Почему террористов среди сирийских мигрантов ищут на общественных началах

То ли беженец, то ли видение

24.12.2015 в 20:09, просмотров: 9258

Россия пришла в Сирию, но и Сирия пришла в Россию. Дело студентки Вари Карауловой, задержания вербовщиков ИГИЛ, угрозы терактов в Москве... Все это есть. И это еще не финал.

Почему террористов среди сирийских мигрантов ищут на общественных началах
Мигрант из Сирии Иман Хадж ­ — потерпевший или подозреваемый?

В Лефортовском суде Москвы началось слушание по уголовному делу, где потерпевшим проходит некий гражданин Сирии Иман Хадж. Фокус в том, что сам он как минимум нарушитель границ РФ, как максимум — возможно, связан с террористами. А на скамье подсудимых — экс-куратор программы Госдумы по борьбе с нелегальными беженцами, директор Центра помощи иностранцам Роман Кайфаджян. По версии следствия, он вымогал с Хаджа два миллиона рублей за разрешение на временное проживание в РФ. По словам самого Кайфаджяна, он всего лишь пытался сдать Хаджа правоохранителям, потому что выяснил: сириец не тот, за кого себя выдает.

Это судебное дело замалчивают именно потому, что тема Сирии сегодня и без того слишком болезненная. А тут (кого бы ни признали в итоге виновным) некрасиво выглядят все силовые ведомства. Пока мы воюем с ИГИЛ на их территории, у нас под носом за мзду может легализоваться сириец с сомнительным прошлым. Кто и как сегодня помогает сирийцам обустроиться в России? Об этом — расследование «МК».

«Стиратель» из

Сначала только голые факты.

14 августа 2014 года во время проведения оперативно-следственного эксперимента был задержан москвич Роман Кайфаджян. Двумя неделями раньше, как уверяет следствие, он предложил гражданину Сирии Иману Хаджу Эхласи помощь с оформлением разрешения на временное проживание в России.

«Заведомо зная, что сотрудниками УФМС уже оформлено такое разрешение Хаджу, он ввел его в заблуждение относительно существования в базе ФСБ компрометирующей информации на его счет, — цитирую документы: — Кайфаджян пообещал всю эту информацию из базы ФСБ стереть...»

Напоминает сюжет известного фильма «Стиратель», где даже слоган соответствующий: «Он сотрет ваше прошлое, чтобы защитить ваше будущее».

Но вернемся к фактам. За свои услуги Кайфаджян попросил вознаграждение в 50 тысяч евро. С этими деньгами его и задержали. Возбудили уголовное дело по статье 159 («Мошенничество»). С тех пор Кайфаджян находится под домашним арестом.

— Вы должны судить сирийца, а не меня, — кричал Кайфаджян на первом же заседании суда. — Я вывел его на чистую воду, выяснил о его возможных связях с террористами. И что взамен? Он на свободе, а я на скамье подсудимых?

А теперь, чтобы разобраться в этой истории, нужно повнимательнее присмотреться к обоим персонажам.

Начнем с подозреваемого.

Роман Кайфаджян проблемами миграции занимался в Государственной думе ФС РФ с 2004 года. Есть даже письменное поручение Владимира Жириновского (тогда еще заместителя председателя Госдумы): «В целях недопущения транспортировки по территории России нелегальных иностранцев поручаю моему уполномоченному представителю и помощнику по Закавказскому региону, руководителю рабочей группы Роману Кайфаджяну, оказывать МВД России содействие и помощь...» Речь шла в то время в основном о нелегалах из Азербайджана, Грузии и Армении, пересекавших границу на рейсовых автобусах. Есть письма от замминистра МИДа в ГД, в которых он благодарит Кайфаджяна за представленные в ведомство списки сомнительных граждан из Грузии и за ряд предложений по выявлению консульскими отделами иностранцев, чье пребывание в России, мягко говоря, не слишком желательно.

Кайфаджян в те годы разработал схему, по которой легко вычислить человека, поменявшего паспорт и попытавшегося въехать в Россию по новым документам («следы» в номерах паспорта остаются почти так же, как от перебитого номера двигателя машины). Бывший директор ФСБ Николай Патрушев даже написал благодарственное письмо в Госдуму по этому поводу. Информация по пересечениям границы, которую предоставлял Кайфаджян, оказалась полезной военной контрразведке, о чем та сообщала опять-таки в Государственную думу, но на «условиях особой конфиденциальности» (все письма — в распоряжении редакции).

— Кайфаджяна знаю очень давно, — говорит экс-начальник управления по вопросам информационно-аналитического обеспечения ФМС России Геннадий Кухтин. — Он нам помогал. ФМС по закону не может проводить оперативно-разыскные мероприятия. А возглавляемая Кайфаджяном группа противодействия нелегальной миграции в принципе не была связана ограничениями. Очень здорово в свое время это сыграло с грузинами-нелегалами. Мы также «сломали» транзит китайских граждан в Западную Европу (я тогда даже дал «МК» интервью по этому поводу). Кайфаджян всегда был деятельным, даже слишком, — думаю, это его и подвело в конечном итоге.

О чрезмерной деятельности — это похоже на правду. ФСБ, МИД, ФМС, МВД устали писать ответы на запросы Жириновского, составленные Кайфаджяном. А тот чуть ли не каждый день строчил — «проверьте вот этот список иностранцев» или «появились данные о новых каналах транзита нелегалов».

— Я бы не питал особых иллюзий по поводу бескорыстной работы Кайфаджяна на благо родины, — говорит источник в ГД. — Да, он был инициатором многих хороших начинаний, да, благодаря ему из России выслали ряд опасных иностранцев. Но его также считали главным «решальщиком» по всем миграционным вопросам. Даже у людей во власти периодически возникают такие вопросы (кому-то надо родственнику оформить гражданство РФ, кому-то срочную визу и т.д.). А он был своим человеком в ФМС.

Приключение сирийца в России

Теперь о потерпевшем (тот самый случай, когда не знаешь — брать ли слово в кавычки, или нет). Гражданин Сирии имеет несколько имен и словно бы две разные жизни. В первой он приехал в Краснодарский край в 2005 году — якобы поступать в медицинский университет. Но в итоге закончил только курсы русского языка, после чего был депортирован.

«В 2005 году Айман Аль-Хадж Шахуд Аль-Халаси незаконно пересек Государственную границу РФ, а 24.03.2006 г. на основании постановления Первомайского районного суда г. Краснодара был привлечен к административной ответственности по ст. 18.8 КоАП РФ и выдворен с территории России с закрытием въезда в РФ сроком на 5 лет».

УФСБ России по Краснодарскому краю.

Во второй жизни он приехал в Москву, чтобы жениться и обосноваться. И теперь уже у него было имя Иман Хадж Эхласи.

«Свое подлинное имя Айман Аль-Хадж Шахуд Аль-Халаси официально не изменял. Однако в ходе перевода на английский язык в заграничном паспорте оно видоизменилось в нескольких местах («Айман», к примеру, стал «Иманом», а «Аль-Хадж Шахуд Аль-Халаси» стал «Хаджем Эхласи». Произошла ошибка в переводе, в связи с чем поручено изъять этот паспорт».

Из ответа посольства Сирии.

— В конце 2013 года подруга моей мамы Ольга попросила меня помочь гражданину Сирии с оформлением разрешения на временное проживание (РВП), — начинает свой рассказ Роман. — Я в то время уже ушел из ГД, был президентом Центра помощи иностранным гражданам и противодействия незаконной миграции. Никакого подвоха сначала я не почувствовал. Но через месяц после того, как я оказал содействие сирийцу в подаче документов в миграционную службу, Ольга сообщила: он скрывает свои подлинные имя и фамилию, использует сфальсифицированный паспорт. Процесс по оформлению ему РВП уже был запущен, так что я незамедлительно сообщил знакомому сотруднику ФСБ России все то, что стало известно от Ольги.

В течение 8 месяцев я ожидал от Федеральной службы безопасности хоть каких-то вестей, и лишь за день до очередного приезда Аймана в Москву тот самый сотрудник наконец-то сообщил: моя информация о применении Айманом других имени и фамилии подтвердилась, но его причастность к терроризму — пока нет. При этом сотрудник ФСБ передал мне лист бумаги с напечатанными установочными данными некоего уроженца Катара и попросил постараться выяснить у Аймана, является ли он тем человеком?

Я разработал сценарий по изобличению сирийца, обо всем рассказав знакомому мне сотруднику УФМС России по Московской области Кириллу и попросив его оказать мне соответствующую помощь. На следующий день, когда я и Айман прибыли в здание миграционной службы, Кирилл продемонстрировал Айману подготовленное мною письмо, якобы пришедшее в миграционную службу из УФСБ России по Москве и Московской области (это был ход, чтобы разоблачить сирийца). В нем было указано, что иностранный гражданин ранее уже был в России под другими ФИО. В тексте письма также было написано, что служба располагает исчерпывающими сведениями о причинах изменения и сокрытия этим гражданином своих подлинных данных.

Айман стал во всем мне признаваться. Он мне рассказал, что кто-то написал в полицию заявление о его причастности к терроризму, и знакомый сотрудник УФСБ по Краснодарскому краю посоветовал ему срочно бежать из России, что он и сделал. Признался он, что за большие деньги изменил имя и фамилию, чтобы снова приехать в Россию. Айман попросил меня сделать все, чтобы сотрудник миграционной службы не вызывал ФСБ и чтобы его не задержали. Спросил, сколько это будет стоить. Я не собирался получать от него какие-либо деньги, но обозначил сумму для правдоподобности моих действий...

Согласитесь, это оправдание выглядит довольно смешно. Примерно так обычно говорят все, кого задерживают за мошенничество.

Ну а дальше случилось вроде бы очевидное — сириец обратился в полицию. Хотя весьма странно, что человек, у которого не все в порядке с законом, сам идет к стражам порядка. Не для того ли, чтобы, пока суд да дело, он смог все-таки спокойно выехать из России?

— Потом была встреча, во время которой он забросил мне в автомобиль деньги, — продолжает рассказ о том, как все было, Роман. — Через секунду меня задержали оперативники. Всю ночь допрашивали в полиции, после чего один из сотрудников с досады сказал: «Наша операция провалилась! Мы ошибочно приняли вас за мошенника». Меня отпустили. Но вскоре я узнал, что уголовное дело все равно было возбуждено, а я стал подозреваемым в покушении на мошенничество в особо крупном размере.

Друзья Кайфаджяна выяснили по своим каналам, чем занимается сириец и что его связывает с Россией. По их данным, он поставлял в Россию электронные компоненты двойного назначения, в том числе для разведывательной (шпионской) техники. Это частично подтвердила на суде знакомая сирийца.

На запрос в российское посольство в Дубае пришел неожиданный ответ: там гражданина Сирии Аймана тоже разыскивают в связи с имеющимися у них «сведениями закрытого характера».

Все это, правда, мало интересует следователя по делу Романа Марину Сафонову: женщина связывается с потерпевшим (и одновременно разыскиваемым) сирийцем по скайпу и берет у него показания для суда.

Террорист под видом беженца?

— Сирийцев, живущих в России нелегально, примерно 150 тысяч, — говорит экс-начальник управления по вопросам информационно-аналитического обеспечения ФМС России Геннадий Кухтин. — Это целый городок типа Находки. Обычно они остаются у нас только на время. И рано или поздно все равно бегут дальше в Европу. Для этого существовал канал через Донецк, который потом «пересох»... Они въезжали в РФ под видом туристов, потом нелегально пересекали границу (из 2700 км охраняется только 700 км). И через Украину, Закарпатье попадали в страны бывшей Югославии (уже там получали необходимые документы), откуда перемещались в Западную Европу. Длинный, тяжелый путь, у некоторых занимающий несколько лет.

На участке этого пути, идущего через Россию, всегда находились те, кто помогал беженцам — привечали на время, оформляли фиктивный брак, регистрировали в «резиновых» квартирах. Все это за мзду, малую или большую. В Интернете появились целые сообщества, где сирийцы рассказывают друг другу, сколько это может стоить, как и кому нужно заплатить. Здесь же и ссылки на организации, подобные той, что возглавлял Кайфаджян, и на людей, подобных ему самому...

Вообще за время войны из Сирии уехало даже не миллион, а целых одиннадцать миллионов граждан. Но сколько попало именно в Россию?

— Не так много, — уверяют в Обществе граждан сирийского происхождения. — Никаких каналов переброски сирийских граждан в Россию не существует. Людей просто обманывают: говорят, что везут в Европу, а по факту они оказываются в России. Легально сюда едут только те, кто как-то связан с Россией — у кого тут родные, друзья, кто когда-то учился. Таких за годы войны, по нашим данным, прибыло около трех тысяч человек. Все они ведут совершенно добропорядочный образ жизни, к ним нет никаких претензий со стороны правоохранительных органов. Чаще всего они устраиваются на работу поварами, продавцами, уборщиками, реже воспитателями и инженерами. Некоторые из них живут в постоянном страхе — на родине остались их родственники, придерживающиеся экстремистских взглядов, которые считают их предателями и готовы убить (особенно с учетом того, что Россия объявила ИГИЛ войну). Беженцы верят, что именно россияне заступятся за них и вообще спасут от терроризма их родину, куда они надеются вернуться.

На фоне всего этого нет никаких гарантий, что очередной беженец сам не окажется террористом или не приведет за собой такой вот хвост из обозленных родственников.

— Здесь ничего не остается, кроме как быть бдительными до предела, — говорит бывший сотрудник спецслужб Константин Л. — Потому странной мне показалась вся эта история с сирийцем, который подделал загранпаспорт, чтобы въехать в Россию. Сам факт, что он не возвращается в Сирию, а прячется в Дубае (где его тоже безуспешно пытаются разыскать), о многом говорит. Вероятнее всего, у него проблемы с законом и на родине. Связан он с террористами или нет — сейчас вам это точно никто не скажет. Если признать это — значит признать, что спецслужбы прошляпили. ФМС выступила в качестве пособника террориста? Никто на это не пойдет. С другой стороны, он может оказаться обычным «черным» коммерсантом, торгующим контрафактной продукцией (пусть даже и для шпионской техники) исключительно ради денег.

Как бы то ни было, эта история — повод насторожиться. Можно хоть ежедневно ловить на границе студенток, влюбленных в сирийцев и едущих в ИГИЛ, но что толку, если сомнительные личности оттуда спокойно получают у нас документы — за взятки или благодаря чьим-то протекциям. С другой стороны, не хуже ли будет, если мы в каждом сирийце начнем видеть террориста? Не знаю... Может, Лефортовский суд даст ответ?