждет очень тяжелый год.

Если кто-то думает, что они не знают, что происходит в стране, — посмотрите на эти лица.